1356589010_25559 Экстремизм в Башкирии Антитеррор / терроризм Башкирия

Экстремизм в Башкирии

Беседа с научным сотрудником отдела этнополитологии Института гуманитарных исследований Республики Башкортостан Русланом Карамышевым.

— В последнее время в Башкортостане много говорят о религиозном экстремизме, толерантности, что этому нужно уделять как можно больше внимания. Как вы считаете, насколько остро стоят эти вопросы в нашей республике?

— Сегодня мы стоим на том этапе исследования этноконфессиональной ситуации в Башкортостане, когда пытаемся подсчитать, сколько и каких представителей религиозных групп сегодня являются активными верующими, изучаем причины современных конфликтов в религиозной среде и методы их нейтрализации. Только после этого вопрос «экстремизма» и «толерантности» получит цифровое выражение. Нам кажется, что еще не потерян момент для диалога между различными течениями.

— В чем различие конфессиональной ситуации в РБ на рубеже 1990-х и 2000-х годов?

— С моей точки зрения, ни в 1990-ые годы, ни сейчас до сих пор не существует концепции государственно-конфессиональных отношений. Были разные проекты: А.В. Чуева; В.И. Шандыбина, В.У. Корниенко и В.А. Лисичкина; Института государственно-конфессиональных отношений и права и Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по г.Москва и другие, в том числе региональные. Однако, ни один из них не принят. Интересным является проект о религиозных организациях, как социальных партнеров государства, но концептуально это не оформлено.

Отличие: 1990-е годы – восторженное отношение к исламскому ренессансу, в это время сюда проникают и появляются различные течения, к которым закон относится одинаково. В 2000-е годы государство сделало ставку на так называемый «традиционный ислам» для обеспечения социальной стабильности общества. А от остальных течений несколько дистанцировалось. Ситуация сложилась парадоксальной: с точки зрения закона, все религиозные объединения, зарегистрированные в Министерстве юстиции, равны перед законом, а с точки зрения государственной поддержки и с точки зрения режима создания благоприятных условий для общества – поддержка «традиционного ислама». Такую же ситуацию мы наблюдаем и в других конфессиях. Вот в этом и отличие.

— В Башкортостане, как и во многих других регионах страны, часть молодежи стороной обходит официальное духовенство, создавая свои сообщества. Как вы считаете, что является причиной такого положения?

— Мы занимаемся изучением этих причин. Если молодежь создает свои сообщества, которые не входят в структуру ДУМ, то оказываются сразу же помещенными в конфликтогенную среду. Это не так. С юридической точки зрения существует два возможных способа формирования религиозного объединения: религиозная группа и религиозная организация. Поэтому, если кто-то хочет существовать в виде религиозной группы, не входящего в ДУМ, с точки зрения закона это нормально. А ситуация, когда эти группы помещены в конфликтогенную зону – это не нормально. Среди этих групп есть люди как умеренного, так и экстремистского толка.

Что касается экстремистских проявлений, то молодые люди не находят в духовных управлениях того, что отвечало бы их чаяниям. Значит, мы может констатировать, что не на должном уровне поставлена работа в ДУМах с молодежью, СМИ и др. И поэтому молодежь создает что-то новое, которое будет отрицать старое. Такова диалектика развития многих общественных процессов. Наша задача – чтобы этот закон диалектики был реализован в полной мере. Т.е. чтобы между старым и новым существовала преемственность в развитии.

Добавлю. Сегодняшняя неуверенность молодежи, ненужность молодежи, слабые социальные лифты также являются причиной её радикализации. Раньше все понятно было, ты окончил техникум – стал мастером, технологом. Это одна ступень. Закончил вуз – там другая социализация. Сегодня этого нет. Ни первое высшее образование, ни второе – не дает достаточного конкурентного преимущества. В общественном сознании сложилась явная диспропорция: красивая жизнь, которую показывают СМИ, и реальная жизнь, которую видит молодежь. Бандитизм сегодня не популярен, но только среди «братьев», в рядах малой социальной группы, авторитет и самооценка молодого человека поднимается, он чувствует себя защищеннее, увереннее. Это, с другой стороны может быть и формой эскапизма – ухода от действительности, непризнание «несправедливой» реальности.

— Насколько правильно, по вашему мнению, использовать термины «традиционный ислам», «ваххабизм» и «ваххабист»?

— Сегодня есть много определений данных понятий, но люди используют их сейчас в политической жизни, а не в религиозной: в разрешение конфликтов, сведении счетов, и т.д. Т.е. сказать, что «традиционный ислам» – это ислам, который исповедуется на территории Башкортостана и Татарстана, а также московского государства с Екатерины II до наших дней? Тогда мы вынуждены будем принять определение «арабский ислам», «евро ислам», «малазийский ислам», что противоречит понятию ислама как мировой религии.

Тоже самое «ваххабизм». С одной стороны это официальная религия Саудовской Аравии, которая открыто порицает терроризм, а с другой стороны это ярлык СМИ, которое приклеивают его к салафитам.

Поэтому эти термины сегодня использовать не совсем правомерно, они достаточны условны.

— Большое спасибо.

Беседовал Ринат Сагитов, ISLAMRF

Экстремизм в Башкирии

printfriendly-pdf-email-button-notext Экстремизм в Башкирии Антитеррор / терроризм Башкирия
АвтопубликаторАнтитеррор / терроризмБашкирияантитеррор,Башкирия,ислам,экстремизмЭкстремизм в Башкирии Беседа с научным сотрудником отдела этнополитологии Института гуманитарных исследований Республики Башкортостан Русланом Карамышевым.- В последнее время в Башкортостане много говорят о религиозном экстремизме, толерантности, что этому нужно уделять как можно больше внимания. Как вы считаете, насколько остро стоят эти вопросы в нашей республике?- Сегодня мы стоим на...cropped-skrin-1-jpg Экстремизм в Башкирии Антитеррор / терроризм Башкирия