76758467387

Востоковедение в России

Востоковедение, попросту говоря, — наука о восточных культурах. Изучать культуру можно только как комплекс — с разных сторон и в разных ракурсах. Отсюда требование универсальности — иИсторик, филолог, лингвист и этнограф должны соединятся в одном человеке. А в основе всего лежит текст, который должен быть прочитан, понят, а уже на основе этого понимания должны производится мыслительные процедуры…

Востоковедение, или ориенталистика, в России возникла и развивалась первоначально как военное востоковедение, т.е. как комплекс дисциплин, связанных с изучением военных аспектов географии, политики, экономики, истории и культуры восточных стран.

Основатель российской индологической школы проф. И.П.Минаев писал: «У нас, на Руси, изучение вообще Востока никогда не имело и не могло иметь отвлеченного характера. Мы слишком близки к Востоку для того, чтобы интересоваться им только отвлеченно. Интересы России всегда были тесно связаны с Востоком, а поэтому востоковедение у нас не могло не находить себе практического приложения».

Российское научное востоковедение имело три основных источника:

а) практическое востоковедение, обслуживающее военное и дипломатическое ведомства и обеспечивающее интересы внешней торговли. Его составной частью была миссионерская деятельность православной церкви;

б) традиционные научные школы восточных народов, вошедших в состав Российской империи, которые изучали национальные культуры и истории своих и сопредельных стран;

в) западная ориенталистика, включающая в себя приглашение в Россию ученых из Западной Европы, и перевод и публикация исследований европейских ученых в России на русском языке.

В Российской империи наиболее широко и плодотворно военное востоковедение развивалось в стенах Военной академии Генерального штаба. В современной России ведущим научным и учебным заведением является Военно-дипломатическая академия Генерального Штаба Вооруженных Сил, где военному востоковедению также уделяется значительное внимание.

В «допетровскую» эпоху главными государственными структурами, которые аккумулировали востоковедческую информацию, явдядись Сибирский приказ и Тайный приказ. В пореформенную эпоху в Императорской России вплоть до наполеоновских войн изучением и систематизацией нформации о странах азиатского Востока и Африки занималось Министерство иностранных дел.

Добывание и обработка военной информации о странах Востока и Северной Африки получили систематический и целенаправленный характер в военном ведомстве Российской империи в XIX в. Большую и наиболее ценную часть военной востоковедческой информации добывали военные агенты при российских посольствах и консульствах за рубежом, офицеры квартирмейстерской службы и офицеры Генерального штаба Российской армии.

В XIX же веке получили широкое распространение так называемые военно-географические экспедиции в страны Востока. Доставляемые военному ведомству сведения имели форму записок, докладов, отчетов, обозрений, специальных описаний, словарей, схем, планов, чертежей и географических карт. Российские военные в области востоковедения тесно сотрудничали с Министерством иностранных дел, при Учебном отделении которого функционировал Офицерский курс восточных языков, с Русским Географическим обществом, с Академией наук, с университетами и институтами, а также с отдельными гражданскими лицами.

Во второй половине XIX века сформировалась национальная российская научная школа военного востоковедения — одна из сильнейших в мире. После Октябрьской революции 1917 года и прихода к власти большевиков российское военное востоковедение в значительной степени пострадало как и вся российская военная наука в целом. Из страны эмигрировало около 2 млн человек, многие востоковеды скончались от лишений или погибли в годы Гражданской войны, были репрессированы.

Возрождение военного востоковедения на новых концептуальных основах произошло в 1920-е годы, однако новые репрессии ВЧК-ОГПУ-НКВД в период перед Второй мировой войной в значительной степени обескровили российское военное востоковедение. В годы Второй мировой войны особое внимание российских военных востоковедов в значительной степени было обращено на Кавказ и страны — Турцию и Иран; Тува, Монголия, Северо-Восточный Китай, Япония, Курилы и Сахалин изучались как театры военных действий на Востоке.

К 60-м годам военное востоковедение в СССР вновь уже имело стройную структуру, научное обеспечение и сравнительно хорошее государственное финансирование. Сформировалась новая, сильная и жизнеспособная «советская» школа военного востоковедения, одна из сильнейших в мире. Традиционно школа эта опиралась на колоссальный объём разведывательной информации, наиболее ценную часть которой составляли сведения, добываемые агентами-нелегалами КГБ и ГРУ. Чрезвычайно широко практиковались и практикуются по настоящее время научные связи с Министерством иностранных дел, Российской Академией наук, институтскими и университетскими кафедрами, научно-исследовательскими институтами, фондами и тому подобными гражданскими ведомствами востоковедческого профиля.

После распада СССР в 1991—1998 годах российское военное востоковедение понесло чувствительные утраты, но в настоящее время эта научная дисциплина вновь возрождается. Колоссальный пласт блестящих достижений «старого», — времен Императорской России, — военного востоковедения вновь вводится сегодня в широкий научный оборот, а имена замечательных российских военных востоковедов и их труды становятся известны не только современным научным кругам, но и широкой публике. Это новое «открытие» культурных достижений российского военного востоковедения — необычайно широких по охвату проблем и глубоких по научному качеству — делает честь всей российской науке. В силу своей очевидной «закрытости» военного востоковедения и сами российские военные востоковеды, и обширные их научные труды все ещё недостаточно изучены и сравнительно слабо введены в научный оборот.

Даже общее знакомство с научным наследием российского военного востоковедения XIX—XX веках позволяет сделать достоверный вывод о том, что военные востоковеды очень часто и во многих областях изучения Востока получили научные результаты, значительно превосходящие по объёму и качеству то, что было сделано их коллегами, принадлежащими к гражданским ведомствам. В некоторой степени это объясняется упрощенным механизмом выезда в ту или иную страну, подлежащую изучению, лучшим финансированием, налаженной военно-разведывательной системой связи для оперативной передачи информации, строгой отчетностью и сугубо военной структуризацией и методологией поиска, сбора и обработки востоковедческой информации.

Значительная часть исключительно ценной информации по странам Востока и Северной Африки, принадлежащая российскому военному ведомству, ещё не обнародована и, таким образом, не находится в научном обороте. Одна из причин такого положения — традиционная «закрытость» архивных фондов по проблематике военного востоковедения, доступ к которым имеет очень узкий круг официальных лиц.

Сергей СиненкоАнализ - прогнозБлог писателя Сергея СиненкоИстория и краеведениеанализ,Восток,история,прогнозВостоковедение в России Востоковедение, попросту говоря, - наука о восточных культурах. Изучать культуру можно только как комплекс - с разных сторон и в разных ракурсах. Отсюда требование универсальности - иИсторик, филолог, лингвист и этнограф должны соединятся в одном человеке. А в основе всего лежит текст, который должен быть прочитан, понят, а...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл