posredi.ru ???? ???????? ?????? ??????? (???) ? ?????? 1915 ???? ???????? 10-? ????? ???????? ?. ??? ???????? ????? ????????? ?????????????? ?????? ????????????? ????? ???????-???????????? ???????????? ?? ???????? ?????????? ????? ? ??? ????? ???????? ?????? ?????? ?? ?????. 7 ??????? 10-? ???????? ?????

Уфимский пехотный полк в Первую мировую войну

Размещаю на блоге статью Р.Н. Рахимова «106-й пехотный Уфимский полк в Августовской операции 1915 года».

В начале 1915 года немецкая 10-я армия генерала Г. фон Эйхгорна после скрытного сосредоточения начала осуществление плана германо-австрийского командования по разгрому российской армии и тем самым быстрому выводу России из войны. 7 февраля 10-я немецкая армия перешла в наступление и сумела продвинуться вперед. Однако она натолкнулась на стойкость XX корпуса русской армии, сражавшегося в окружении в лесах близ Августова. В составе корпуса доблестно воевал 106-й пехотный Уфимский полк. Он, как и другие полки и дивизии корпуса, израсходовав весь запас патронов и снарядов, выходил из окружения в штыковых атаках. Хотя русские войска к 21 февраля и отошли на новый рубеж обороны, задачи на наступление 8-я и 10-я германские армии не выполнили. Августовская операция германских войск заставила Ставку Верховного командующего укрепить правый фланг Северо-Западного фронта.

Ответным ходом российского командования стало проведение Праснышской наступательной операции силами 1-й, 12-й, 10-й армий в феврале – марте 1915 года. В результате нее германским войскам пришлось отойти к границам Восточной Пруссии и занять оборону. Общим итогом двух зимних операций на северном участке Восточного фронта стало то, что немцам не удалось охватить российские армии с севера. Но не был выполнен и план русской Ставки по овладению Восточной Пруссией. Война приняла затяжной, позиционный характер .

Катастрофе февраля 1915 года на русско-германском фронте в целом посвящена определенная военно-историческая литература . В то же время такие события, как неудачное летнее наступление 1917 года или Брусиловский прорыв изучены историками достаточно подробно. К сожалению, Августовская операция 1915 года в работах обобщающего характера освещена скупо, обычно одним – двумя абзацами. Сохранились мемуары участников этих событий: В.Е. Белолипецкого, И.А. Хольмсена, В.Н. фон Дрейера, Н.А. Епанчина, З.И. Балтушевского, П.П. Петрова, А.П. Будберга . В германской литературе боевые действия февраля 1915 года получили название «зимнее сражение в Мазурии», в советской литературе 20 – 30-х годов XX века именуются «зимняя операция в Восточной Пруссии» .
Данная статья является попыткой проследить ход боев под Августовым на примере одной из частей XX корпуса – 106-го пехотного Уфимского полка. К сожалению, его архивы погибли в ходе боевых действий. Поэтому в качестве источника мы использовали мемуары участников событий (некоторые из них, например В.Н. фон Дрейера, З.И. Балтушевского, П.П. Петрова, не публиковались в России), а также военно-историческую литературу.

106-й пехотный Уфимский полк был образован 13 августа 1863 года из Вологодского резервного пехотного полка, сформированного в свою очередь 6 апреля этого же года из 4 – 6 батальонов Вологодского пехотного полка. С 25 марта 1864 года он стал называться 106-м пехотным Уфимским полком и вошел в состав вновь сформированной 27-й пехотной дивизии. Краткая история полка выглядит следующим образом. 17 января 1811 года из 12 гарнизонных рот был сформирован Саратовский мушкетерский полк. 22 февраля того же года назван Саратовский пехотный. 28 января 1833 года при переформировании пехоты он был расформирован и присоединен к Вологодскому пехотному полку. В свою очередь Вологодский пехотный полк был сформирован 20 августа 1798 года как Навагинский мушкетерский полк. 15 декабря назван мушкетерским генерал-майора Рунича 1-го полк, 31 марта 1801 года – Навагинский мушкетерский, 22 февраля 1811 года – Навагинский пехотный, 4 ноября 1819 года – Вологодский пехотный, 28 января 1833 года к нему присоединен Саратовский пехотный полк. 27 мая 1860 года назван – Вологодский пехотный Е.К. Выс. Принца Оранского полк. В дальнейшем он именовался с 25 марта 1864 года – 18-й пехотный Вологодский Е.К. Выс. Принца Оранского полк, с 15 июня 1879 года – 18-й пехотный Вологодский полк, с 18 июля 1898 года – 18-й пехотный Вологодский Его Величества Короля Румынского полк. 6 апреля 1863 года 4-й батальон и бессрочноотпускные 5-го и 6-го батальонов были отчислены на сформирование Вологодского резервного пехотного полка из которого и был сформирован Уфимским пехотный.
Во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 года часть офицеров 106-го пехотного Уфимского полка была прикомандирована к 9-му гренадерскому Сибирскому полку, в составе которого приняла участие в сражении под Плевной 28 ноября 1877 года . С полком связаны биографии ряда известных людей. Так, в 1890 – 1892 году юнкером после окончания Александровского военного училища в полку служил будущий библиограф, мемуарист, археолог С.Р. Минцлов . В 1912 году в полку прослужил 6 дней будущий известный русский летчик I мировой войны Донат Адамович Макиёнок .

Поскольку новая часть формировалась из батальонов Вологодского пехотного полка, она унаследовала его реликвии, в частности Георгиевское знамя, полученное за бой на Черной речке во время Крымской войны. Считалось, что боевое прошлое Уфимского полка отмечено участием в Отечественной войне 1812 года, Заграничном походе 1813 – 1814 годов, русско-турецкой войне 1828 – 1829 годов, Польской кампании 1831 года, Венгерском походе 1848 года и Крымской войны 1853 – 1856 годов. В январе 1911 года, когда полк отмечал свой столетний юбилей, он получил новое Георгиевское знамя . Оно представляло собой Георгиевское юбилейное знамя образца 1900. На белом полотнище со светло-синими каймой и шитьем находилось изображение Спаса Нерукотворного. Древко знамени было черное . На георгиевской ленте надписи: «За Севастополь въ 1854 и 1855 годахъ» и «1811 – 1911». На александровской (красной) юбилейной ленте надписи: «1911 года» и «1811 г. Саратовскiй пъхотный полкъ». 22 августа 1910 года был утвержден знак в память 100-летнего юбилея полка (состоявшегося 17 января 1911 года). Он представлял собой серебряный оксидированный венок, перевязанный серебряной лентой с надписью: «100 лет» и синим овальным щитком с номером полка – 106. В венке скрещенные золотые вензеля: Александра I и Николая II. Знак был увенчан золотой короной, из-под которой ниспадала серебряная лента с юбилейными датами: «1811 – 1911».
Штаб 27-й дивизии находился в Вильно.

В конце XIX века вместе со штабом здесь же стояли 105-й Оренбургский и 106-й Уфимский пехотные полки, 27-я артиллерийская бригада. 107-й Троицкий пехотный находился в Ошмянах, а 108-й Саратовский пехотный в Лиде. Необходимо отметить, что Уфимский полк в первое время после своего создания, то есть в 1864 – 1865 годы квартировал в Ново-Александровске. В начале XX века гарнизон Вильны составляли уже все полки 27-й пехотной дивизии вместе с 27-й артиллерийской бригадой, первая бригада 43-й пехотной дивизии, 3-й донской казачий Ермака Тимофеевича полк, 2-й мортирный артиллерийский дивизион, 2-я искровая рота, 3-й саперный батальон, военное училище, штабы: округа, 27-й и 43-й пехотных дивизий, интендантство . В это время 106-й пехотный Уфимский полк считался одной из лучших частей русской армии. Среди его офицеров был окончивший Академию Генштаба капитан В.Т. Федоренко, а многие из них, как опытные военные, были прикомандированы к Виленскому военному училищу в качестве курсовых офицеров, оставив о себе самые хорошие воспоминания . В то же время некоторые из офицеров полка сами окончили это учебное заведение. Среди них подпоручики: Биретто, Врублевский (попали в плен в 1915 году), полковник Крикмейер (попал в плен в 1915 году), подполковник Симоненков, георгиевский кавалер за русско-японскую войну, (убит в феврале 1915 года) .

???????????? ? ???????? ?????. ???????? ???????? ???? posredi.ru ???? ???????? ?????? ??????? ???

С начала I мировой войны 106-й пехотный Уфимский полк в составе 27-й пехотной дивизии входил в III армейский корпус генерала от инфантерии Н.А. Епанчина, c октября 1914 года в XX армейский корпус. Его командирами были: генерал от инфантерии В.В. Смирнов, а с декабря 1914 года генерал от артиллерии П.И. Булгаков. Корпус находился в составе 1-й армии генерала от кавалерии П.К. Ренненкампфа, с 22 октября 1914 года в составе 10-й армии генерала от инфантерии Ф.В. Сиверса. Начальником 27-й дивизии был генерал-лейтенант А.М. Адариди (в 1915 году ею командовал генерал-майор Г.Г. Джонсон), начальником штаба полковник Л.А. Радус-Зенкович (в 1915 году полковник В.Н. Дрейер). Начальником 1-й бригады дивизии был бывший командир уфимцев генерал-майор Беймельбург, 105-м Оренбургским пехотным командовал полковник Комаров (убит 4 (17) августа у Сталлупенена), 106-м Уфимским пехотным полком командовал полковник Константин Константинович Отрыганьев считавшийся способным офицером. Во второй бригаде 107-м Троицким пехотным командовал полковник Орловский, 108-м Саратовским пехотным полком командовал полковник Струсевич (умер от раны полученной в бою у Иодлаукен 29 августа (11 сентября), его сменил полковник В.Е. Белолипецкий). Во главе 27-й артиллерийской бригады был генерал Филимонов. В 106-м Уфимском полку, как и во всех частях дивизии, было четыре батальона, пулеметная команда насчитывавшая 8 пулеметов.

4 (17) августа 1914 года дивизия вступила в свой первый бой у Сталюпена. 7 (20) августа Сталюпен был взят, и началось сражение под Гумбиненом. В результате него немецкие войска потерпели поражение и начали отход. В начале 1915 года дивизия находилась на позициях непосредственно против Мазурских озер. Задача 10-й армии, составлявшей крайний правый фланг русского фронта, заключалась в прикрытии со стороны Восточной Пруссии сообщений на Петроград и Москву главных сил Северо-западного фронта, стоявших с ноября 1914 г. на левом берегу р. Вислы, западнее Варшавы и Ивангорода. Все расположение 10-й армии носило линейный характер, исключая возможность маневра.

28 января (10 февраля) в метель и вьюгу 10-я немецкая армия начала наступление в тыл 10-й армии Ф.В. Сиверса. Корпус Н.А. Епанчина не смог остановить немецкое наступление и начал бегство к Ковно, обнажив тем самым фланг XX корпуса. Впоследствии Н.А. Епанчин, А.П. Будберг и И.А. Хольмсен оправдывали этот отход, считая, что таким образом они спасли Ковно . Русское командование недооценило нависшую угрозу и медлило с выводом из-под удара частей XX корпуса П.И. Булгакова. Оно не перебросило части II корпуса в район Гродно, что могло кардинально изменить обстановку. Только 1 (14) февраля был дан приказ об отходе. Отражая удары противника, корпус начал отступление, отбиваясь одновременно от двух немецких армий: 8-й с фронта, и 10-й с фланга. 27-я дивизия все эти дни находилась в арьергарде корпуса, сдерживая наступление немецких частей. Организации отступления кроме халатности армейского командования препятствовала снежная буря, заметавшая дороги и снижавшая темпы передвижения войск. Затем снег сменился оттепелью и дождем. Глинистые дороги быстро размыло, и передвигаться стало еще труднее.

2 (15) февраля корпус вышел в Августовские леса. Августовские леса были когда-то королевскими лесами старой Польши, они простирались почти на 100 км с запада на восток и около 60 км с севера на юг. В разных направлениях леса прорезывались несколькими старыми большими дорогами и тремя шоссе, которыми больше воспользовались немцы, чем русские. В западной части лесов было много озер, восточную часть пересекали несколько речек и Августовский канал, служивший для сплава леса. Южная опушка лесов замыкалась болотистыми долинами рек Бобр и Волкуш в 25 км от Гродно.

Командир XX корпуса генерал П.И. Булгаков отход организовал неправильно. Весь корпус отступал одной огромной колонной. Вот как описывал это отступление начальник штаба 27-й дивизии В.Н. Дрейер: «истощенные войска шли день и ночь, без сна, в стужу, по снегу, питаясь больше сухарями, что были у солдат в ранцах. Отсталые и раненые или замерзали, или попадали в плен; по ночам велась со всех сторон беспорядочная стрельба; артиллерийские лошади выбивались из сил, без корма, вывозя из грязи пушки и зарядные ящики» . Несмотря на огромное утомление войск, которые в течение нескольких дней без отдыха и горячей пищи совершали отступательный марш с напряженными боями, части корпуса 3 (16) февраля вступили в сражение с семью пехотными и двумя кавалерийскими дивизиями противника у деревни Махарце.

Деревню атаковали Уфимский и Саратовский полки. Пока шла подготовка к атаке, русские солдаты увидели выезжающего из деревни ничего не подозревавшего немецкого полковника. «Все было столь неожиданно для стоявших в лесу у дороги Уфимцев, что они долго не решались схватить этого чудака. Среди бумаг пленного полковника было найдено донесение его начальника дивизии в высшую инстанцию о том, что 20-й корпус окружен перед деревней Махарце, и теперь только вопрос часов об его пленении. На деле все произошло иначе и дивизия немецкая не только ничего не окружила, но была отброшена, при чем в плен попало около тысячи немцев, с целой пионерной ротой, пятью офицерами, 8-ю пушками и 15-ю пулеметами» . Значительная часть немцев, оборонявших деревню, бросилась отступать за ними дружно устремились батальоны 108-го и 106-го полков на фронте около 3 км. Вместе со стрелками в бою 19 пулеметов наступали в цепях (тактика заимствованная у немцев), останавливаясь на короткое время для обстрела бегущего противника. Большинство немцев было перебито; трупы убитых усеяли равнину между д. Срезский Ляс и Махарце.

posredi.ru ???? ???????? ?????? ??????? (???) ? ?????? 1915 ???? ???????? 10-? ????? ???????? ?. ??? ???????? ????? ????????? ?????????????? ?????? ????????????? ????? ???????-???????????? ???????????? ?? ???????? ?????????? ????? ? ??? ????? ???????? ?????? ?????? ?? ?????. 7 ??????? 10-? ???????? ?????

В этот же день 27-я пехотная дивизия разгромила 42-ю немецкую пехотную дивизию, захватив всего более тысячи пленных и 13 орудий . 106-й пехотный Уфимский полк взял в плен командира и знамя 173-го германского пехотного полка, 16 офицеров и 1000 солдат, 12 орудий и 4 пулемета в бою у Срезского Ляса 3 – 4 (16 – 17) февраля . Немецкий полковник, взятый в плен, пока еще был на шоссе, видя смелое наступление русских цепей и не мог удержаться от восхищения. «Вероятно, это наступает русская гвардия?» — задал он вопрос и был удивлен, узнав, что это простые армейские полки .

Уфимцы в этих боях потеряли раненым своего командира, который лично повел в атаку полк.

Одержанная победа 27-й дивизии позволила продолжить отступление корпусу. Однако продвижение шло медленно. «Двигались медленно, черепашьими шагом, продираясь сквозь чащу деревьев и кустов, по невылазной, смешанной со снегом грязи. Ночью идти было совершенно невозможно в непроглядной тьме; усталые солдаты валились прями в грязь и снег, и засыпали мертвым сном» .

В течение пяти дней полк вместе с другими частями корпуса вел неравный бой в окружении, пытаясь прорваться к Гродно. 7 (20) февраля на военном совете офицеров корпуса было, предложено бросив все обозы и артиллерию, зарыв замки пушек пробиваться ночью лесами через немецкое сторожевое охранение. Однако этот план был, отвергнут командованием корпуса, которое предложило обыкновенным походным порядком идти по дороге на Гродно, несмотря на то, что дорога была блокирована немецкой армией. 113-й пехотный Старорусский, 114-й пехотный Новоторжский и остатки 115-го пехотного Вяземского полка из 29-й пехотной дивизии, ночью, с помощью местного проводника, обошли лесными дорогами немецкие позиции и прорвались к Гродно. Командование корпусом не последовало их примеру, оставаясь на ночевку в лесу и предполагая совершить обходной маневр днем. Вечером 7 (20) февраля был отдан последний приказ: «Корпусу двумя колоннами с артиллерией, в полной тишине, двинуться в 12 часов ночи из леса к Гродно. Во главе левой колонны идет 27-я пехотная дивизия, а в правой – 29-я пехотная дивизия. Арьергарду полковника Дрейера развернуть все находящиеся в его распоряжении силы на позиции, выбранной в лесу, дабы не дать противнику атаковать с тыла уходящие колонны» .

Однако с рассветом 8 (21) февраля на позиции корпуса обрушился град немецких снарядов, пулеметный огонь. Расстреляв весь запас патронов и снарядов, приведя в негодность артиллерию, части корпуса штыками пробивались через боевые порядки противника. Но об организованном сопротивлении речи быть не могло. Полковник Успенский, офицер Уфимского пехотного полка так описал этот бой. «Кончается лес… И вот, как только стали видны просветы опушки, сразу застучали немецкие пулеметы; и спереди и с флангов засвистели пулеметные струи и на разные тона запели ружейные пули. Падают убитые и раненые, но мы продолжаем движение, только теснее смыкаемся в своей полковой колонне. Опушка леса… и сразу забухали немецкие гаубицы, заскрежетали и завыли, разрываясь в воздухе, шрапнели и гранаты. Быстро, быстро, теряя убитых и раненых, мы переходим в боевое расположение и, выйдя из опушки на большую широкую поляну, окруженную холмами, цепями продолжаем наступление.

Огонь немецкой артиллерии и пехоты усиливается и уже буквально со всех сторон. Кольцо противника все уже сжимается, но вот, наша артиллерия заняла позицию на холмах опушки леса, сзади нас и открыла свой огонь, тоже во все стороны. Часть их снарядов летит через наши головы. Мы почти бежим по болотистой равнине с кочками, наивно думая, скорее достигнув впереди лежащего леса, вырваться из объятий смерти, но… навстречу нам, стреляя на ходу, уже идут немецкие цепи, их пулеметы вырывают у нас целые ряды убитых и раненых, а немецкие батареи, с расстояния 700 шагов, беглым огнем гранатой на удар и, наконец, дождем картечи встречают наше безумное, без патронов, наступление по болоту! Все части наши перемешались. Некоторые из нас громко, нервно кричат все время: «Уфимцы сюда!» «Камские ко мне!» Как в калейдоскопе промелькнула где-то в стороне, мчавшаяся в атаку, сотня казаков прикрытия штаба корпуса. Видно было, как раненые и убитые казаки и их лошади, отставали и падали на землю. Настал плен» . В это время артиллеристы заклепывали пушки, зарывали замки, полковые знамена сдирались с древка и прятались под обмундированием. Не все окруженные сдавались в плен. От Малоярославецкого полка осталось лишь 40 человек с командиром полковником Вицнудой.

Окруженные со всех сторон, они отказались сдаться и все до последнего были переколоты. Как рассказывали затем немцы, раненые этого полка, оставшиеся лежать в количестве нескольких сот человек на позиции, где полк погиб, видя, что никого больше не осталось, открыли в упор огонь пол подходившим немцам и все были перебиты . Перед пленными русскими офицерами выступил немецкий генерал: «Все возможное в человеческих силах вы, господа, сделали: ведь, несмотря на то, что вы были окружены, вы все таки ринулись в атаку, на встречу смерти! Преклоняюсь, господа русские перед вашим мужеством!» а затем отдал им честь, держа руку под козырек . Полковника К.К. Отрыганьева с немцами, взятыми в плен и врачом, отправили в сторону немцев в лазарет. Командир уфимцев раненый 3 (16) февраля в бою у Махарце умер вскоре после пленения около 9 (22) февраля. В этот день, 8 (21) февраля остатки корпуса – 8 тысяч человек сложили оружие у Липска и фольварка Млынек. В бою у фольварка погибла почти вся 27-я дивизия. Знамя 106-го пехотного Уфимского полка было захвачено противником 12 (25) февраля 1915 года в районе Гродно, в лесу, у деревни Старожинце. Знамя полка было захвачено полностью с древком, георгиевской и юбилейной лентами. Впоследствии оно демонстрировалось в Берлинском Военном музее, где его видел среди других трофеев русский эмигрант, генерал-майор А.А. фон Лампе . До окончания второй мировой войны знамя хранилось в Берлинском цейхгаузе как трофей, а в 1945 году оно было вывезено в СССР.
В кровопролитных боях к утру 9 (22) февраля XX корпус прекратил свое существование . К Гродно из всего корпуса пробились лишь два полка . В ходе боевых действий корпус, окруженный противником, потерял с 14 по 21 февраля убитыми, ранеными и пленными более 30 тысяч человек, в плен попало 11 генералов . А вся 10-я армия потеряла около 56 тысяч человек и 185 орудий. Ф.В. Сиверс тяжело переживал поражение своей армии и покончил жизнь самоубийством в этом же году. В берлинской газете «Local Anzeiger» вскоре после описываемых событий была помещена статья «Последний бой 20-го русского корпуса», которая заканчивалась следующими словами: «Вся эта попытка прорыва явилась чистым безумием и в тоже время геройским подвигом; который показывает нам Русского солдата в том освещении, каким он являлся при Скобелеве во время Плевненских атак, в эпоху покорения Кавказа и штурмов Варшавы. Из этого видно, что русский солдат выдерживает потери и дерется даже тогда, когда смерть является для него неизбежной» .

Причинами гибели корпуса были следующие: командование армии опоздало с приказом на отступление XX корпусу в сторону Гродно опасаясь, что он пересечет пути отступления других корпусов армии, а также не оценив обстановку складывающуюся на фронте. Оно было уверено, что боевые действия ведут несколько соединений немецкой армии, в то время как в наступлении находились две армии противника. Командование корпусом осуществлял артиллерийский генерал не знакомый с тактикой действий пехоты, тем более в лесистой местности. В целом он устранился от руководства частями и соединениями корпуса, и лишь наличие опытных офицеров на командирских должностях способствовало организации отступления войск. Отсутствовала надежная связь между частями, а войска находящиеся в Гродно, в 20 – 15 километрах от места окружения не оказали поддержки выходящим из окружения частям, не имея представления, где на самом деле находится XX корпус. Это позволило немецкому командованию завершить план окружения и разгрома корпуса, а затем, спустя несколько дней оно оставило позиции, под Гродно отойдя организованно к Августову. Тем не менее, героическое сопротивление XX корпуса позволило отвлечь значительные силы немецкой армии, а свою задачу – прикрыть сообщения Варшавского фронта с Россией – 10-я армия выполнила: XXVI армейский, III Сибирский корпуса вместе с крепостью Осовцом остановили наступление немцев и организовали оборону на рубеже Гродно, Липск, река Бобр. Наряду с другими полками XX корпуса, эту задачу выполнил, ценой своей гибели, 106-й пехотный Уфимский полк.

Опубликовано: Рахимов Р.Н. 106-й пехотный Уфимский полк в Августовской операции 1915 года // Modern history: Партийно-политическая, духовная история и общественные движения в странах Запада и Востока. Вып. VI. – Уфа: РИО БашГУ, 2006. – С. 69 – 78.

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоЗащита Отечестваармия,военные действия,Первая мировая войнаУфимский пехотный полк в Первую мировую войну Размещаю на блоге статью Р.Н. Рахимова '106-й пехотный Уфимский полк в Августовской операции 1915 года'.В начале 1915 года немецкая 10-я армия генерала Г. фон Эйхгорна после скрытного сосредоточения начала осуществление плана германо-австрийского командования по разгрому российской армии и тем самым быстрому выводу России...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл