4567

ПОСРЕДИ РОССИИ

«Посреди России» — под таким названием появилась не так давно моя статья в одной из республиканских газет. Первоначально растиражированная на сайтах различной направленности, она месяца через три как-то «вдруг затерялась» — исчезла отовсюду одновременно. Загадка. Вчера стал выбрасывать старые бумаги, наткнулся на статью и подумал: все написано правильно: национальные игры для России — способ дробления/разделения на куски и кусочки.

Сергей Синенко

Посреди России

Несколько мыслей о национальном самосознании

Сначала – о главном. Мое убеждение такое: национальные съезды (я говорю о местных, республиканских) – все, без исключения, доказали свою несостоятельность. Во-первых, самой идеей обособиться, разделиться по принципу крови, то есть по формальному признаку. Во-вторых, с какими бы благими намерениями ни созывались такие съезды, заканчивается всё одним – возведением во главу национального принципа, который, в конце концов, только усложняет межнациональные отношения, вытесняет существующие у нас интернациональные традиции. Наконец, такие съезды вовсе не выражают мнения народа. Пламенные ораторы – русские, башкирские, татарские и иные – обычно говорят от имени большинства, от «мы», которое им полномочий не передавало.

 

У всех кровь красная

Вместе с тем выступать от имени народа – русского, башкирского, татарского или иного – это небольшой, но устойчивый бизнес. Некоторые только этим и живут, только на это и опираются. Бывает, что человечку умишка, талантишка и культурки Бог недодал. А так вот… рванешь тельняшку на груди за народ, монетку, глядишь, и подбросят. Отсюда и соответствующие интонации в голосе национальных ораторов – всхлипы, рыдания и др. Понятно, боль за свой народ. А почему не вообще за народ? Ведь, нужно признать, вообще за народ российский больно. Особенно, когда его между собой стравливают.

Некоторые, не научившись в этой жизни ходить, опираются на национальные идеи, как на костыли. Так всю жизнь и ходят на костылях. С одной стороны, вроде прочнее. С другой – ковыляете ведь, а не ходите!

«У всех кровь красная», – так иногда уголовные говорят, и в этом они точно правы. Деление по национальному признаку, а дальше – по племенам, родам, аймакам или селам отражает особенности догосударственного мышления.

Соответствует ли оно русскому духу, русскому мышлению?

 

Русская традиция

А что такое русская традиция, в чем ее суть? Думаю, отличительная черта русских как народа – это государственность, державность, ощущение важности государственного строительства: «сначала Россия, потом все остальное», или «сначала интересы Отечества, потом – мои собственные». Да, именно так! На этом принципе Россия как государство и строилась, на нем возникла исторически.

Мера этого ощущения у всех различна. Для многих она естественна, особенно это касается тех, кто как личность сформировался в советскую эпоху, но не только – патриотизм очень силен среди образованных молодых рябят. У кого-то такое ощущение ослаблено или вовсе отсутствует, но (смотрю вокруг себя) опустошение коснулось совсем немногих, большинство остаются патриотами с сильно развитым чувством государственности.

Таким образом, русские уже по своему самосознанию – серьезное препятствие любого рода проектам по созданию в едином государстве «особых зон». Поэтому осуществление таких проектов непременно должно быть связано с отстранением русских от государственного управления и средств массовой информации, вытеснение их из других сфер общественной жизни. Иначе никак, иначе идеи сепаратизма забуксуют.

Именно на идее собирания земель и народов, собрания, соборности и создано наше государство. И создавалось оно не для себя только, для всех. Тяготение к контактам, стремление понять «чужого» очень естественно для русских, для русской культуры.

Теоретик британского колониализма лорд Керзон, которого никак не заподозришь в любви к России, писал, что Россия обладает «замечательным даром добиваться верности и дружбы от тех, кого она подчинила силой». Он отмечал у русских способность в момент, в минуту понять другого человека, подружиться с ним. Но больше всего его пугало то, что у русских, в отличие от англичан, нет расизма.

«Русский братается в полном смысле слова, – писал Керзон. – Он совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и высокомерия, который больше воспламеняет злобу, чем сама жестокость. Он не уклоняется от дружеского и семейного общения с чуждыми расами. Его непобедимая беззаботность делает для него легкой позицию невмешательства в любые дела; терпимость, с которой он смотрит на религиозные обряды, общественные обычаи и местные предрассудки своих азиатских собратьев, в меньшей степени итог дипломатического расчета, нежели плод врожденной беспечности».

 

Армянские лозунги

Когда лет 6-7 назад на правительственных зданиях появились лозунги с хитрой формулировкой «Башкортостан и Россия» («Башкортостан и Россия  – навеки вместе», «Крепить дружбу Башкортостана и России!», вариантов много), я поразился. Именно такие транспаранты я видел в телерепортажах из Армении, самостоятельной, отдельной страны, в период Карабахского конфликта – «Армения и Россия – навеки вместе».

Внешне местные лозунги, конечно, выглядят как заверения в любви и дружбе. На деле же они утверждают права на территорию не как части России, а как, пусть и дружественного, но отдельного государства. Сравните: «Крепить дружбу Челябинской области и России!»; «Оренбургская область и Россия – навеки вместе». Абсурд.

Кому эти лозунги нужны? Мне – нет. И не потому, что не хочу «крепить дружбу с Россией». А потому, что живу посреди России!

И нечего людям эти лозунги навязывать. Нечего распространять этот идиотизм. Потому что это – идиотизм. Другого слова и не подберешь…

 

Любовь к лаптям

Недавно «Башинформ» сообщил: Институт этнологических исследований Уфимского научного центра РАН организовал этнографическую экспедицию в Дуванский район. Изучали традиционные жилища, убранство, утварь и одежду – русские печи, прялки, грабли, горшки, лапти. Интересно, конечно. Мне даже стыдно – ни я, ни мои родственники лаптей ни разу в жизни не надевали. И вот какие по этому поводу возникли мысли.

Отмечали не так давно в республике большое событие – 450-летие вхождения Башкирии в состав России. К празднеству готовились вовсю. Ну, думаю, раз так… Подготовил издательскую заявку на книгу, материал для которой собирал давно. Название – как у этого материала, а подзаголовок – «Русские в башкирском крае». Как раз, думаю, по теме. Нет, завернули заявку.

Действительно, о чем должна рассказывать книга-то? О создании в крае промышленности и науки, системы образования и здравоохранения, о строительстве городов, театров, библиотек и музеев, развитии музыкального и изобразительного искусства… А сколько имен… Очень увесистая получилась заявка. Даже слишком. Не вписывалась она в план мероприятий.

Мне предложили подготовить нечто более бессмертное. Открывать издание должен был портрет президента М. Г. Рахимова. Ну, и содержание, соответственно, – восклицательные знаки. Отказался, однако. Почерк побоялся испортить. Его сбить легко.

А про лапти – ничего не знаю. Не носил, даже не примеривал. Кстати, и похабные частушки не пою. Даже не считаю их частью русской культуры. Думаю, это, скорее, ее отрыжка – фольклор людей, отпавших от народной традиции и не приобщившихся к большой культуре, фольклор предместий, творчество люмпенов. Не думаю, что главная проблема сегодня в том, что денег на частушки мало дают.

Так что же такое русская культура?

 

Устройство для прямохождения

У россиян нет сегодня единой идеологии в виде «указующего перста», наподобие той, что существовала в советское время. Много говорили о необходимости «выработки» национальной идеи, объединяющей всех россиян. Но нет такой объединяющей идеологии, нет такой идеи. Что же есть? Русский язык, русская культура. Это одни из важнейших скреп, которые не дают распасться не только огромной и многонациональной России, но и обеспечивают ее присутствие в ближнем зарубежье, где он (язык) до сих пор остается языком межнационального общения.

Мы все, независимо от национальности, вероисповедания или политических взглядов, – часть русской культуры, живем в одной системе символов. Поэтому с полуслова вас поймут и в Архангельске, и во Владивостоке.

Русская литература – костяк этой культуры. Она относится к числу мировых, а некоторые говорят – ей равной нет по уровню правдивости, обнажения «зияющих бездн».

Есть у строителей специальное устройство – отвес. Чтобы стены стояли прямо, нужно все время сверяться с этим отвесом. И русская литература по своей функции напоминает отвес, по которому нужно сверяться, чтобы ходить по жизни прямо.

Она рисует не жизнь святых, наоборот, показывает зияющие пропасти. Словно бы говорит: «Смотри – вот дно, и таким образом люди на этом дне живут. А вот в этом аду люди страдают. А вот этот человек не согнулся и поэтому не ползает по-звериному». Очень понятно русская литература это всему миру объясняет, показывает. Становится понятней, как именно человеку надо жить среди людей, чтобы не сгибаться, не забывать о своем человеческом достоинстве. В результате в душе возникает некое чувство мирового порядка. Она помогает вести себя по-человечески почти в любой житейской ситуации, поскольку отвечает за прямохождение человека.

Действует такое устройство гораздо быстрее логического мышления. Мы логически еще ничего не поняли, а уже чувствуем: это неправильно, этот человек – пустышка, а этот не лжет, за ним правда. Можно, конечно, и самому попробовать во всем разобраться, но русская литература этот процесс ускоряет, без нее некоторые всю жизнь так и шатаются неприкаянные. В общем, русская литература дополняет вестибулярный аппарат. Значит, особенно она полезна тем, кто испытывает трудности в прямохождении.

 

«Свой — чужой»

Главной категорией, которой оперируют и на которую опираются сторонники национальной замкнутости, – противопоставление «свой-чужой». Отношение к «чужому» может быть положительно-приемлющим. Тогда констатируют: «у вас – как у нас», и значит, это правильно, истинно, «хорошо» – «ты брат мне». Но возможен иной взгляд, культивирующий вражду и ненависть. Он может начинаться безапелляционным: «у вас не так, как у нас», а продолжится действиями по устранению «чужого» из сферы общения.

Само по себе отрицательное отношение к «чужому» не свидетельствует непременно о злой воле. Но попытка уничтожить «чужое» ради «своего» всегда зло и вред. Наконец, отношение к «чужому» может быть и неторопливо-ожидающим, требующим понимания, проверки, выработке решений, учитывающих взаимные интересы. Если и «чужое» занимает похожую позицию, можно надеяться, что их встреча произойдет. Причем, возможно, это будет даже более глубокое взаимопонимание, чем безоглядный контакт, лишенный долгого «всматривания» друг в друга.

Контакты народов, языков и культур, какими бы сложными, даже трагическими они ни были, всегда благо, достижение, шаг к братству. В конце концов, насильственное разъединение душ, прекращение обмена духовными ценностями парализует национальные культуры, обрекает их на немоту, ставит под удар идею братства людей.

http://posredi.ru/wp-content/uploads/2016/12/4567-640x380.jpghttp://posredi.ru/wp-content/uploads/2016/12/4567-150x150.jpgСергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоНародознание и этнографиякультура,Россия,русскиеПОСРЕДИ РОССИИ 'Посреди России' - под таким названием появилась не так давно моя статья в одной из республиканских газет. Первоначально растиражированная на сайтах различной направленности, она месяца через три как-то 'вдруг затерялась' - исчезла отовсюду одновременно. Загадка. Вчера стал выбрасывать старые бумаги, наткнулся на статью и подумал: все написано правильно:...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл