7278447949 Челябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России Башкирия Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Челябинская область

Челябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России

Когда узнал о взрыве метеорита над Челябинском, написал редакторам Comedy Club, где постоянно обыгрывается «челябинская тема», буквально следующее: «Падение метеорита и челябинская тема на Камеди. Уважаемые, я понимаю, вы не откажитесь от сценического образа Михалыча и удачно найденной риторики по поводу суровости челябинских мужиков. Но, формируя выпуски, пожалуйста, пожертвуйте немножко своими находками хотя бы на время. Миллионы людей в Челябинске и окрестностях находятся в стрессовом состоянии и ваш юмор, который в другое время воспримется адекватно, может оказаться неуместен. Надеюсь на вашу тактичность и профессионализм. С уважением, Сергей Синенко, ваш постоянный зритель».

Писал с надеждой, что умные люди внесут коррективы. Но, конечно, не ожидал пассажа в адрес челябинцев с уфимской стороны. Имею ввиду запись только что назначенного редактором газеты «Истоки» Айдара Хусаинова  (husainov) в «Живом журнале»: «Почему метеорит попал именно в Челябинск? Думаю, потому, что в прошлом году они активно пиарили известного душегуба по фамилии Тевкелев».

Реакция в сети, конечно, неадекватна самому замечанию, но все же… Посмотрел, может в последующих записях он скорректировал себя? Нет. Очень жаль. Редактору желательно быть аккуратней в высказываниях, так как по традиции именно редактор озвучивает редакционную позицию (его слова воспринимаются именно так).

Теперь по поводу самого Тевкелева. Его называют «кровавым мурзой», «палачом». Обоснованно, Тевкелев был жесток при подавлении башкирских восстаний. Но с этим никто не спорит. Не обеляют основателя своего города и сами челябинцы. Жестокость Тевкелева как проклятье легла на весь его род. К примеру, когда работал над книгой «Мусульманское духовное собрание», столкнулся с таким фактом: муфтий Салимгарей Тевкелев длительное время не принимал должность из опасений, что отношение к предку будет перенесено на него самого.

А кровавые пятна… В отечественной истории их достаточно, но не более, чем в истории любых других государств и народов. И Александр Македонский не увещеваниями действовал, и Чингиз-хан…

Салават Юлаев, кстати, русским не цветочки дарил, а петельки…

История вообще насыщена жестокостью. Можно обратится и к истории войн башкирских племен за выпасы и источники воды. К примеру, эпическое сказание «Кусяк-бий». Каракулумбет убивает Бабсака и вырезает род кыпсаков. Кусяк его мучает, убивает, разжигает костер, поджаривает на сковороде печень врага, съедает ее… Есть и другая версия этого сказания, бурзянская. Там все наоборот. Если героем кыпсакского сказания выступает Бабсак, который становится жертвой бурзянского предводителя, то в бурзянском варианте героем является Каракулумбет. То есть два башкирских племени (рода) и правда уже не одна, а их две…

Как в этой ситуации быть?

Вчера Владимир Путин говорил о необходимости подготовить новые учебники истории без двойных толкований. Давно пора. Граждане должны знать подлинную, пусть и драматическую историю создания огромного государства, а не «околонаучные ангажированные спекуляции на эту тему», — как заявил Путин. Тевкелев же в истории государства известен не только тем, что подавлял восстания, но и как дипломат, который, замечу, вместе с башкирскими старшинами участвовал в присоединении Степного края (условно говоря, Казахстана) к России. Сегодня выкладываю в сеть кусок из книги «Мусульманское духовное собрание» (Уфа, 2008), посвященный этим событиям. Среди действующих лиц и татары, и башкиры.

 

…Идеи продвижения в Азию окончательно овладевают государственными умами в послепетровское время. Попытка Петра I построить на побережье Каспийского моря новый город Астрабад, место для торговли с Бухарой, Индией и другими государствами Востока закончилась неудачей. Экспедиция, отправленная для этих целей, была разграблена хивинцами, а командир ее, капитан лейб-гвардии Преображенского полка князь Бекович-Черкасский, обезглавлен. России нужен другой путь, иное направление для движения в восточные страны, другие караванные тропы.

Решено продвигаться на юго-восток через Уфу, через кочевья киргиз-кайсаков, используя, насколько  возможно, влияние на них мусульманских мулл из числа российских подданных. Через казахские кочевья проходят старинные караванные пути в Афганистан, Персию, Индию и Китай. С Хивой и Бухарой заключены мирные договоры. Они открывают пути транзитной торговли с Востоком. Вопрос – насколько надежны? Необходимо проверить. Город, военное укрепление и новое торговое место решено строить на уже достигнутых рубежах, на Южном Урале, предварительно сосредоточив силы в Уфе, а морскую пристань и город Астрабад на побережье Каспийского моря, как то задумано было Петром Великим, надобно отложить до обстоятельств более благоприятных.

…И вот они, счастливые обстоятельства. Одно к одному. От уфимского воеводы Бутурлина получено наиважнейшее сообщение: один из предводителей киргиз-кайсаков, хан Младшей орды Абулхаир, ищет русского покровительства, говорит, что его народ хочет принять российское подданство. Стоянки киргиз-кайсаков южнее и юго-восточнее башкирских кочевий. Огромная степь между Уралом, Каспийским и Аральским морями, рекой Сыр-Дарьей, озером Аксакал-Барби и реками Иргиз и Орь поделана между Младшим, Средним и Старшим жузами–ордами. На юге и юго-западе казахские улусы граничат с кочевьями каракалпаков и туркмен, но где именно проходит граница, точно не определить.

Мысли Абулхаира просты. Российское подданство он надеется использовать и для спасения соплеменников, и для укрепления собственной власти в Степном крае. Распри между родами и ордами не прекращаются. Войнам с соседями – башкирами, калмыками, с яицкими и сибирскими казаками – не видно конца. Степной народ обескровлен настолько, что и степнякам, и их соседям становится ясно – недолго то время, когда они будут покорены или тем, или другим соседом. Младшая орда ближе к российским границам, чем остальные. С северным соседом казахи издавна ведут торговлю…

Хан Абулхаир уже несколько лет искал возможность обратиться к императрице с просьбой принять Малую орду в российское подданство. Такая возможность появилась, когда на собрании старейшин было решено предложить России военный союз против Джунгарии. Хану Абулхаиру старшины родов поручают начать такие переговоры. Но он, вместо предложения о заключении военного союза, решает на свой страх и риск ходатайствовать о российском подданстве, надеясь, таким образом, получить не только безопасность от башкир и яицких казаков, но и право для Малой орды кочевать между владениями башкир и рекой Урал, право свободного проезда в Россию, а также разрешение произвести в Уфе размен пленными. Дело сложности чрезвычайной, для его успеха требуется влиятельный посредник, который был хорошо знаком и хану Малой орды, и русским властям. Абулхаир просит стать таким посредником Алдарбая Исекеева, влиятельного башкирского старшину Бурзянской волости. Тот размышляет некоторое время, затем соглашается и сообщает о просьбе Абулхаира уфимскому воеводе Бутурлину.

Летом 1730 года посольство Малой орды, возглавляемое Кутлумбетом Коштаевым и Сеиткулом Кайдагуловым, прибывает в башкирский аул. Находясь в волости, подчиненной Алдарбаю Исекееву, послы ждут, пока воевода Бутурлин не пришлет для их сопровождения уфимских дворян. В конце августа посольство казахов прибывает в Уфу, а вскоре два представителя Малой орды в сопровождении уфимского отряда направляются в Санкт-Петербург.
3ё4324151 Челябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России Башкирия Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Челябинская область

Хан Абулхаир стал инициатором принятия российского подданства киргиз-кайсаками, или казахами. Рисунок конца XVIII в.

Ко двору императрицы Анны Иоанновны посольство от степняков прибыло в том момент, когда в Петербурге находился при дворе один из известных башкирских старшин, Таймас Шаимов, управляющий Каратабынской-Боратынской волостью. От имени своего рода он послан к императрице с тем, чтобы вручить ей в дар меха лисиц и куниц. В ответ императрица награждает башкирского старшину землями.

В то самое время, когда императрица принимает Таймаса Шаимова, при дворе появляется башкирский старшина Алдарбай с послами из казахских степей, Кутлумбетом и Сеиткулом. Они передают для императрицы послание Абулхаира с просьбой принять Малую орду в подданство России. «Желая быть совершенно подвластным Вашему величеству, я посылаю своего посланника вместе с Вашим подданным Алдарбаем, – говорится в послании. – Мы, Абулхаир-хан, с подвластным мне многочисленным казахским народом Среднего и Малого жузов, все преклоняемся перед Вами, желаем Вашего покровительства и ожидаем Вашей помощи».

Кроме российского подданства посольство просит для своего народа право свободного проезда в Россию, защиту от набегов башкир и яицких казаков, возможность кочевки между владениями башкир и рекой Урал.

Вскоре императрица Анна Ивановна подписывает грамоту хану Абулхаиру о принятии его народа в российское подданство. Тогда же принято решение направить к хану ответное посольство. Нужно выяснить все обстоятельства как можно точнее и привести киргиз-кайсаков народ к присяге.
Весною, как только наладилась дорога, в Степной край направляют коллегии иностранных дел переводчика мурзу Алексея Тевкелева с помощниками и муллой. В начале июля, после почти трехмесячного пребывания в пути, посланцы императрицы прибывают в Уфу. Здесь в помощь Тевкелеву переданы несколько человек из уфимских дворян и казаков, а также, для описания местности и составления карт, к посольству причислены геодезисты Алексей Писарев и Михайло Зиновьев.

В состав посольства вошли и доверенные башкирские старшины, которые незадолго до того были при дворе, – Алдарбай и Таймас Шаимов, а также здешний мулла. Уже выяснено было, что Абулхаир кочует в степи между рек Тургай и Иргиз. Оставалось договориться об условиях проезда и безопасности посольства. Для этого в степь послан сын Алдарбая.

Абулхаир, получив известие о направлении к нему посольства, двинулся со своими подданными навстречу Тевкелеву. Для охраны послов снарядил отряд из двухсот воинов во главе со своим старшим сыном султаном Нурали и отправил его навстречу посольству.

В начале октября послы прибыли в ставку Абулхаира, были торжественно встречены и обласканы. Гостевую кибитку Тевкелева поставили рядом с резиденцией хана. На первых порах между Тевкелевым и Абулхаиром установились негласные связи. Тайные встречи и откровенный обмен мнениями происходят по ночам.

При первой же встрече выяснился обман. Оказалось, что Абулхаир просит российского подданства единолично, без совета с другими ханами и старшинами. Выяснились и обстоятельства, которые заставили казахов искать себе сильных покровителей. Абулхаир рассказывает не таясь, что куда не посмотри, со всех сторон их кочевья терзают вражеские отряды. Долгую войну казахи вели с джунгарами, много людей в ней погибло, а еще больше захвачено в рабство. В состоянии войны его народ находится и с волжскими калмыками, и с бухарцами, и с башкирами. Да, ко времени приезда российского посольства смогли договориться о перемирии с Бухарой и Хивой, но калмыкские и башкирские отряды не прекращают набеги, а как подданные императрицы, башкиры и калмыки находятся под защитой российского оружия, воевать с ними – значит воевать с могучей Россией…

Одно спасение было теперь для соплеменников Абулхаира – принять российское подданство. Об этом он и просил. Тевкелева же заверял в успехе дела, но настоятельно рекомендовал ему действовать осторожно – не спешить, к присяге на российское подданство не принуждать, отдавая преимущество уговорам и подаркам. Начинать же советовал с подношений знатным старшинам, чтобы они умягчились.

Ничего этого Тевкелев не ожидал. Однако подарки для старшин Малой орды были припасены, и к трудным переговорам он был готов. Вскоре глава посольства в сопровождении семи башкирских старшин и геодезистов Писарева и Зиновьева был уже официально принят в резиденции Абулхаира. Тевкелев вручил хану грамоту от императрицы Анны Иоанновны, в которой говорилось об обязанности степного народа служить так же верно, как башкиры и калмыки, и платить ясак точно так же, как и они.

Все, вроде бы, налаживалось. Но противники Абулхаира не дремали. В степи стали говорить, что хан превысил данную ему власть, нарушил исконные обычаи. А свое отношение к посольству степняки показали тотчас же. Стоило Тевкелеву покинуть кибитку, отправившись на переговоры, как сразу же все ее содержимое было увезено в степь и поделено между казахскими старшинами.

Именно тогда кто-то из них предложил пойти еще дальше – убить Тевкелева и разделить между собой все, что еще не разграблено, посольских же людей забрать себе в слуги. Об этом рассказал Тевкелеву один из казахских старшин, сторонников Абулхаира, который присутствовал при этой сцене.
Тевкелев тут же созвал совет с участием башкирских старшин. Как предотвратить беду? – об этом шел разговор. Решили обратиться к казахскому старшине Букенбаю, который вел торговлю с Россией, и был из числа тех казахов, которые принять российское подданство стремились давно – это помогло бы им расширить торговлю. Услышав о беде, Букенбай сразу приехал в ставку Абулхаира.

В ходе бесед, происходивших в последующие дни между российским послом и казахами, Абулхаир стремился заверить Тевкелева в том, что он и его сторонники примут все меры для того, чтобы привести противников российского подданства к согласию.

«У России и без казахов подданных хватает, потому никто не думает за новыми подданными ходить и их домогаться, – когда Тевкелев это говорил, то делал лицо нежным и сладким, чтобы его слова не выглядели, как отказ. – Ежели сами пожелают, тогда степной народ будет принят в российское подданство, а сторонники противной партии поймут, что они были не правы и сделали своим людям худо».

Абулхаир клялся: «Даже в случае, если вся киркиз-кайсацкая орда будет противна, и задумает меня за то убить до смерти, все равно не изменю своего намерения принять русское подданство!»
Эти горячие клятвы не значили, однако, что опасность миновала.

Прошло несколько дней и, желая развлечь посла, Абулхаир пригласил Тевкелева на охоту. Когда в степи хан, увлеченный охотой, покинул Тевкелева, на того налетел отряд казахов из числа противников Абулхаира. При Тевкелеве с оружием находилось десять башкир, шесть казахов и двое уфимских казаков. Взяв казаков, под прикрытием остальных, Тевкелев смог вернуться к обозу, а оттуда тотчас направил на помощь своему отряду башкирских воинов, но когда те подъехали к месту сражения, нападавшие уже одолели посольских людей. Башкир Таймас Шаимов был захвачен и пленен.

Следующим же утром Тевкелев направил к казахам соглядатаем дружественного ему султана Нияза. Нужно было выведать намерения и силу противника, узнать о судьбе Таймаса. Вернувшись, султан Нияз сообщил, что силы противников множатся, что, посоветовавшись, старшины решили Тевкелева убить, сопровождающих его людей забрать в плен вместе со всем товаром, а после того направить отряды в Уфимский уезд, чтобы пограбить башкир. Султан сообщил также, что Таймаса мучили, но он пока жив.

Вскоре к Тевкелеву явился с людьми Абулхаир. Теперь он иначе себя вел, по-иному разговаривал. Он потребовал выдать ему все имеющиеся у посольства товары для того, чтобы раздать их влиятельным людям противника, чтобы привлечь их на свою сторону. «Пожитки – дело наживное, а после смерти человек не оживает», – говорил Абулхаир.

Тевкелеву ничего не оставалось, как принять эти условия. Абулхаиру было передано два сундука, включая личные вещи российского посла. После этого несколько дней Абулхаир вел переговоры. Наконец к Тевкелеву прибыл мурза Худай-Назар с тридцатью старшинами «противной партии». Все они были приведены к присяге на верность России. Вскоре был возвращен и пленный башкир Таймас.
Абулхаир и старшины его рода как будто бы побеждали в борьбе за принятие российского подданства. Теперь хан рассчитывал использовать пребывание Тевкелева в Малой орде для того, чтобы русское подданство принял весь народ Степного края. Непрестанно разъезжая по кочевьям, Абулхаир увещевал и вразумлял, толкуя о том, какое благополучие и спокойствие можно от российского подданства получить, приводя в пример волжских калмыков и уфимских башкир. Вскоре хан Абулхаир и старшина Букенбай отправили послов с предложением принять российское подданство к хану Среднего жуза Семеке. Немного времени прошло, и Семеке был приведен к присяге.

Тевкелев отчетливо сознавал, как номинально подданство Семеке, но радовало хотя бы то, что число сторонников русского подданства растет. Однако и противники Тевкелева не унимались. Возвратиться посольству обратно не разрешали.

В этой обстановке Тевкелев видел один выход – наладить связь с Уфой. Вскоре такая возможность представилась. Батыр Букенбай предложил использовать купца Уфимского уезда казаха Касболатова как связного с уфимским воеводой Бутурлиным. Немедленно Тевкелев написал воеводе письмо, где подробно рассказал о положении дел.

Купец Касбулатов перед выездом из ставки Абулхаира был казахскими старшинами задержан и обыскан, но письмо Тевкелева, спрятанное в Коране, найдено не было. Лишь только это послание было в Уфе получено, тут же Бутурлиным был отправлен гонец в Петербург. Коллегия иностранных дел, изучив письмо Тевкелева, посчитало дело с принятием казахов в подданство России проигранным и срочно направило уфимскому воеводе тысячу рублей золотом для выкупа Тевкелева. Деньги уже прибыли в Уфу, когда воеводе стали известны новые обстоятельства.

Произошло наихудшее. Башкирский отряд из тысячи всадников напал на улусы Среднего жуза, который только что принял российское подданство. Было взято сто человек пленными, угнано две тысячи лошадей, сорок человек убиты.

Посольство Тевкелева в то время продолжало оставаться в ставке Абулхаира. Сюда из Средней орды, сразу после нападения на нее башкир, прибыли посланцы, которые потребовали, чтобы посольских людей, покуда не придут отряды из Средней орды, держали под караулом.

В этот же день к Тевкелеву прибыл Абулхаир. Грустная состоялась беседа. Хан признался, что при всей его преданности России, у него нет сил, чтобы защитить посла, а, значит, посольству следует немедленно возвращаться в Уфу. Такого же мнения был и казахский старшина Букенбай: «Ежели из Средней орды приедут многолюдные, то будет не без затруднения спасать посольских людей». Букенбай дал согласие отправить вместе с Тевкелевым племянника, а в провожатые дать своего брата Худай-Назара.

Посольство начало подготову к отъезду, но сведения об этом немедленно просочились в ряды противника. Перед юртой Абулхаира собралась большая толпа, которая требовала держать Тевкелева крепко, говорили и о том, что нужно взять в плен посольских башкир, отвести их в Средний жуз и держать их до тех пор, покуда башкиры не возвратят захваченных ими казахов. Абулхаиру угрожали смертью в случае, если Тевкелев будет отпущен в Россию.

Обо всем этом Абулхаир сообщил Тевкелеву, предупредив о назначенном на следующий день собрании старшин. Тевкелеву он советовал ни в коем случае не выходить к толпе, а послать вместо себя башкира Таймаса. На следующий день, 22 ноября, Абулхаир представил Таймаса собранию. Старшины же, говоря о потерях и пленных в Среднем жузе, заявили, что Тевкелева будут держать до тех пор, пока не возместят потери и не будут возвращены пленные. Собрание потребовало, чтобы Таймас выехал в Уфу и обо всем этом сообщил воеводе Бутурлину.

Таймас отвечал, что Тевкелева в беде не оставит. «Что касается набегов башкир на казахов, то не одни башкиры в этом виноваты, – говорил Таймас. – Казахи сами неоднократно производили нападения, причем не только на башкир, но и на русских». Он напомнил присутствующим о нападении казахов на русский торговый караван во главе с полковником Гарбером, о пленении казачьих жен и детей Яицкого городка, об убийстве сорока башкир, об угоне шести тысяч лошадей, о продаже казахами в рабство башкирских детей на невольничьем рынке в Хиве и потребовал от собрания отпустить посла Тевкелева, «чтобы не привести ее императорское величество в великий гнев, спастись от которого будет весьма трудно».

Но собрание требовать от Абулхаира задержать Тевкелева и не отпускать его в Уфу. На это хан отвечал, что он, как и все казахи, теперь является российским подданным, что не к лицу им идти против воли императрицы, что он не будет держать Тевкелева и отпустит его вместе со своим сыном. «В случае же, если меня убьют, – сказал Абулхаир, – то останутся дети, а хотя и детей всех побьют, то останется сын, который посылается с Тевкелевым к ее императорскому величеству. За мою кровь сын отомстит великой кровью!»

Несмотря ни на что, собрание с Абулхаиром не согласилось, старшины разъехалось. Абулхаир опять встретился с Тевкелевым и подтвердил согласие направить в Москву своего сына султана Нурали и внучатого сына султана Нияза, а также заявил о согласии ежегодно посылать к ее императорскому величеству по одному сыну в качестве аманата, заложника. Вслед за Абулхаиром прибыли двое старшин и племянник Букенбай-батыра, которые были снаряжены с сыном Абулхаира для сопровождения Тевкелева. В январе 1733 года посольство, сопровождаемое ханским сыном и казахскими старшинами, благополучно прибыло в Уфу. Прибыло без выкупа и с известием, что почти вся степь приняла российское подданство.

Влияние Алдара Исекеева и Таймаса Шаимова на ход переговоров было весьма ощутимо. «Башкирские старшины немалую верность ко успокоению того своевольного народа старание прилагали, а особливо Таймас-батыр, будучи у киргис-кайсак славным башкирским наездником, или богатырем, которой, за то, как выше явствует, в 1734 году и тарханом пожалован», – сказано было в высочайшем указе. Тот же указ предоставлял звание тархана Алдарбаю Исекееву с семьей.

printfriendly-pdf-email-button-notext Челябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России Башкирия Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Челябинская область
Сергей СиненкоБашкирияБлог писателя Сергея СиненкоИстория и краеведениеЧелябинская областьБашкирия,Казахстан,Челябинск,Челябинская областьЧелябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России Когда узнал о взрыве метеорита над Челябинском, написал редакторам Comedy Club, где постоянно обыгрывается 'челябинская тема', буквально следующее: 'Падение метеорита и челябинская тема на Камеди. Уважаемые, я понимаю, вы не откажитесь от сценического образа Михалыча и удачно найденной риторики по поводу суровости...cropped-skrin-1-jpg Челябинский метеорит, Тевкелев и присоединение Казахстана к России Башкирия Блог писателя Сергея Синенко История и краеведение Челябинская область