25252515

Жители Уфы, уфимский характер

Выкладываю отрывок из «Описания Уфы», сделанного Михаилом Сомовым и опубликованного в «Оренбургских губернских новостях» в 1864 году.

Жители: их образ жизни, обычаи, увеселения, костюм и проч. Народонаселение Уфы составилось из переселенцев разных сословий, прибывших сюда из разных концов государства частию добровольно, а более по распоряжению правительства. Тут были и стрельцы, и казаки, и шляхта, и дворяне, и посадские московские люди. Но так как местность Уфимская, находившаяся тогда в стороне глухой и дикой, удалённой от русских поселений и торговых путей, не представляла особенного интереса и следовательно не могла привлечь скоро новых поселенцев, то и число жителей увеличивалось очень медленно и долго было ничтожным. Доказательством этого могут служить лучше всего цифры.

45252525

Например, по сведениям Рычкова[81], в 1762 году, т. е. через 186 лет по основании Уфы, в ней считалось только 651 двор, в том числе купечества и цеховых 230 душ; в 1839 году, через 265 л. по основании, по сведениям Ханыкова[82], народонаселение достигло только до 6117 душ обоего пола, считая в том числе и военных. С тех же пор оно стало заметно прибывать, так что в течение 25-летнего периода (считая с 1839 г. по 1863 год включительно) увеличилось больше, чем вдвое. В настоящее же время жителей постоянно проживающих, по сведениям полицейским за 1863 год, считается:

 

I. Дворян:муж. п.жен. п.
1. Потомственных549407
2. Личных764831
II. Духовенства:
1. Православного белого

монашест.

4454
985
2. Магометанского22
III. Городских сословий:
1. Почёт. гражд. потом.

личных

610
810
2. Купцов101111
3. Мещан и записанных в окладе19222063
4. Цеховых102112
IV. Сельского сословия:
1. Крестьян государственных690780
2. – » – удельных354468
3. – » – горного ведомст.2018
4. Временно-обязан. дворов[ых]

– » – крестьян

119145
 

296

 

356

5. Приписанных к частных заводам7981
V. Военных:
1. Регулярных войск1412303
2. Бессрочно-отпускных11246
3. Отставных нижних чинов, солдатских жён и дочерей5261038
4. Солдатских детей237173
VI. Инородцев2217
Итого74447110
Всего, обоего пола 14,554 челов.
Число лиц временно проживающих:
I. Дворянмуж. п.жен. п.
1. Потомственных3234
2. Личных4960
II. Купцов2921
III. Мещан126126
IV. Крестьян государств.

удельных

336317
126124
V. Временно-обязанных: дворов[ых]

крестьян

3956
 

87

 

83

VI. Приписанных к частных заводам5061
VII. Оренбургск. казаков11
VIII. Башкирцев150
Итого1024882
Всего, обоего пола – 1906 челов.

Жители Уфы, уфимский характер

 

Распределение жителей по вероисповеданиям.

Православного исповедания, обоего пола 14,014 чел.

Раскольников принимающих священство 2

Секты беспоповщины 191

Римско-католического исповедания 96

Лютеранского 4

Магометанского 247

В Уфе имеет пребывание глава магометанского исповедания – муфтий.

 

Распределение жителей низшего сословия по роду их занятий и ремёсел:

1. Приготовляющих предметы пищи, как-то: мясников, булочников, прянишников, пчельников и проч. – 134; в том числе мастеров и хозяев 69, работников 54, учеников 11. Большее число приходится на долю мясников, именно 44 мастера и 29 рабочих.

2. Приготовляющих предметы одежды, как-то: портных, сапожников, шапошников, шубников, скорняков, модисток и проч. – 307; в том числе – мастеров и хозяев 68, рабочих 104, учеников 135; больше всех скорняков, именно 21 мастер, 35 рабочих и 42 ученика.

3. Приготовляющих предметы домохозяйства, т. е. печников, столяров, лудильщиков, каменщиков и т. п. – 375, в числе которых находится 117 мастеров, 189 рабочих и 69 учеников.

4. Прочих ремесленников и промышленников, не входящих в первые разряды, как-то: извозчиков, часовщиков, золотых и серебряных дел мастеров, цирульников, иконописцев, маляров и т. п. и вообще чернорабочих – 2277; в том числе мастеров и хозяев 2231, рабочих 40, учеников 6. – Самую большую цифру составляют чернорабочие, которых считается 2176 чел.[83]

Kadom_16.04.1903

Жители Уфимские, как и везде это водится, подразделяются на три категории – высшее сословие или аристократов, среднее и низшее. К первому относятся всё высшее чиновничество, богатые помещики и некоторые из самых значительных граждан; к среднему – небогатые дворяне, мелкие чиновники и купцы; к низшему – мещане, ремесленники, цеховые, крестьяне и нижние военные чины. Главную массу населения составляют мещане и крестьяне, затем следуют военные, потом дворяне и т. д.

Об образе жизни здешних жителей и их обычаях трудно сказать что нибудь особенное; вероятно они, т. е. эти обычаи и жизнь, мало чем отличаются от жизни и обычаев других губернских городов России, исключая разве того, что здесь больше тишины и однообразия и очень мало развлечений. Знать здешняя живёт отдельною жизнию от других сословий и в настоящее время более, чем скромно, особенно по сравнению с прежним временем. Развлечением её служат зимой – клуб, изредка так называемые благородные собрания, маскерады, концерты, аллегри, живые картины и благородные спектакли; частные же балы бывают чрезвычайно редко. Летом иногда устраиваются пикники, загородные прогулки, кавалькады, но в последнее время и это оставлено.

В прежнее же время знать здешняя жила гораздо веселее: балы, маскерады и собрания были часты, и хотя, может быть они были и не так роскошны и менее утончённы, чем нынешние, но за то в них было более простоты, добродушия и неподдельной весёлости. Для сравнения с нынешним считаю не лишним поместить здесь описание одного дня, извлечённое из ежедневных записок покойного Ребелинского. Он так описывает этот день… 5 Июля 1814 года, по случаю получения манифеста о заключении мира с Франциею, совершена была в старом кафедральном соборе литургия, во время которой тогдашний преосвященный знаменитый Августин произнёс одну из сильных своих речей. По окончании литургии было молебствие с коленопреклонением; при возглашении многолетия раздавалась пушечная и ружейная пальба и слышались громогласные крики – ура; потом продолжался весь день во всех церквах колокольный звон. В 8 часов вечера дан был в доме на Голубиной слободке тогдашним губернатором Наврозовым здешнему дворянству и купечеству маскерад и ужин, в продолжение которого вся Голубиная Слободка, соборная колокольна и усольские горы были иллюминированы. Перед губернаторским домом горел щит с изображением Государя Императора; под щитом изображён был жертвенник с горящими сердцами, а вокруг него гербы всех городов губернии. Собрание было очень многочисленное: дамы явились в богатых русских костюмах и между прочими танцами плясали русские национальные пляски. Кругом дома было множество зрителей. Одним словом, веселье было полное и искреннее и гости разъехались не ранее четырёх часов утра[84].

Общественных гульбищ до сего времени в Уфе не было, исключая жалкого бульвара на торговой площади, но с Мая 1863 года открыт летом для публики за умеренную плату сад купца Блохина, где три дня в неделю играет музыка и устроены кегли. При саде находится ресторан. Сад этот занимает довольно обширное место, но ещё не устроен надлежащим образом; аллеи его узки и многие без тени, потому что ещё недавно засажены; нет цветников, так много украшающих сад. При саде находится небольшой, но, к сожалению, покрытый плесенью, пруд. Кроме этого частного гульбища с нынешнего года позади театра устраивается общественный сад, который обещает со временем, сделаться довольно хорошим местом для гулянья, если только будет на него обращаться должное и постоянное внимание, какое теперь обращается.

(Оренбургские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1864. 5 октября)

74357336

 

Жители. Средний класс, состоящий из лиц разных состояний и средств, имеющий несходные понятия и взгляды на предметы, естественно должен делиться на много кружков, состоящих из нескольких семейств, которые собираются изредка друг к другу – попить чайку, поиграть в ералаш или стуколку, пройтись по водочке и при этом поговорить о житейском, посудить и порядить о ближнем; танцевальные же вечера в этом кругу в настоящее время бывают чрезвычайно редки и вообще танцы ныне как-то выводятся. Но даже и эти удовольствия в настоящее время бывают не часто, причина этому – чувствуемый почти всеми недостаток в деньгах и дороговизна, жалобы и сетования на что слышатся часто. Самые же бедные этого сословия, особенно мелкий чиновничий и вообще служащий люд, обременённый часто большим семейством, проводит жизнь в лишениях. При этом, к сожалению, надобно заметить, что в следствие ли этой мало-отрадной обстановки или по недостатку в образовании, но только некоторые из них не умеют беречь копейку и часто тратят её на кутежи.

Но несколько лет тому назад средний чиновничий круг проводил время гораздо веселее нынешнего. Родители, имевшие дочерей, не столько заботились об умственном образовании их, которое ограничивалось большею частию знанием грамоты и письма, и это считалось вполне достаточным, сколько о том, чтобы выучить их разным танцам как русским, так и иностранным, что считалось тогда между ними верхом образования. Тогдашняя молодёжь, свежая и весёлая, не страдавшая ещё болезнию нынешнего времени – корчить из себя преждевременно взрослых, страстно любила танцы и с жаром предавалась этому удовольствию. Как только представлялся случай, устраивались, так называемые тогда, вечера, куда приглашались все короткие знакомые, а в случае недостатка в кавалерах, просили пожаловать и вовсе незнакомых, которые никогда от этого не отказывались. На этих вечерах, устраиваемых часто в тесной комнатке, из которой, чтобы дать больше простору, выносили всю мебель, не заботились об угощении: оно большою частию ограничивалось для танцоров чаем и десертом из конфект, пряников и орехов, а для взрослых так называемою сухою закуской – графином водки, бутылкой домашней наливки с присоединением чего нибудь съестного. Но, не смотря на это, все были веселы и довольны. Самое же весёлое время было – святки. Тогда вечера эти устраивались гораздо чаще, и весёлая молодёжь, замаскированная в разные фантастические костюмы целою гурьбой являлась на эти вечера и, натонцовавшись в одном доме, отправлялась в другой. На улицах сани с маскированными сновали взад и вперёд и шум продолжался чуть ли не всю ночь. Ныне маскированье почти совсем вывелось и только изредка заметишь одинокие санки с масками, да и те едут куда нибудь на званый вечер; посторонних же не принимают. Прежде, напротив, любили их принимать и не редко угощали, но времена переменчивы: что прежде считали за удовольствие, тем ныне пренебрегают.

54487478

Жители Уфы, уфимский характер

Что же касается до купечества, то купцов старинных, сановитых и с большим весом в Уфе нет, а если и существуют ещё представители прежних купеческих фамилий, то уже обедневшие и утратившие всякое значение; нынешнее же купечество образовалось очень недавно и по большой части или из мелких торговцев, или приказчиков, уроженцев посторонних губерний, или из прежних дворовых людей. При том же купцы здешние, исключая двух-трёх лиц, небольшие капиталисты, которые хотя и пользуются значительным достатком, но живут скромно, сдержанно; пиры и банкеты между ними также редки, как и между аристократами, а если и случаются, то при обстановке пороскошней. Кроме того не лишним будет заметить, что хотя они почти все не могут похвалиться большим образованием, но при всём том большая часть из них отличается вежливостью и достоинством обращения.

Тип же приказчиков заметно выдаётся. Он бывает вообще двух оттенков: в лавках и магазинах с красными и галантерейными товарами они одеты всегда порядочно и даже франтовски с волосами большою частию длинными и сильно припомаженными; в прочих лавках одежда их состоит преимущественно из длиннополой чуйки и не отличается особенной опрятностию; тон же их обращения вообще ласкательно-вежливый. Конечно есть как между купцами, так и приказчиками натуры довольно грубоватые и не совсем вежливые, но это уж будет исключение.

Мещане, ремесленники, цеховые и крестьяне почти все – люди небогатые, перебивающиеся со дня на день и часто с большим трудом добывающие копейку. Большая часть из них теснится в старой Уфе и слободках и живёт в маленьких тесных домиках. Есть между ними люди трудолюбивые и трезвые, мало по малу улучшающие своё состояние, но многие не умеют беречь деньгу на чёрный день, потому что, к несчастию, развлечением их в праздничные дни служат попойки, на которых приобретённое трудом многих дней тратят они в несколько часов, мало заботясь о будущем. Замечательно, что в последнее время в этом классе, особенно между бывшими дворовыми людьми, горничными, портными и сапожниками стало заметно стремление к подражанию высшим классам в манере, одежде и даже в разговоре; в следствие этого нередко между ними устраиваются вечеринки, где они танцуют кадрили, вальсы и прочие танцы, – и всё это, разумеется, выходит довольно карикатурно, и часто оканчивается кутежом. Русские же пляски и песни, к сожалению, почти совсем выводятся, и редко, редко услышишь русскую, задушевную песню, да и то поёт её, может быть, какой нибудь заезжий верховец – штукатур или плотник. Вообще здесь не умеют петь, больше визжат или кричат, чем поют, хотя и любят пение. Иногда они устраивают где нибудь в мастерской театральное представление, где импровизированные актёры разыгрывают выслушанную ими в театре какую нибудь пьесу; при чём, разумеется, бывает много комического, но за то все и публика и актёры – веселы и довольны. В прошлую зиму в классе прислуги составлялись даже вечера по подписке, где, кроме танцев, желающие играли в карты и угощались десертом и закуской; но, говорят, что многим вечера эти не слишком понравились, так как там посетители должны были держать себя – под угрозой штрафа – слишком сдержанно и прилично.

Что же касается до обрядов, совершающихся на свадебных, похоронных, именинных и тому подобных церемониях, то они, исключая только разве простонародья, мало заключают в себе особенного. Свадьбы в среднем кругу и особенно в низшем исполнены шумного веселья и весёлых пиров. Скажу несколько слов, как это совершается между здешним мещанством и вообще простонародьем. Ещё до рукобитья будущей невесте подруги её с приличными песнями заплетают косу, как будто приготовляя её к важной перемене в жизни. После рукобитья девушки постоянно находятся в доме сосватанной; шьют ей приданое; поют свадебные песни; после обеда разъезжают по улицам тоже с песнями. Накануне свадьбы они, украсивши веник лентами, идут с ним к жениху за мылом, духами и иногда вином, а потом, с подобной же церемонией, ведут невесту в баню; там её моют мылом и даже вином и опрыскивают духами. В день свадьбы невесту убирают девицы, серьги вдевает какая нибудь женщина, счастливо живущая с мужем, что считается хорошим знаком; башмаки же надевает брат её. Отправляясь в церковь, невеста секретно берёт с собою иногда мешочек с хлебом, солью и деньгами, чтобы жизнь в замужестве была в довольстве и изобилии. Проводивши молодых из церкви, подруги разъезжаются по домам и в доме остаются только женатые. После закуски, молодых ведут в спальну. При этом нельзя не заметить, что здесь сохранился ещё в полной силе в низшем сословии и отчасти даже в среднем варварский обычай – поднятия молодых с постели, что сопровождается всегда бесцеремонным осмотром, криком, гамом, битьём посуды, звоном тазов или вёдер и, разумеется, выпивкой; сверх того, замужние женщины, участницы пира, разъезжают или расхаживают иногда с подобным же шумом и звоном по улицам. Но, разумеется, при других обстоятельствах это кончается иногда очень печально, потому что простонародье наше не любит церемониться при этом случае, и молодой приводится, может быть, испытывать в первый раз тяжёлую руку мужа. На другой день молодые в сопровождении дружек, делают всем родным и знакомым визиты и приглашают их к себе на обед; потом делают обеды свахи и прочие участники пира, что продолжается иногда целую неделю.

(Оренбургские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1864. 10 октября)

525Ё5Ё47474

Жители Уфы, уфимский характер

О нравственном направлении жителей Уфы, принимая в расчёт массу населения, нельзя сказать дурного. Правда, в низшем классе и особенно в ремесленниках – найдётся не мало личностей не совсем нравственных и даже положительно испорченных; правда, встречаются не редкие примеры воровства, буйства, пьянства и грубости; правда также, что отношения членов семьи в этом классе и отчасти даже в среднем, в следствие вероятно тяжёлой обстановки, больших трудов и недостатка в образовании, большею частию не отличаются особенной мягкостию обращения; но всё же, сравнительно с другими городами, более населёнными и преимущественно фабричными, Уфа стоит в нравственном отношении выше. К невыгодной стороне низшего класса относится также нищенство, которое здесь довольно сильно развито; крики и завывания нищих часто раздаются под окнами, паперти церквей в праздничные дни постоянно ими переполнены. Особенно жалко при этом видеть детей, с ранней поры привыкающих к праздности и дурным наклонностям.

В религиозном отношении, судя по большинству, город Уфа не заслуживает порицания. Храмы в воскресные и праздничные дни постоянно посещаются большинством населения, в годовые же праздники переполнены; посты особенно в среднем и низшем классах соблюдаются неуклонно, а в великий пост храмы полны исповедниками. Конечно, всё это только внешняя сторона религии; но всё же – надобно отдать справедливость – большая часть населения, не смотря на некоторые ещё остатки суеверия, примет и предрассудков, живо сохраняет религиозное чувство и привязанность к православию. К сожалению, этого нельзя сказать обо всех. Между некоторою частью здешней молодёжи образованных классов заметна холодность и равнодушие к вере и даже проявляется эта язва нынешнего времени – пресловутый нигилизм – безобразное детище неверия и безнравственности, занесённый сюда отчасти извне, частию же проистекающий от небрежности в религиозном воспитании.

Наружность и язык. В наружности уфимских жителей преобладающий тип белокурый и вообще недурной; женщины же здешние почти во всех классах, в особенности среднем, отличаются миловидностию и потому здесь не редкость встретить хорошенькое личико; но за то красавиц почти нет. Обыкновенный рост жителей – средний.

Язык довольно правилен и чист; не слышно сильных ударений ни на букву а, ни на о; но в речи среднего и низшего классов встречается несколько татарских слов, сделавшихся от употребления чисто русскими словами; на пр., базар, калякать, айда и несколько других. Последнее слово употребляется или в смысле слова пойдём, или только как приставка к этому последнему – айда – пойдём.

Одежда. Лица высшего сословия, в костюме, следуют господствующей в столице моде, отступая впрочем от строгого вкуса. Достаточный средний класс старается из всех сил им подражать, часто, разумеется, в ущерб своему состоянию. В костюме мещанок и прочих лиц женского пола и бедного класса в будничные дни преобладающая одежда состоит из ситцевого тёмного платья, тёмного же цвета большею частию ватного пальто и простого платка на голове. В праздники они надевают более светлые платья, на плечи шаль, а на голову повязку; некоторые носят сарафан. Но есть между ними (в особенности между горничными) и франтихи, щеголяющие в кринолинах, тирольках и бурнусах, не совсем новейшего фасона. Одежда мужчин этого сословия обыкновенно – сюртук, пальто – широкое, суконное или чуйка, а на голове фуражка. В последнее время появился между молодёжью среднего и частию низшего классов чисто русский костюм – чёрный, суконный, короткий кафтан, надетый на красную бумажную или шёлковую рубашку, подпоясанную поясом; широкие, чёрные, плисовые или бархатные штаны, запущенные в сапоги, на голове – или фуражка, или чёрная пижая пуховая шляпа. Нижегородки одеваются особенным образом. Костюм их состоит из шёлкового, шерстяного или светлого ситцевого сарафана, кофты с большими сборами и платка шёлкового, одноцветного на голове.

Чиновные и вообще служащие магометане одеваются в русское платье; но вне службы часто носят полный татарский костюм, состоящий из кафтана татарского покроя или халата, меховой шапки или белой шляпы с широкими полями; чалму же редко носят. Жёны их щеголяют или в полном татарском платье, или в полутатарском. Последний состоит в том, что сверх татарской рубашки или русского платья на кринолине, они надевают бурнус или шёлковое пальто, на голову – шапку, опушенную мехом и покрытую вуалью, или же просто покрываются шалью. Магометане простого звания одеваются большею частию по татарски, не отказываясь впрочем и от русской одежды.

Образование. Если нормой образованности низших классов принята грамотность, то здесь она, кажется, стоит не слишком высоко. В настоящее время, хотя и заметно более склонности к образованию, чем прежде и многие из родителей заботятся об обучении своих детей грамоте; но всё это, по сравнению с общим числом народонаселения, вероятно, составит не очень значительную цифру. К сожалению, точно определить число грамотных в Уфе, по неимению данных, невозможно. Образование низших классов состоит большею частию только в знании грамоты и письма и разве ещё 4 правил арифметики. Эти знания они приобретают частию дома, частию в низших учебных заведениях; в уездное же училище, хотя некоторые из них и поступают, но только редкие оканчивают курс учения. Даже многие из купечества ограничивают воспитание своих детей весьма небольшими сведениями. В следствие чего здесь не редкость встретить купеческого сынка, держащего себя джентльменом, но имеющего понятия в науках самые ограниченные. Впрочем в последнее время между некоторыми молодыми людьми купеческого сословия стало заметно стремление пополнить этот недостаток чтением и самообучением. Доказательством этого может служить то, что на некоторых прилавках, вместе с книгами пустыми, встречаются книги и с серьёзным содержанием; на пр. журнал Самообразование и другие.

Небогатые чиновники и прочие служащие, не имея возможности, по своим ограниченным средствам, воспитывать своих детей в Гимназии, заканчивают их образование только курсом уездного училища; при чём они имеют в виду больше получение свидетельства, дающего на службе некоторые права, чем сознают внутреннюю пользу образования.

Торговля и промышленность. Торговля здешнего города, в следствие значительной отдалённости его от главных торговых центров и неудобства водного пути, очень незначительна. Предметы отвоза суть: хлеб, поташ, шадрик, сало, мочала, лубья, ободья и прочие лесные изделия. Предметами привоза служат: товары колониальные, чай, меха, медные и стальные изделия и прочие товары, необходимые для потребностей жителей. Всё это закупается и привозится из Нижнего, Москвы и Казани, большею частию водой, частию же сухопутно – зимой. Промышленные заведения в Уфе следующие: заводы свечные, салотопенные, мыловаренные, водочный, паточный, пивоваренный, несколько кирпичных, маслобойные и кожевенные заведения; но количество товара на них выделываемого – незначительно; фабрик же здесь вовсе не существует.

Жители Уфы, уфимский характер

 

Оренбургские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1864. 17 октября)

Сергей СиненкоБашкирияБлог писателя Сергея СиненкоНародознание и этнографияистория,краеведение,УфаЖители Уфы, уфимский характерВыкладываю отрывок из 'Описания Уфы', сделанного Михаилом Сомовым и опубликованного в 'Оренбургских губернских новостях' в 1864 году.Жители: их образ жизни, обычаи, увеселения, костюм и проч. Народонаселение Уфы составилось из переселенцев разных сословий, прибывших сюда из разных концов государства частию добровольно, а более по распоряжению правительства. Тут...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл