3yo3431414 Духовные управления мусульман России Блог писателя Сергея Синенко Ислам

Духовные управления мусульман России

Соборная мечеть в Уфе. Почтовая открытка 1910–х гг.

Выкладываю работу исследователя начала XX века С.Г. Рыбакова «Устройство и нужды управления духовными делами мусульман в России» (Петроград, 1917), не потерявшую актуальность и сегодня. Права, обязанности и круг ведения Таврического магометанского духовного правления в Симферополе во многом совпадали с обязанностями Оренбургского магометанского духовного собрания в Уфе — они рассматривали духовные дела магометан, а также некоторые гражданские дела: о частной собственности, дела по завещаниям или о разделах наследств, неповиновении детей и о нарушении супружеской верности, вело метрические книги.

 

С.Г. Рыбаков

УСТРОЙСТВО И НУЖДЫ УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В РОССИИ.

ЧАСТЬ I.

МАГОМЕТАНСКИЕ ОКРУЖНЫЕ ДУХОВНЫЕ УПРАВЛЕНИЯ.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ.

Присоединяя к государству земли, населенные мусульманами, русское правительство считало необходимым со времени XVIII столетия прилагать заботы о правильном устройстве мусульманского духовенства, установлении в законе его положения, обязанностей и преимуществ, создании мусульманской иерархии с высшими и низшими духовными лицами и мусульманских духовных управлений.

Русский закон создал мусульманское духовенство как сословие, мулл с правами и обязанностями, установления, чуждые мусульманскому миру, не предусмотренные мусульманским правом (шариатом). Так, в 1788 году именным указом императрицы Екатерины II от 22 сентября Правительствующему Сенату было учреждено в г. Уфе Оренбургское Духовное Собрание для заведования всеми духовными лицами магометанской веры, находящимися в России, за исключением Таврической губернии, и определен порядок определения мулл и прочих духовных лиц названной веры. В 1831 году именным указом от 23 декабря, ввиду необходимости дать намеченному еще в 1794 г. Таврическому Духовному Правлению устройство и определить с точностью правила производства духовных дел магометан, обитающих в губерниях Таврической и некоторых западных, издано положение о Таврическом магометанском духовенстве и подлежащих ведению его делах.

Учреждение названных установлений было вызвано политическими соображениями, о которых было упомянуто в манифесте императрицы Екатерины II от 8 апреля 1783 г. по поводу присоединения Крыма к России. В этом манифесте выражено было обещание «охранять и защищать храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно». В этих видах издавна существовавшие звания Оренбургского и Таврического муфтиев сохранены и на будущее время и учреждены вышеупомянутые установления.

В 1872 г. Высочайше утверждено положение об управлении духовными делами мусульман Закавказья и учреждены были Закавказское Магометанское Духовное Правление шиитского учения и Закавказское Магометанское Духовное Правление суннитского учения. Духовным лицам были даны большие преимущества и значение в полном смысле органов управления. Они образовали из себя магометанское духовенство как сословие, с особыми преимуществами и обязанностями. Идея регламентации духовного быта мусульман в законе, правильного устройства мусульманского духовенства получила в названном положении наибольшее развитие.
В настоящее время в Империи существуют те же четыре окружные мусульманские духовные управления.

 

А. Оренбургское Магометанское Духовное Собрание.

Несмотря на широту редакции ст. 1344 Св. Зак. 1896 г. т. XI, ч. 1., предоставляющей Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию заведование мусульманским духовенством на пространстве всего государства, за исключением округа Таврического Магометанского Духовного Правления, Закавказья, Западной Сибири в отношении иноземцев, Собрание на практике не заведует мусульманами Северного Кавказа: в Кубанской и Терской областях и Ставропольской губернии, киргизами степных областей и мусульманами Туркестанского края.

Обстоятельства таких изъятий из круга ведения Оренбургского Духовного Собрания заслуживают выяснения в интересах пересмотра законоположений о мусульманах. По вопросу о том, каким образом произошло то явление, что местности Северного Кавказа, подведомственные названному Собранию, на практике оставались вне ведения последнего, существует несколько мнений.

По суждению Комитета Министров, магометанские приходы на Северном Кавказе и в Средней Азии не состоят в ведении Оренбургского Духовного Собрания как присоединенные к Российской Империи после издания закона, определяющего территориальные пределы ведомства сего Собрания, и за отсутствием нового закона, устанавливающего подведомственность этих приходов этому учреждению.

Государственный Совет, рассмотрев в 1894 г. представление Военного Министерства об устройстве управления мусульманского духовенства на Северном Кавказе, определил, что хотя по действующим законоположениям духовные дела мусульман названного края подчинены Оренбургскому Духовному Собранию, но последнее из-за обширности подведомственной ему территории не проявляет своего влияния в отношении Терской и Кубанской областей и Ставропольской губернии.

Исторически вопрос, почему духовные дела мусульман Кубанской и Терской областей и Ставропольской губернии остаются вне ведения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, получает следующее освещение.

Еще ранее учреждения Оренбургского Духовного Собрания императрица Екатерина II именным указом Правительствующему Сенату от 5 мая 1785 г. (П.С.З. № 16193) учредила Кавказское Наместничество из двух областей: Кавказской и Астраханской. В состав этих областей входили нынешние Кубанская и Терская области, и Ставропольская губерния.

После того в 1788 г. был издан высочайший указ об учреждении в Уфе Духовного Собрания магометанского закона и о передаче в ведомство его духовных чинов того закона во всех губерниях, кроме Таврической области.

Таким образом, названные местности Северного Кавказа, несомненно, были поставлены в отношении духовных дел мусульман в подчинение Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию.

По букве закона такое подчинение Северного Кавказа существует и до настоящего времени.
Но названное Собрание воздерживается от управления духовными делами мусульман Северного Кавказа, ссылаясь на то, что последние до сих пор не были переданы в его ведение. Отношение Собрания к этому вопросу оказывается двойственным, так как по единичным случаям оно принимало к своему рассмотрению дела мусульман названного края.

Вместе с тем, Министерство внутренних дел в своих разъяснениях по данному вопросу склонялось в пользу положения о не подведомственности названных местностей Оренбургскому Духовному Собранию.

История этого вопроса сводится к следующему.

По нескольким отдельным случаям, которые были на рассмотрении Министерства внутренних дел в период с 1898 по 1907 гг., Оренбургское Духовное Собрание высказывало точку зрения, что Терская и Кубанская области не входят в округ этого Собрания и что духовные дела кочующих народов Ставропольской губернии не переданы в ведение Собрания, а правила, относящиеся к этому Собранию, на означенные народы не распространены.

Вместе с тем, Собрание просило разъяснения, в праве ли оно давать заключения по делам, касающимся мусульман Северного Кавказа, но рассмотренным уже в Закавказском Суннитском Духовном Правлении, или когда требование о доставлении заключения исходит не от частного лица, а от правительственного учреждения.

В некоторых случаях Собрание даже отказывалось рассматривать дела мусульман Северного Кавказа, хотя были и обратные случаи, когда Собрание рассматривало дела названных мусульман и его решения признавались как заинтересованными лицами, так и местной властью.

Не возражая против точки зрения Собрания о не подведомственности ему мусульман Северного Кавказа, Министерство внутренних дел разъясняло Собранию, что разрешение общих шариатских вопросов по делам, не производящимся в Оренбургском Духовном Собрании, и по просьбам частных лиц, не проживающих в подведомственных ему приходах, не относится к обязанностям означенного учреждения, но по требованиям правительственных мест Духовное Собрание может, если оно признает возможным, дать надлежащее разъяснение или заключение, основанное на шариате.

Вместе с тем, Министерство по отдельным делам мусульман Северного Кавказа делало предложения Собранию, или рассмотреть дела в качестве третейского судьи, или дать заключение для преподнесения его руководству местных властей при разрешении однородных дел в связи с тем, что в местностях Северного Кавказа нет мусульманских духовных учреждений.
Из ведения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания также изъяты киргизы (то есть казахи – Д.А.) Оренбургского и Сибирского ведомств на основании Высочайше утвержденного 21 октября 1868 г. Временного Положения об управлении степными областями. До того времени киргизы по делам духовным находились в ведении Оренбургского Духовного Собрания.

По положению 1868 г. заведование названными делами киргизов предоставлено местным муллам с подчинением их общему гражданскому управлению и Министерству внутренних дел.
Изъятие это допущено в политических целях для ослабления мусульманской пропаганды в степи, воспрепятствования усилению среди киргизов мусульманства, поэтому брачные и семейные дела киргизов были изъяты из ведения магометанского духовенства и подчинены народному суду. Звание указных мулл в степных областях было отменено.

Не подчинены также Оренбургскому Магометанскому Духовному Собранию мусульмане Туркестанского края в силу того, что названный край присоединен к России позже учреждения Оренбургского Духовного Собрания, и не был издан закон о подчинении мусульман края этому Собранию.

Что касается духовных дел мусульман Средней Азии, то в Положении об управлении областями Туркестанского края 1867 г. не установлено никаких правил по вопросу об управлении названными делами.

 

Б. Таврическое Магометанское Духовное Правление.

Права, обязанности и круг ведения названного Правления во многом совпадают с обязанностями Оренбургского Магометанского Духовного Собрания.

Духовенство округа Таврического Магометанского Духовного Правления, также как и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, имеет право рассматривать и решать всякие духовные дела магометан, а также некоторые гражданские дела: о частной собственности, дела по завещаниям или о разделах наследств, неповиновении детей и о нарушении супружеской верности, и ведет метрические книги.

Высшее управление духовными делами мусульман является, как и в округе Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, коллегиальным. Местное заведование названными делами – единоличное (кадии и муллы в округе Таврического Духовного Правления, муллы – в округе Оренбургского Духовного Собрания).

Лица высшего магометанского духовенства назначаются правительственной властью, а приходские муллы избираются приходскими обществами и утверждаются в округах Оренбургского Магометанского Духовного Собрания и Таврического Духовного Правления Губернскими Правлениями.

В. Закавказские магометанские духовные правления шиитского и суннитского учений.

На тех же основаниям, что и Туркестанский край, не было подчинено существующим духовным управлениям и Закавказье, т.е. как край, присоединенный к Империи впоследствии.

Управление мусульманами Закавказья в духовном отношении организовано согласно особым Положениям 1872 г.

Устройство и регламентация общественного положения мусульманского духовенства в Закавказье были признаны необходимыми по следующим соображениям, как высказывался Кавказский Наместник.

Принимая меры для устройства всех классов населения во вновь присоединенном Закавказском крае, правительство не могло не обратить заботливости своей и на духовенство, столь многочисленное в мусульманском мире и занимающее важное место в духовной и гражданской жизни мусульман. Предоставив этому духовенству законом право рассмотрения даже некоторых гражданских дел – семейных и наследственных дел по правилам шариата, и сообщив тем самым ему влиятельное положение, правительство приняло на себя обязанность дать мусульманскому духовенству такое устройство, которое обеспечило бы как правильную организацию и отношения между собой разных степеней мусульманской духовной иерархии, так и нравственную состоятельность и благонадежность каждого из ее членов, так как в среде мусульманского духовенства постоянно имели место, ускользая от правильного надзора, личности, поддерживавшие и разжигавшие в массе дух неповиновения, вторгавшиеся в духовное управление народом.

Путем устройства мусульманского духовенства в Закавказском крае надеялись достигнуть следующих целей:

а) обеспечить за правительством средство надзора и контроля над действиями лиц, которых их религиозные убеждения часто ставят во враждебные к нему отношения;

б) противодействовать укреплению корпоративного духа в среде сословия, ищущего в такой связи членов своей силы и своего влияния;

в) воспрепятствовать вторжению в пределы наши из Персии и Турции чужеземных духовных лиц, особенно фанатически против нас расположенных;

г) ограничить, по возможности, круг действий духовенства в среде мусульманского населения, не посягая при этом на его религиозные убеждения;

д) поставить влиятельную часть духовенства в непосредственную зависимость от правительства, вернейшим способом к чему служит связать его материальные интересы со служением правительству;

е) создать, насколько возможно, надзор за духовными учреждениями;

ж) принять меры для приведения в известность разных видов духовных имуществ, которые, ускользая от контроля, направляются не в малой мере для поддержания духовенства заграничного.

Государственный Совет, обсуждая в 1872 г. проекты положений об управлении Закавказского мусульманского духовенства, находил, что необходимо дать упомянутому духовенству такое устройство, которое могло бы внушить местным жителям убеждение, что правительство не имеет в виду посягать на их религиозные верования, предоставить власти возможность надзора за духовными лицами, а также поставило бы последних, путем предоставления разных преимуществ, в зависимость от правительства. Мусульмане, составляя во многих местностях Закавказья почти сплошное население, находятся в постоянных сношениях с чужеземным духовенством, враждебным ко всему русскому. Для предотвращения вредных последствий этого, Государственный Совет считает необходимым образовать в собственных наших пределах правильную мусульманскую иерархию, члены которой, избираясь правительством или под непосредственным его надзором, находили бы материальную выгоду в содействии его целям.
Однако обсуждаемые проекты положений Государственный Совет считал пригодными лишь для Закавказского края, так как другие местности как по положению своему вдали от мусульманских держав, так и по этнографическим и другим условиям имеют весьма мало общего с Закавказским краем.

Положения об управлении Закавказского мусульманского духовенства шиитского и суннитского учений Высочайше утверждены 5 апреля 1872 г. и в настоящее время составляют статьи 1443-1672 Устава Духовных Дел Иностранных Исповеданий. Этими положениями предусмотрено содержание от казны Духовных Правлений, Губернских Меджлисов, казиев и пр., на что положена по штатам к ежегодному отпуску сумма в размере 37 880 руб.

Положение «Об управлении Закавказского мусульманского духовенства» в значительной степени разнится от Положений, действующих в других местностях с мусульманским населением. В округах Таврического Магометанского Духовного Правления и Оренбургского Магометанского Духовного Собрания дела мусульман ведаются духовными управлениями и муллами в высшей инстанции, коллегиальное начало проведено лишь относительно высших управлений, а в дальнейшем установлено единоличное заведование делами мусульман в лице мулл.

Закавказское Положение, представляя стройную систему управления духовными делами мусульман, коллегиальное начало проводит не только относительно высших управлений, но и в. Согласно этому Положению, заведование духовными делами мусульман принадлежит на первой инстанции на местах единоличным казиям и муллам, затем средним и высшим коллегиальным учреждениям: Губернским Меджлисам и Духовным Правлениям. Обязанности между этими установлениями распределяются также в определенном порядке. Муллы (мечетское духовенство) исполняют религиозные обязанности, заведуют мечетями и школами, ведут метрические книги, списки мусульман, доставляют казням сведения о мечетях и школах, новорожденных, умерших, браках и т.п.

Казии наблюдают за мечетским духовенством и разбирают брачные дела и споры о наследствах между мусульманами.

Губернские Меджлисы (из 3-х членов) ведут:

1) дела, относящиеся к богослужению,

2) дела о проступках духовенства, относящихся к вере,

3) жалобы на решения казиев,

4) дела по проступкам мусульман духовного характера,

5) дела, предлагаемые губернатором,

6) дела по заведованию школами, медресе и мектебами,

7) производство испытаний на духовное звание,

8) дела по управлению приходскими (мечетскими) имуществами и т.п.
Духовные Правления ведут:

1) рассмотрение жалоб на постановления Губернских Меджлисов,

2) наблюдение за предоставлением казиями сведений о мечетях, школах и пр.,

3) составление годовых списков или отчетов,

4) составление проектов программ для школ и т.п.,

5) производство испытаний духовным лицам,

6) рассмотрение вообще всех дел, передаваемых начальством на обсуждение Духовных Правлений.

Наряду с такой систематической подчиненностью одного установления другому, в рассматриваемом Положении находим подробную регламентацию деятельности этих установлений, а наряду с обязанностями – перечисление довольно широких преимуществ мусульманских духовных лиц. Они и их дети освобождены от платежа казенных повинностей; дети лиц высшего духовенства, прослуживших 20 лет, пользуются правами детей личных дворян и личных почетных граждан. В случае командировок, духовные лица имеют право на прогонные деньги от казны; в воздаяние усердия и благонамеренности могут быть удостоены высочайших наград.

По Закавказскому Положению мусульманские духовные лица пользуются наибольшей привилегированностью.

Между прочим, по специальному вопросу о применимости Закавказского Положения к управлению мусульманами восточной России был запрошен Уфимский губернатор Ушаков1. Последний в особой записке (1872 г.) высказал некоторые суждения о Закавказском Положении, которые сводятся к следующему. Он находил, что в этом Положении еще более, чем в положении об Оренбургском Магометанском Духовном Собрании, развита система централизации магометанских духовных дел, так как Духовное Правление поставлено во главе целого ряда подчиненных ему духовных учреждений, Меджлисов и казиев.

Закавказское Положение сообщает магометанскому духовенству характер стройной организации, регламентирует порядок ведения его духовных дел и дает более или менее правильное устройство религиозному быту мусульман, упрочивая положение духовенства и обеспечивая устойчивость религиозных форм магометанского мира. «Без сомнения, этот последний результат лежит вне цели и интересов правительства», – высказывался автор записки.

Это Положение привело к образованию мусульманского духовенства как особого разряда лиц, как сословия, которому предоставлены преимущества и прочное положение в религиозном и государственном значении.

Между тем, по мнению Главного Управления Кавказского Наместника, предоставление прав и преимуществ официальному Закавказскому мусульманскому духовенству было сделано с другой целью – противодействовать размножению духовных лиц и образованию из них особого сословия. Таким образом, практика применения Положения дала результаты, обратные первоначально намеченной цели.

 

415352526522 Духовные управления мусульман России Блог писателя Сергея Синенко Ислам

Молитва туркестанских дервишей. Фото 1870–х гг.

 

ЧАСТЬ II.

ПОРЯДОК УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В ОБЛАСТЯХ, НЕПОДВЕДОМСТВЕННЫХ МАГОМЕТАНСКИМ ДУХОВНЫМ УПРАВЛЕНИЯМ.

 

Кубанская и Терская области.

По данным обследования, произведенного Министерством внутренних дел в 1912 году, органами для удовлетворения религиозных потребностей мусульманского населения Кубанской и Терской областей и осуществления вытекающих из них административно-судебных функций являются муллы старшие (эфендии) и младшие, кадии и горские словесные суды.2
Число мулл не ограничено, но на практике, по мере возможности, соблюдается ст. 1582 Устава об управлении Закавказского мусульманского духовенства Суннитского учения.

Мечети сооружаются по правилам Строительного Устава и разделяются на главные (соборные) и квартальные (пятивременные).

Муллы избираются общественными приговорами: для соборных мечетей – аульных сходов, а для квартальных – приговорами квартальных сходов, после сдачи экзамена при горском словесном суде по правилам мусульманского закона по программе, учрежденной Наместником на Кавказе3 в 1876 году, или по предоставлении ими удостоверения о сдаче такового экзамена при Закавказском Суннитском Духовном Правлении. Только после этого они утверждаются в должностях начальником области.

Кадии – числом четыре – избираются и утверждаются на основании общих, изданных Наместником на Кавказе в 1908 г. правил.

В обязанности мулл входит удовлетворение духовных потребностей населения и ведение метрических книг под наблюдением кадиев старшими муллами (эфендиями).

На кадиях лежит общее наблюдение за духовенством, мечетями и мечетскими школами и поверка метрических книг. Кроме того, кадий как непременный член горского словесного суда единолично или при участии приглашенного им особо уважаемого населением и ученого муллы решает брачные дела и проводит экзамен кандидатов на духовные должности.

Горский словесный суд в присутствии своем рассматривает и решает по шариату дела наследственные и опекунские и выдает метрические свидетельства.

В случаях обжалования заинтересованными лицами решений кадия или горских судов по религиозным вопросам, означенные жалобы сообщаются Начальниками областей на заключение Оренбургского Духовного Собрания или по преимуществу Закавказского Суннитского Духовного Правления. После получения такового заключения, Начальником области выносится окончательное решение.

Метрические книги изготавливаются по формам, утвержденным Главным Кавказским Начальством для закавказских мусульман, и в двух экземплярах рассылаются старшим муллам (эфендиям).
Ведутся книги на арабском языке с обязательным, засвидетельствованным аульным старшиной переводом на русский язык.

По окончании года оба экземпляра книг препровождаются в горский словесный суд. После засвидетельствования их кадием, один экземпляр возвращается мулле, а другой – хранится в архиве суда.

С разрешения Начальника области открываются вероучительные школы – мектебе и медресе.

Согласно данным исследования, изложенная система заведования духовными делами мусульман, установленная практикой, по удостоверению местной военно-административной власти является в общем удовлетворительной. Желательно только оформить в законодательном порядке ведомственную подчиненность этих горцев одному из существующих в государстве мусульманских духовных учреждений.

Исследование также отмечает недостатки постановки метрического дела в названных областях.
Ставропольская губерния.

По данным исследования, мусульмане губернии состоят в ведении Главного Приставства кочующих инородцев Ставропольской губернии, и в административном отношении разделяются на два приставства: Туркменское и Караногайское или Акачунакское.

Духовные интересы мусульман губернии обслуживаются муллами и кадиями.

Число мулл не ограничено, достигает 150 человек (1912 г.). Избираются муллы общественными приговорами аульных обществ. После проверки знания правил веры кадием, они получают особое удостоверение, на основании которого или по соответственным удостоверениям от Закавказского Суннитского Духовного Правления или Оренбургского Магометанского Духовного Собрания утверждаются Ставропольским Губернским Правлением согласно ст. 379 Положения об инородцах.

Число кадиев издавна установлено обычаем: один кадий для Туркменского и три кадия для Караногайского народа. Кадии избираются народным собранием из числа как духовных, так и светских лиц и, не подвергаясь особому испытанию, утверждаются Губернатором.
Каждой должности кадия соответствует должность кадия наиба, то есть кандидата в кадии, избираемого и утверждаемого в том же порядке, как и кадий.

Мечети сооружаются на основании Строительного Устава.

В ведении мулл сосредоточиваются в первой инстанции брачные дела, наследственные и опекунские дела, разрешаемые по шариату, а кроме того, в пределах Туркменского приставства ведение метрических записей.

Кадий представляет собой вторую инстанцию в области шариатских дел, причем жалобы на решения мулл поступают к нему или непосредственно от заинтересованных лиц, или через инородческое управление.

На решение кадия допускается обжалование Губернатору, который передает дело на заключение Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, Закавказского Суннитского Правления или Ставропольского городского муллы. После получения заключения, он постановляет окончательное решение.

Особых правил или инструкций для делопроизводства мулл и кадиев не имеется. Брачные и судебные дела решаются словесно, отношения же с правительственными властями происходят без соблюдения канцелярских форм, причем местные инородческие власти пишут кадиям на русском языке с переводом на казанское наречие, кадии же пишут бумаги на одном татарском языке.

Муллы за должностные проступки подвергаются дисциплинарным взысканиям со стороны губернского начальства непосредственно или через кадиев. Последние ответственны исключительно перед Губернатором.

Метрических книг в Ставропольской губернии для мусульман не установлено, но с 1900 года в качестве эксперимента в Туркменском приставстве на мулл возложена обязанность ведения метрических книг на татарском языке казанского наречия. Метрические свидетельства не выдаются.

Особняком от выборных мулл для кочевого населения стоит городской мулла г. Ставрополя, обслуживающий духовные нужды проживающих в городе оседлых мусульман. Утверждается он в должности Ставропольским Губернатором по согласованию с Оренбургским Магометанским Духовным Собранием. Он ведет метрические книги, присылаемые ему из Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, на казанском татарском наречии. По истечение года представляет книги в Оренбургское Духовное Собрание; метрические свидетельства выдает за своей подписью.

Изложенное показывает, что управление духовным бытом мусульман Ставропольской губернии крайне примитивно и находится почти вне надзора правительственной власти, а также содействует в известной степени связи местных мусульманских народностей с заволжским татарским миром вследствие участия в их духовных делах Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. При этом условии возможна татаризация местных мусульманских народностей. Но местные племена также очень восприимчивы и к русской культуре.

Степные области по положению от 25 марта 1891 года.

Как было выше упомянуто, киргизы степных областей Западной Сибири и Оренбургского края Временным Положением 1868 года были изъяты по делам духовным из ведения Оренбургского магометанского духовного собрания и подчинены общему гражданскому управлению, а через него Министерству Внутренних Дел для противодействия укреплению ислама среди киргизов.
В настоящее время, с введением в действие Высочайше утвержденного 25 марта 1891 года Степного Положения, порядок управления духовными делами киргизов представляется таким образом.

Местное заведование духовными делами предоставлено муллам, избираемым из среды инородцев по приговорам обществ, причем утверждение, а также устранение избранного лица от этого звания принадлежит губернатору.

Число мулл ограничено – по одному в волости. Официальные муллы установлены по тем соображениям, что надзор за деятельностью духовных лиц, признанных в этом звании правительством и потому действующих открыто, удобнее, чем за лицами, действующими тайно, под защитой тех, кто обращается к ним.

Избрание в каждой волости муллы не обязательно; не исключается отправление религиозных обрядов и треб лицами, непризнанными официально духовными. Обязанности мулл не определены и им не придано значения органов управления. Поэтому на мулл не возложено ведение метрических записей.

Муллы устранены от рассмотрения брачных и семейных дел, чтобы дела не получали разрешения по шариату и не упрочивался ислам в степных областях. Признано было даже необходимым установить правило об ответственности мулл за вмешательство в названные дела, как за самовольное присвоение власти. Брачные и семейные дела предоставлены ведению народного суда. Муллы подлежат платежу податей и другим повинностям наравне с киргизами.
Возведение мечетей допускается только с разрешения высшей административной власти. Раньше административной практикой разрешалось строить не более одной мечети на волость для противодействий развитию мусульманства среди киргизов.

После издания Высочайшего указа от 17 апреля 1905 года о свободе исповеданий, Министерство Внутренних Дел стало разрешать построение мечетей и сверх указанной нормы.

Мечети и школы при них содержатся за счет обществ без какого-либо пособия от казны, причем воспрещается принуждать к участию в сборах на этот предмет лиц, не изъявивших на то согласия.

Духовные управления мусульман России

 

Внутренняя Букеевская Орда, Астраханская губерния

Без всякого устройства в законе остается духовный быт киргизов Внутренней Букеевской орды, Астраханской губернии. Но вопрос о таковом устройстве возбуждался еще в 1873 году, когда Высочайше учрежденной Комиссией были выработаны основания устройства Внутренней орды, не получившие, однако, утверждения.

В 1887 году в Земском Отделе на основании работ местных комиссий в г. Астрахани был выработан проект Положения по управлению тремя киргизскими уездами Астраханской губернии (Букеевской ордой), но он также еще не получил движения в законодательном порядке.

Туркестанский край по Положению 1867 года и ныне действующему Положению 1886 г.
Образованный в 1866 году по Высочайшему повелению Особый Комитет по устройству Туркестанского края предложил организовать особое военно-народное управление, приняв за основание нераздельность военной и гражданской власти и предоставив ближайшее внутреннее управление туземным населением по всем делам, не имеющим политического характера, выборным из среды самого народа, применяясь к его нравам и обычаям.

Так, было учреждено Туркестанское Генерал-губернаторство в составе Семиреченской и Сырдарьинской областей, и составлено Положение об управлении Туркестанским краем согласно Высочайше утвержденному 11 июля 1867 года Журналу Комитета Министров.

На начале невмешательства определен вопрос о духовных делах мусульман края.

В Положении об управлении областями Туркестанского края 1867 года не установлено никаких правил по вопросу об управлении названными делами. Положение 1886 года никаких изменений в отношении духовного быта мусульман не внесло. В объяснительной записке к положению 1867 года, однако, нет указаний на то, какие основания приняты были для оставления этого вопроса без обсуждения. Практически изложенная мера привела к умалению духовных лиц среди мусульман Средней Азии. Как усматривается из объяснительной записки к проекту положения об управлении духовными делами киргизов в областях Степного Генерал-губернаторства 1876 года, Туркестанская администрация, согласно Положению 1867 года, отстраняясь от явного участия в религиозных делах туземного населения, достигла того, что влияние мусульманского духовенства значительно ослабело не только среди оседлого населения (сартов,4 таджиков), но и среди кочевников, т.к. представители духовной среды – муллы и ишаны – лишены были всяких привилегий и официального значения и низведены до общего уровня обывателей. Масса кочевников под влиянием своих обычаев, взявших верх над постановлениями шариата, стала возвращаться к обычному образу жизни и безразличию в религиозной области. Таким отношением сильно парализуется укрепление ислама среди инородцев Средней Азии.

Духовные управления мусульман России

Киргизы и другие народности Средней Азии были изъяты из подчинения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания в 1880 годах по тем соображениям, что в таком подчинении было усмотрено препятствие к сближению их с русским народом.

Существовавшие до Положения 1867 года указные муллы в Сырдарьинской и Семиреченской областях вскоре утратили свое значение.

По упразднению в Средней Азии указных мулл, т.е. мулл, утверждавшихся администрацией при участии Оренбургского Магометанского Духовного Собрания, рассмотрение гражданских дел между туземцами о заключении и расторжении браков, о неповиновении детей родителям, о спорах по завещаниям или при разделе наследства, принадлежавшего раньше по закону приходскому духовенству – муллам, было изъято из ведения туркестанских мулл и предоставлено народному суду в целях ограничения действия шариата (мусульманского права) в духовном быте мусульман Средней Азии.

В областях Туркестанского Генерал-губернаторства духовно-религиозные отношения среди мусульман складываются в настоящее время, по сообщениям военных Губернаторов, следующим образом.

В Сырдарьинской области, как и в остальных коренных областях края, слово «мулла» никакого официального значения не имеет и обозначает просто грамотного человека, поэтому не может существовать и никакого порядка избрания или утверждения мулл. Приглашение мулл (имамов) к мечетям совершается частным образом. Среди населения области не существует никаких званий или должностных лиц, которые могли бы почитаться за мусульманское духовенство; религиозные обязанности совершаются не каким-либо определенным лицом, а кем-либо из старых, почетных или грамотных туземцев.

Предстоящие на молитве в мечетях или на религиозных собраниях называются имамами (муллы русского закона); никаких обязанностей или власти такие имамы не имеют. Назначение имама – руководить молящимися во время богослужения. Иногда прихожане для экономии соединяют в лице имама и школьного учителя. Часто имам как грамотное лицо приглашается для чтения молитв при рождении, обрезании, венчании и пр. Имам приглашается в некоторых местностях только на один месяц, на пост, а в остальное время общественных молений вовсе не бывает или имама заменяет кто-нибудь из прихожан. Имамом может быть каждый, имеющий познания в религиозных обрядностях.

Закаспийская область по Положению 6 февраля 1896 года.

В том же положении, что и в Туркестанском крае, оставлен духовный быт мусульман Закаспийской области как местности, сравнительно недавно присоединенной к государству. Администрация не входит в рассмотрение вопросов, касающихся названного быта, и магометанские духовные лица до ныне остаются в тех же условиях, в каких они были до покорения Туркмении.

Духовные управления мусульман России

 

ЧАСТЬ Ш.

ОБЗОР ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ПРЕДПОЛОЖЕНИЙ ОБ УСТРОЙСТВЕ УПРАВЛЕНИЯ ДУХОВНЫМИ ДЕЛАМИ МУСУЛЬМАН В МЕСТНОСТЯХ, ГДЕ НЕТ МАГОМЕТАНСКИХ ДУХОВНЫХ УПРАВЛЕНИЙ.

Предположение по вопросу об устройстве духовных дел мусульман на Северном Кавказе.
В 1889 г. Командующий войсками Кавказского военного округа6 возбудил ходатайство перед военным министром (от 31 июля за № 133) об учреждении управления духовными делами мусульман в Кубанской и Терской областях для ослабления объединяющего отдельные народности влияния мусульманства и противодействия умножению мусульманского духовенства, проводящего самые дикие учения на почве народного невежества и возбуждения вредных инстинктов толпы. Генерал-адъютант Дондуков-Корсаков полагал необходимым ограничить число мусульманского духовенства и взять его вполне в руки администрации, но при этом находил политически вредным подчинять мусульман Кубанской и Терской областей духовному правлению Закавказского суннитского духовенства, так как такая мера привела бы к объединению мусульман обеих частей Кавказа.

Проект положения об управлении мусульманского духовенства суннитского учения в Кубанской и Терской областях был составлен применительно к Положению об управлении Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения, но с некоторыми отступлениями. Право определения числа приходов и мулл предоставлялось начальникам областей. Все городское духовенство разделялось на высшее, избираемое и назначаемое администрацией, и низшее, утверждаемое администрацией и подчиненное надзору и контролю высшего духовенства.
Состав правления намечался из одного муфтия и двух членов с русским секретарем при достаточном содержании.

Для надзора за приходским духовенством и разрешения бракоразводных дел предполагалось сохранить кадиев (при горских словесных судах) и распространить эти должности на осетин и караногайцев.

Права и обязанности высшего духовенства сводились к заведованию бракоразводными делами, испытаниями на звание муллы, низшим духовенством и к надзору за мечетскими школами.

Расход по осуществлению названного положения в сумме 8 700 руб. предположено было отнести на специальный сбор с мусульманского населения Кубанской и Терской областей.

Духовные управления мусульман России

Проектированное положение, как отметил Департамент духовных дел, в случае его осуществления привело бы к укреплению и развитию магометанства в названных областях ввиду устройства особого духовного правления и учреждения должностей муфтия и кадиев с разделением магометанского духовенства на высшее и низшее, подчиненное надзору первого, и поручением надзора за школами кадиям и духовному правлению.

При таком устройстве муфтий и духовное правление будут до известной степени затруднять непосредственное воздействие администрации на магометанское духовенство и мечетские школы. Организованное таким образом правительством магометанство нашло бы себе опору в таких местностях, в которых издавна господствовало христианство.

Неудобства представленного проекта были отмечены и с экономической стороны. В случае учреждения на содержание духовных правлений и лиц специального сбора с местных магометан, означенные установления оказались бы далеко не в одинаковом положении с Оренбургским и Таврическим духовными управлениями, получающими содержание от казны.
Далее Департамент духовных дел отмечал, что участие светских должностных лиц в делах исключительно духовных, как предположено в проекте положения, имело бы характер ненужного вмешательства в магометанские религиозные вопросы.

Ввиду изложенных соображений, Департамент духовных дел полагал достаточным для ослабления влияния магометанского духовенства ограничиться изданием постановления о том, что разрешение постройки мечетей и утверждение мулл зависит от областного Правления согласно порядку, установленному в этом отношении для других местностей империи, открытие же новых мечетских училищ допускать с разрешения начальников областей.

Военное министерство, склоняясь к точке зрения министерства внутренних дел, предположило передать спорный вопрос на рассмотрение особой комиссии.

Собравшаяся по этому поводу 9 февраля 1891 г. комиссия под председательством военного министра7 с участием директора Департамента духовных дел иностранных исповеданий8, не обсуждая отдельных постановлений проектированного положения, нашла излишним вводить среди магометанского духовенства Северного Кавказа правильно организованную иерархию и высказалась в пользу учреждения должности чиновника особых поручений из мусульман при Главноуправляющем гражданской частью на Кавказе в целях надзора за духовенством и мусульманскими сектами.

Вследствие заключения означенного совещания генерал-адъютантом Шереметевым9, командующим войсками Кавказского военного округа, 19 октября 1891 г. за № 18029 был представлен на утверждение проект инструкции о порядке управления мусульманским духовенством суннитского учения в Кубанской и Терской областях, причем было предположено учредить новую должность чиновника особых поручений по мусульманским делам при главном начальнике края.

Рассмотрев проект инструкции, Главный штаб высказался за отклонение издания для Северного Кавказа нового закона о мусульманском духовенстве и за применение к Кубанской и Терской областям статей 97-100 Положения об управлении в степных областях, изданного в 1891 году.
Министерство Внутренних Дел присоединилось к изложенному предположению Главного штаба, но с условием, чтобы на приведение этого предположения в исполнение было испрошено разрешение в законодательном порядке.

Разделяя точку зрения Министерства Внутренних Дел о нежелательности учреждения новых духовных управлений для мусульман и принцип недопущения создания мусульманской иерархии официального мусульманского духовенства, Военное Министерство отклонило выработанные генерал-адъютантом князем Дондуковым-Корсаковым и графом Шереметевым проекты положения об управлении мусульманского духовенства суннитского учения в Кубанской и Терской областях и инструкции о порядке управления тем же духовенством. Взамен того в 1893 г. оно представило на разрешение Государственного Совета следующие предположения:
1)об учреждении при главном начальнике Кавказского военного округа должности чиновника военного ведомства для особых поручений по делам мусульманского духовенства;
2)об установлении по отношению к мусульманскому населению Тверской и Кубанской областей правил, которые сводятся к следующему: мусульманам дозволяется иметь своих мулл по одному на селение, имеющее не менее 300 человек мужского пола; муллы избираются населением, а утверждаются и устраняются начальником области. Возведение мечетей разрешается командующим войсками Кавказского военного округа. Мечети и школы содержатся за счет обществ, но без права принуждения к участию в сборах на этот предмет; вакуфы не допускаются.

Духовные управления мусульман России

Соединенные Департаменты Законов, Государственной Экономии, Гражданских и Духовных Дел Государственного Совета на заседании 12 ноября 1894 г., рассмотрев представление Военного Министерства, нашли, что основная мысль представления о необходимости упорядочения духовных дел магометан Северного Кавказа заслуживает полного сочувствия.

Однако учреждение новой должности чиновника особых поручений явилось бы отступлением от проведенного в нашем законодательстве начала, согласно которому местный надзор за духовными делами лиц иностранных исповеданий осуществляют общие органы управления. Такое отступление было бы истолковано мусульманами в смысле признания правительством особого значения за магометанством в Терской и Кубанской областях.

Осуществление других, предположенных в проекте Военного Министерства правил привело бы к двойственной подведомственности магометанского духовенства на Северном Кавказе: по делам избрания и утверждения мулл, построения мечетей и обеспечения их содержанием – Командующему войсками Кавказского военного округа и областным Начальникам, а по всем прочим делам, входящим в круг прав и обязанностей магометанского духовенства, – Оренбургскому духовному собранию. Подобный порядок был бы практически неудобен и не отвечал бы высказанному Главным Кавказским начальством взгляду о необходимости непосредственного подчинения деятельности названного духовенства контролю местной администрации. Поэтому надлежало бы сообразить, не следует ли с изданием обсуждаемых правил изменить также и соответственные постановления Устава Духовных Дел Иностранных Исповеданий, в связи с чем Соединенные Департаменты Законов, Государственной Экономии, Гражданских и Духовных Дел Государственного Совета постановили: возвратить представление Военному Министру для дополнения в связи с изложенными суждениями (1894 г.).

В исполнение изложенного мнения Государственного Совета в 1903 г. был выработан местными властями и представлен Главноуправляющему гражданской частью на Кавказе князю Голицыну новый вариант положения об управлении мусульманским духовенством Терской и Кубанской областей, причем в основание этого положения был принят прежний принцип Кавказского начальства, т.е. ограничение числа магометанского духовенства и полное подчинение его местной администрации.

Означенный проект не получил движения ввиду воспоследовавших указов от 12 декабря 1904 г. и 17 апреля 1905 г. об укреплении начал веротерпимости и учреждения Особого Совещания по делам веры под председательством графа А.П. Игнатьева 2-го.

По предложению последнего и по распоряжению Наместника на Кавказе, в июне 1906 г. состоялось Особое Совещание представителей мусульман Терской и Кубанской областей, которое выработало положение об учреждении в г. Владикавказе самостоятельного духовного правления для мусульман Северного Кавказа с выборным муфтием во главе. Это положение также не получило движения в виду закрытия Особого Совещания по делам веры под председательством графа Игнатьева (28 мая 1906 г.) и учреждения законодательных установлений (то есть Государственной Думы – Д.А.).

Во всяком случае, Особое Совещание высказалось в пользу предположения Действительного Тайного Советника Череванского11 об учреждении нескольких новых духовных управлений, в том числе Кавказского с местонахождением в г. Тифлисе и включением его в район Северного Кавказа, в для противодействия стремлению магометан к объединению на почве религиозных интересов.

 

Ставропольская губерния.

Ставропольский Губернатор, Действительный Статский Советник Янушевич по вопросу об устройстве духовного быта мусульман в Ставропольской губернии высказался, что за большой отдаленностью местонахождения Оренбургского Магометанского Духовного Собрания представлялось бы более удобным подчинить духовные учреждения Ставропольской губернии Закавказскому Суннитскому Духовному Правлению (в г. Тифлисе). Если же имеет основание появившееся в газетах известие о возможности учреждения особого Духовного Правления в г. Владикавказе, то, конечно, причисление местных мусульман к Владикавказскому округу будет совершенно целесообразным.

Духовные управления мусульман России

В обоих случаях в г. Ставрополе, по мнению Действительного Статского Советника Янушевича, желательно иметь губернский меджлис по правилам, изложенным в ст. 1626 и последнем Уставе Духовных Дел. Такое учреждение, с одной стороны, явилось бы объединяющим и контролирующим действия местного мусульманского духовенства, а с другой – ведало бы всеми другими, перечисленными в приведенной статье делами, которые в данное время из-за неимения губернского меджлиса поступают в Духовное Правление.

В таком положении вопрос об устройстве управления духовными делами мусульман Северного Кавказа находится и в настоящее время. К этому надобно добавить, что на всеподданнейшем отчете о состоянии Терской области и Терского казачьего войска за 1909 год против указания Наказного Атамана Терского казачьего войска13 на возможность упорядочения религиозного вопроса в области лишь путем учреждения самостоятельного мусульманского духовного правления и мусульманской духовной семинарии, с преподаванием в ней помимо богословских предметов и светских наук как на арабском, так и на родном языке учащихся с параллельным изучением и русского языка, Император Николай II собственноручно отметил: «с этим Я не согласен».

По вопросу об устройстве духовных дел мусульман в некоторых местностях Закавказья.
Действие положений «Об управлении Закавказского мусульманского духовенства Шиитского и Суннитского учений» 1872 г., как было раньше упомянуто, распространяется не на все Закавказье.

Эти положения введены в действие только в тех частях Закавказского края, которые находятся в гражданском управлении, т.е. в Тифлисской, Елисаветпольской, Эриванской, Бакинской и Кутаисской (в прежних границах последней) губерниях. В отношении же управления духовными делами мусульман в остальных частях Закавказья: в Батумской, Дагестанской и Карской областях, Закатальском и Сухумском округах и Черноморской губернии, никаких правил еще не установлено в законе.

Правда, в 1890 году при Главном Управлении Кавказского края был разработан проект положения об общественном управлении и поземельном устройстве коренного населения Карской области и Артвинского и Батумского округов Кутаисской губернии.
Согласно этому положению, управление мусульманским духовенством в названных местностях предположено было установить на основании общего положения об управлении Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения и Высочайше утвержденного 5 апреля 1872 г. расписания должностей по управлению Закавказского мусульманского духовенства суннитского учения. Причем установленный ст. 69-83 выше приведенного закона губернский меджлис намечено было открыть только в г. Карее для Карской области, в Артвинском и Батумском округах Кутаисской губернии учредить только казиев, по одному в каждом, с подчинением их Тифлисо-Кутаисскому меджлису (п. 6 проекта).

В объяснительной записке к проекту было отмечено, что порядок управления мусульманским духовенством и школами не был правильно установлен до того времени, поэтому устроить административный надзор за этим важным органом является настоятельно необходимым, т.к. применением вышеуказанного положения достигается установление надзора и контроля над духовенством подобно другим частям Закавказского края.

Но помянутый проект дальнейшего движения не получил.

Затем вопроса об устройстве духовного быта мусульман в вышеперечисленных местностях Закавказья коснулось в 1906 г. Особое Совещание по делам веры под председательством графа А.П. Игнатьева, которое хотя и находило, что пересмотр действующих в Закавказье узаконений по мусульманству выходит из круга возложенных на Совещание задач, ибо мероприятия, касающиеся Закавказья, могут исходить только от Наместника Кавказского, тем не менее, считало возможным указать на желательность единообразия в выработанных положениях: общем – об управлении делами мусульманской веры, и частном – по тому же предмету для Закавказского края.

Дальнейших мероприятий по настоящему вопросу не было.

Таким образом, к настоящему времени в Закавказье остается неустроенным управление духовными делами мусульман в Батумской, Дагестанской и Карской областях, Закатальском и Сухумском округах и Черноморской губернии.

Духовные управления мусульман России

Предположение Действительного Тайного Советника Череванского об утверждении окружного духовного управления для киргизов.

printfriendly-pdf-email-button-notext Духовные управления мусульман России Блог писателя Сергея Синенко Ислам
Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоИсламислам в России,мусульмане,Россия,Центральное духовное управление мусульманДуховные управления мусульман России Соборная мечеть в Уфе. Почтовая открытка 1910–х гг.Выкладываю работу исследователя начала XX века С.Г. Рыбакова «Устройство и нужды управления духовными делами мусульман в России» (Петроград, 1917), не потерявшую актуальность и сегодня. Права, обязанности и круг ведения Таврического магометанского духовного правления в Симферополе во многом совпадали с...cropped-skrin-1-jpg Духовные управления мусульман России Блог писателя Сергея Синенко Ислам