6584764373 О ТАТАРСКИХ МЕЧЕТЯХ В РОССИИ Блог писателя Сергея Синенко Ислам Татарстан Выкладываю работу преподавателя Казанской духовной академии Евфимия Малова «О татарских мечетях в России», изданную в 1867 году. Е.А. Mалов родился в Симбирской губернии; образование получил в Симбирской духовной семинарии и Казанской духовной академии. Ученик Г.С. Саблукова. Преподавал в Казанской духовной семинарии, затем в Казанской духовной академии миссионерские дисциплины, татарский и древнееврейский языки. Многочисленные статьи и книги Малова посвящены вопросам православного миссионерства. Умер в Казани. Предлагаемая читателям работа Малова была напечатана в журнале «Православный собеседник» в 1867 году.

 

Евфимий Малов

О ТАТАРСКИХ МЕЧЕТЯХ В РОССИИ

Сколько русское правительство ни старалось положить известныя условия для построения мечетей, сколько не желало охранить новокрещен от влияния магометан, последние мало обращали внимания на предписания законов. Они еще с большею наглостью подавали челобитныя о построении мечетей и прибегали к обманам (прилагая, напр., к челобитным поддельные указы), когда видели уступки со стороны самого русского правительства. Так, мы уже знаем, что, помимо других условий, указ 23 августа 1756 года определяет положительно, чтобы магометанские приходы состояли не менее как из 300 или 200 душ муж. пола, и чтобы при таковых приходах, даже впоследствии увеличивающихся, новые мечети не строились1, а между тем татары казанские, переселившись из слободы в Поповку, как мы видели, добились того, что им дозволено построить другую мечеть.

Этого мало: они начали домогаться, чтобы позволено было строить мечети «в больших и малых деревнях без исчисления душ». «Правит, сенат, слушав экстракт, учиненный по присланной от ея императорскаго величества (Екатерины II) для рассмотрения в прошлом 1764 году февраля от 6, поданной Казанской губернии от всех слободских и уездных служилых мурз и татар выборного служилого татарина Якуба Биметева челобитной…

Татарин Биметев объявляя, коим образом закона магометанского мурзы и татары имели для моления в городе Казани, так в Казанской губернии, в уездах, в больших и малых деревнях, во всякой деревне без исчисления душ, по закону их обыкновенные мечети и тем, так равно и в учреждении кладбищ в удобных местах, без всякого притеснения довольствовались, а с того времени по определениям сената, во первых, те мечети сломаны были, а наконец, хотя и дозволено им строить, но в тех только деревнях, в коих по ревизии муж. пола душ написано не менее как от 200 до 300, а в которой толикаго числа душ не состоит, а мечети быть надобно, то приписывать ближние к ней деревни и в тех деревнях строить им мечети, располагая по пропорции, чтоб при каждой мечети было показанное число душ и из тех бы татарских их деревень новокрещен, где их есть против татар десятая часть, всех вывести в другая деревни и поселить с русскими и новокрещенными; а буде в которых деревнях новокрещен найдется свыше десятой части, таковых не переселять, а их к строению мечетей не допускать.

А как от таковых больших от 2-х до 300 душ числом поселивших деревень, в которых вновь мечети построить дозволено, мелкия деревни обстоят в дальнем разстоянии, а закон их магометанский повелевает моление, и над мертвыми погребение и поминовение отправлять каждым в своих деревнях при мечетях, не переходя от тех своих жилищ в другая деревни, да и переходить весьма неспособно за дальностию разстояния деревни от деревни: то просят, чтоб, из высочайшаго ея императорскаго величества ко всем подданым милосердия, повелено было всем их магометанскаго закона мурзам и татарам в больших и малых деревнях мечети по прежнему строить, и из тех их деревень ныне жительствующих, сколько в коей найтиться может, новокрещен вывесть в другая русския и новокрещенския деревни…

А как по справке в сенат оказалось, что в прошлом 1757 году упоминаемый челобитчик татарин Якуб Биметев, при поданной челобитной приложил с именнаго, блаженныя и вечной славы достойныя памяти, государя императора Петра великаго, 1722 года июня 19 дня посланнаго к Казанскому епархиальному архиерею указа копию, в коей по прочем изображено: «магометанскаго закона мечетей, и их как старых, так и вновь кладбищ учиненных, отнюдь не разорять, и озлобления не чинить, понеже мечети им построены, то с места на место их не переносить и кладбищ их не разорять, под опасением наказания и штрафа».

Но того указа как в сенат, так равным образом, по сообщениям от оного, святейшем синоде, «в Казанской духовной консистории, також и при Казанском архиерейском доме не отыскано, а вместо того по состоявшейся блаженныя памяти при государе царе и великом князе Феодоре Иоанновиче 7101 году, посланной к казанским воеводам Воротынскому и Вяземскому грамоте (с которой в 1742 году в сенате из Св. Синода и из Казанской губернской канцелярии присланы копии), повелено в Казанском и Свияжском уездах новопостроенныя от казанскаго взятья мечети разломать и впредь ставить не дозволять, вследствие которой в сенате в 742 году ноября 2 (19) дня и определено было: все новопостроенныя мечети, а наипаче в таких местах, где восприявшие веру греческаго исповедания жительство имеют, сломать, и впредь строить отнюдь не допускать. А хотя после того сенатом же в 1744 апреля 13, обще с свят, синодом в 1756 генваря 26, марта 8 и в 1759 годах августа 12 чисел, в разсуждении таком, что по означенной 1701 года грамоте мечети иметь запрещено не для чего инаго, но чтоб не были те мечети в одних жительствах с русскими и новокрещенами, и определено же, где татары жительство имеют особыми деревнями, в которых жительства русских и новокрещеных нет, таких до построения мечетей допускать, но в тех, однако же, татарских деревнях, в которых по ревизии муж. пола не менее, как от 200 до 300 душ в каждой написано; а ежели в которой татарской деревне толикаго числа душ по переписи мужеск. пола нет, а мечети быть надобно, то к той деревне приписывать ближния к ней деревни, и те мечети и в тех деревнях им татарам строить, располагая по пропорции, чтоб при каждой мечети было вышеписанное число от 200 до 300 душ; а новокрещен переводить только из тех жительств, где их против татар состоит десятая часть, а где свыше десятой части, таковых не переводить, и мечетей строить татарам не дозволять. Приказали: означенным мурзам и татарам в построении им в больших и малых деревнях без исчисления душ мечетей отказать, а довольствоваться им таким тех мечетей количеством, сколько в следствие вышепрописанных сенатских трех определений, по числу душ иметь им оных надлежит.

Что ж они мурзы и татары просят о выводе из тех их татарских деревень ныне жительствующих и сколько в которой найтиться может новокрещен в другия русския и новокрещенския деревни, к тому сенат хотя бы и приступил, по тем резонам, чтоб новокрещены, имея уединенное от татар жительство, не только в отправлении по долгу христианскому молитв, подобнаго прописанному в представлении надворнаго сов. Сокольникова2 помешательства не имели, но и открывшияся между ними в насильном завладении друг у друга земель и прочих угодий ссоры и драки навсегда прекратились; да и учинить такой перевод хотя не вдруг, однако в разныя времена, смотря по способности без затруднения возможно было, потому что по присланным в сенат из Казанской губернской канцелярии ведомостям показано магометанскаго закона в жительствах, где б новокрещены обще с некрещеными иноверцами жительство имели, в 56 селениях татар 4964, новокрещен только 601, следовательно татар против новокрещен больше 4363 человеками; но как после вышепрописанных3 от бывших при тех новокрещен управителей представлений, ни от губернаторов, ни от городовых канцелярий, в ведомство которых, по силе высочайшаго именнаго ея императорского величества 764 года февр. 20 (12) числа указа, те новокрещены препоручены, ни от самих новокрещен чрез десять лет о неудовольствиях, до сената никаких представлений и прошений не доходило, следовательно и нет нужды переводить или тех или других с места на место, да хотя б и неудобства или одним от других какия обиды вновь открылись, то сенат разсуждает сие сокращать не переводом с места на место, но с оказавшимися при том преступниками поступать по общим государственных узаконениям; почему на нышнеший случай и не находит основательных причин, по которым бы, согласно вышепрописанной, подаванной ея императорскому величеству казанских мурз и татар от повереннаго челобитной, часто упоминаемых новокрещен выводить из их татарских жительств в особливыя русския и ново-крещенския деревни… Моление же отправлять им можно новокрещенам в церквах, где по близости есть, так и татарам в других деревнях, где есть мечети; а сверх сего все то предоставить на примечание св. синода, и какия оный с своей стороны найтить может средства, требовать уведомления, и о том в св. синоде сообщить ведение» и проч.4.

Хотя и магометане не успели удалить от взаимнаго сожительства с собою новокрещен, препятствовавших построению мечетей, тем не менее, однако, мечети свои они умножили. Правительство русское и само как бы немного уступило татарам: в вышеприведенном указе уже не говорится о соблазнах, какие могут происходить для новокрещен от магометан в вере, а упоминается только о том, что не было никаких доносов о ссорах и драках татар с новокрещеными, вследствие чего и нет надобности переводить их из одных мест в другая.

В 1767 г. строились мечети в Сибири, где строение их отдано было на рассмотрение сибирскаго губернатора Чичерина. Екатерина II в указе к Чичерину писала (п.З): «строение вновь мечетей для сих иноверных (бухарцов и ташкенцов) имеете вы дозволять по вашему благоусмотрению; в чем вы нам одним и отчет давать будете. Мы надеемся, однако ж, что сие дозволение вами чинено будет на основании резолюций государей и царей Иоанна и Петра Алексеевичей, состоявшихся в 193 году»5. В том же 1767 г. получили позволение снова на построение двух мечетей и казанские татары. «По указу ея императорскаго величества (Екатерины II), правит, сенат слушали челобитную Казанской губернии Старой татарской слободы служилаго татарина Исая Измайлова, коим прописывая, что по причине бывшаго в Казани в 749 г. пожара, в который та их слобода сгорела, лишились они оным своих мечетей. Гонение, которое на них производилось с духовной стороны от Казанскаго тогдашняго преосвященнаго, до того дошло, что он не только запретил им на погоревших местах производить строение, но описав те их места, застроил на оных деревянную греческаго исповедания церковь и населил на тех местах русских людей, желая их совсем на веки выгнать вон из этой слободы, что и действительно учинено, так что погоревшие той слободы половина жителей переселилась вновь на отведенном им другом месте особою слободою, называемую ныне Новою, и ныне те татары живут уже в двух слободах.

А в той Старой слободе после пожара хотя и осталась одна мечеть деревянная, но та весьма малая, к тому же очень ветха и они будучи лишены по своему закону таковых мечетей, а в другая отдаленныя места ходить было не возможно, почему и оставили они все свои промыслы и рукоделия и хотя многократно просили о даче позволения в построении в той Старой слободе мечетей, но за учиненным как от бывших прежде в Казани архиереев, так и нынешняго Вениамина в св. синоде представлением, дозволения получить не могли и приходили от дальняго на молитву хождения в крайнее разорение до самаго прибытия ея императорскаго величества в 1767 г. в Казань. А по прибытии ея величества изъявя они свое разорение и отлучение от промыслов, просили высо-чайшаго дозволения о построении в той Старой татарской слободе двух каменных и ея величество им таковое дозволение пожаловать соизволила при бывшем тогда в Казани губернаторе Андрее Никитиче Квашнине-Самарине. А он губернатор, получа то высочайшее повеление, дозволил им оныя выстроить и выстроены их коштом. Но во время сие и поныне с духовной стороны происходит старание о уничтожении их не только по представлениям в св. синоде, но оттуда уже и в правит, сенате, так что от правит, сената требовано уже от бывшаго в Казани прежде губернатором Андрея Никитича Квашнина объяснение, по какому повелению дозволение дано выстроить те мечети, но, что после того происходит, им неизвестно.

Следовательно, и признавается, что того высочайшаго указа нигде записано и в действо произведено не было и они опасаются, чтоб о уничтожении тех мечетей не последовало какого повеления и просили, чтоб о том именном ея императорскаго величества указ выправиться, и когда имеется, то бы с прописанием онаго дать знать как св. синоду, так и вам г. губернатору; если же об оном в правит, сенате неизвестно, то бы снесясь с бывшим г. губернатором, что ныне сенатор, Андреем Никитичем Квашниным-Самариным, доложить ея величеству сим впредь для ведома дать указ. А по справке в сенате бывший в Казани губернатором тайный советник, сенатор и кавалер Андрей Никитич Квашнин-Самарин, вследствие посланнаго к нему 1773 г. указа из сената, объяснил, что татары, во время высочайшаго ея величества в 1767 г. в Казани присутствия, просили ея величество, чтоб дозволить им построить в Старой слободе мечети.

Ея императорское величество, снисходя на их просьбу, высочайше изустно дозволить соизволила те им мечети построить и на то ему г. сенатору обещала пожаловать письменное повеление, почеме он в ожидании онаго, препятствия в построении мечетей учинить не мог и потом от сената чрез г. действительнаго тайнаго советника, генерал прокурора и кавалера, докладывано было о том ея императорскому величеству, а 29 мая 1773 г. он, г. прокурор, объявил сенату следующее ея величества соизволение, что как всевышний Бог на земле терпит все веры, языки и исповедания, то и ея императорское величество из тех ‘же правил, следуя Его св. воле, и в сем поступать изволить, желая только, чтоб между подданными ея всегда любовь и согласие царствовали. А впрочем, ея величество приказать соизволила сенату объявить, что бывший губернатор Квашнин-Самарин дозволение строить каменныя мечети сделал в сходствен-ность даннаго большаго Наказа 494, 495 и 496 статьи6.

Вследствие того от сената, с прописанием высочайшаго повеления, так и большаго Наказа помянутых статей сообщено в св. синоде ведением того ж 1773 г. того ж июня 4 дня, а Казанскому губернатору и в губернскую канцелярию указов послано не было для того, что об оном в определении сената не сказано. Приказали: как о том высочайшем ея императорскаго величества соизволении дано знать только г. губернатору секретным указом, о чем св. синоду сообщено 18 мая 1775 года»7. В 1768 г. в Казани была построена новая мечеть в Старой слободе татарской, о двух этажах «изрядной фасады», как замечает г. Зиновьев». Вероятно, эта мечеть построилась вследствие вышеизложеннаго дозволения государыни императрицы Екатерины II. Всего в Казани в это время было уже 4 мечети9. В прочих местах мечети также быстро возникали из своих развалин. Паллас, посещавший Касимов в 1768 г., пишет, что при нем делалась мечеть, и что строилась она с Высочайшаго соизволения на место другой старой, которая развалилась10. Ученый исследователь касимовских царей и царевичей, В.В.Вельяминов-Зернов, отыскал даже в бумагах Гагина, самый указ, данный на постройку касимовской мечети.

Приводим его здесь: «Указ ея император-скаго величества самодержицы всероссийской из Касимовской воеводской канцелярии города Касимова татарской слободы сотнику Сеит Бектемирову сыну Шакулову. Сего 1768 г. февр. 13 дня в присланном от его превосходительства г. генерал-майора и кавалера и Воронежской губернии губернатора Алексея Михайловича Маслова в Касимовскую воеводскую канцелярию предложении написано: ея императорское величество имянным изустным ему указом сего месяца 18 числа высочайше повелеть соизволила, по прошению города Касимова мурзы Ибрагима Чанышева, Бурхая Шакулова, построить в том городе татарам для молитвы их мечеть; объявя сие ея императорскаго величества повеление, Касимовской воеводской канцелярии рекомендует во исполнение онаго, города Касимова татарам ту мечеть строить позволить, и препятствия в том им не чинить; и в исполнение онаго предложения в Касимовской воеводской канцелярии определено: с прописанием онаго тебе Шакулову послать указом объявить, что онаго города Касимова татарам ту мечеть строить позволяется, и тебе Шакулову учинить о том по сему ея императорскаго величества указу. Апреля 9 дня 1768 года»11.

На стене этой мечети, над дверью, вделан камень, выкрашенный зеленою краскою; на нем находится надпись с обозначением года (1768 по Р.Х. или 1182 гиджры) и тех лиц, которыя соорудили эту мечеть12. Г.Лепехин, посещавший в 1768-69 годах татар, живущих по реке Черемшану, говорит, что, каждая деревня имеет свою мечеть и духовную особу, а смотря по множеству дворов, двух или трех13. То же самое подтверждает и другой путешественник того же времени, г. Рынков. «Проезжая по большой части татарскими деревнями (Казанской и Оренбургской губерн.) с прилежанием взирал я, говорит он, на воспитание их детей. Обряды, кои употребляют они при воспитании питомцев своих, достойны справедливой похвалы: ибо они с самаго младнечества стараются их воспитать в познании их закона и всех должностей человеческих, а для того почти в каждой татарской деревне находится молитвенный храм и училище для детей, которых обучает живущий тут мулла»14.

Таким образом, с 1767 г. влияние местных архиереев на построение татарских мечетей устранено. В Сибири постройка мечетей предоставлена благоусмотрению губернатора, и императрица Екатерина II не упоминала уже о взаимном соглашении в этом случае губернатора с местным преосвященным.

В самой Казани татары-магометане избегли влияния русского духовенства и получили изустные указы, как и касимовцы, на построение своих мечетей. Скоро последовал и самый указ, устраняющий влияние преосвященных на строение мечетей. В 1773 году, от 17 июня, правит, сенат приказали: «как к синодальным членам, так и во все епархии к преосвященным архиереям послать указы, в которых написать, что по представленным в св. синод от синодального члена Вениамина, архиепископа Казанскаго, и из других епархий доношениям о построенных в городе Казани и в прочих местах близ благочестивых церквей и в общем жительстве татар и новокрещен татарских мечетях и о прочем, св. синод с правит, сенатом сношение имел, и на последок получа от правит, сената ведение ж и имея по оному разсуждение, определяет: отныне преосвященным архиереям, в дела, касающияся до всех иноверных исповеданий и до построения по их законам молитвенных домов, не вступать, а предоставлять оное все на разсмотрение светских команд; преосвященные же архиереи, так как и светския команды, должны прилагать в силу государств, законов, старание, чтоб от того между поданными ея императорскаго величества не могло быть никакого разногласия, а паче б между ими любовь, тишина и согласие царствовало»15.

В 1771 г. снова собирались сведения о количестве мечетей в Казанской губернии. Начальник губернии Яков Ларионович Фонбрант предложил Свияжской провинциальной канцелярии собрать верные и обстоятельные сведения о мечетях, для чего и были разосланы указы ко всем сотникам. Собранные сведения показали, что в тогдашнем Свияжском уезде (в состав коего входила тогда вся почти нагорная заволжская сторона Казанской губернии, именно: нынешние уезды: Свияжский, Тетюшский, Чебоксарский, а также и Буинский с частию Симбирскаго) находилось мечетей соборных 12, простых или пяти-временных 88, сверх того богомольных изб (тех же т.е. мечетей) 19, а всего 11916 . Во всех 116 деревнях17, где находились эти 119 мечетей, были ново-крещенные из татар, исключая 8 деревень: Верхние Балтачи, Малые Салтыки (Менглычево, Абызово тож), другие Малые Салтыки, Данышева (?), Шап-кино, Малые Буртасы, Чаллы (Челны), Кощаково (Чирки Кощаково). В этих деревнях новокрещен не было. Новокрещенных татар ясашных и приписанных к адмиралтейству значилось во 111 деревнях 2.197 человек, а магометан во 119 деревнях 14.007 человек, для коих следовало иметь всего только 70 мечетей, полагая по 200 чел. на мечеть. Замечательно, что численность крещеных татар в тех деревнях с того времени и до сих пор остается почти та же.

Таким образом, к концу XVIII в. было в Казанской губернии около 250 мечетей. По крайней мере, 237 мечетей нам уже положительно известны (т.е. 119 мечетей в Свияжском уезде и 118 мечетей в уезде Казанском, который не простирался в заволжскую, нагорную, сторону.

В 1775 г. св. синод доводил до сведения сената, что в Сибирской губернии города Тары татары и бухарцы не только сами в веру христианскую не приходят, но еще стараются новокрещен из татар и идолопоклонников по Барабинской степи обращать и обрезывать в свое магометанское нечестие. Вероятно, допущенная во многих местах постройка мечетей подала повод соблазнителям разглашать, будто бы на строение мечетей «казенным коштом» по Барабинской степи и указ от сената получен. Таковое разглашение, а наипаче размножение между христианами магометанскаго нечестия без рассмотрения оставлено быть не должно, добавлял св. синод. Сенат отвечал, между прочим, что хотя тобольский епископ, узнав от тарскаго протопопа, донес св. синоду, что «въезжающие к барабинцам тарские татара разглашают о полученном в Тобольске о строении барабинцам казенных коштом каменных мечетей указ, но напротив того Сибирский губернатор сенату доносит, что такого разглашения никогда не было, а мечети строить дозволено по именному ея император-скаго величества указу, данному в 1769 г. августа 20, за собственноручным ея императорскаго величества подписанием, которым в строении вновь мечетей для иноверных дозволение на его губернатора благоусмотрение возложено, с тем, что он один и отчет в том ея императорскому величеству давать будет18.

В 1782 г. (февр. 25) издан был указ о построении мечетей для богослужения у киргизов средней киргиз-кайсацкой орды. «Милосердуя, мы великая государыня, -писала Екатерина II, — о всем нашем подданном киргиз-кайсацком народе, всемилостивейше повелели построить киргиз-кайсацкому народу, для отправления свойственнаго их обыкновению богослужения, на границах, при-леглых к кочевью средней киргиз-кайсацкой орды, мечети, выбрав к тому удобныя места, по усмотрению и назначению отправляющего должность нашего Уфимскаго и Симбирскаго генерал-губернатора, генерал-поручика и кавалера Якобия»19.

Впрочем, в следующем 1783 г. и императрица Екатерина повелевала не умножать мечетей без нужды. На донесение генерал-поручика Каменскаго, от 30 декабря, было отвечено 28 генваря 1783 г. следующее: 1) что касается до свободы подданным нашим закона магометанскаго строить в селениях их мечети, где прежде оныя были, и где они по числу людей необходимо нужны, тако ж наблюдения, дабы те мечети без надобности в тягость их собственную умножаемы не были, в том поступать по прежним законам (второй пункт следует о избрании ахунов) 20. Но не желая умножать мечети в одних местах, Екатерина II особенно старалась об устройстве мечетей, школ и караван-сараев среди киргизов.

В 1784 г. 2 мая она подтверждала прежнее повеление о скорейшем окончании мечетей для народов магометанскаго закона, позволяя, ежели еще где-либо оныя построить нужно, ей (Екатерине II) представить21. Сентября 4 дня 1785 г. она писала барону Игельстрому: «видев из донесения вашего от 6 августа, что построенныя для подданных наших магометанскаго закона мечети в крепости Троицкой и в Оренбурге открыты, не сомневаемся, что таковое сооружение мест публичной молитвы привлечет и прочих в близости кочующих или обитающих к границам нашим; сие и может послужить со временем способом к воздержанию их от своевольств лучше всяких строгих мер. Вследствие того нужно есть 1) при помянутых мечетях построить татарския школы по примеру казанских и тут же завести караван-сараи или гостинные дворы каменные для выгоды торгующих магометан; 2) мечети обвести каменным забором, осведомяся от татар, как то пристойнее по их обычаю; 3) где же вновь следует построить мечети и особливо в таких местах, кои удобнее других посещаемы быть могут, стараться оныя так расположить, чтобы хотя и до 1500 человек в них вместиться могло, считая напр. пространство их до 20 и до 25 сажень; о людях потребных для татарских школ, не оставьте снестися с нашим генералом и Казанским генерал-губернатором князем Мещерским»22. В следующем 1786 г. Екатерина II, говоря о необходимости разделения степи для киргизов на три части, снова упоминала о полезности и необходимости мечетей, школ и гостинных дворов для главшейших киргизских родов23. Соединением всех сих заведений в главнейших точках границы (Оренбургской и Сибирской) императрица желала не только сблизить киргиз-казаков с русскими, но и смягчить нравы их.

Тщетны были все труды и издержки24. В 1792 г. построена была мечеть в Николаеве для турок, пожелавших поселиться в этом городе, а имаму Мустафе-эфендию определено жалованья 600 рубл. в год25. В том же 1792 г. (28 февр.) Екатерина II старалась завести мечети между горцами. «А дабы и веру их (горских народов) обратить к тому же предмету (т.е. к учреждению порядка и подчиненности), нужно бы придать ему в помощь несколько мулл из наших казанских татар, коим бы и мечети заводить в большой и малой Кабарде мы позволить не отреклись; для сильнейшаго же впечатления и утверждения привязанности к нам горских народов не найдете ли (генерал Гудович) нужным, чтобы отправлен был к вам на некоторое время находящийся в Оренбурге муфтий, который с пользою употреблен был для спокойствия тамошняго края, и для введения устройства между диких киргизских народов и проч.»26. В 1799 г. в Каргале — селении казанских татар в Оренбургской губернии было -4 мечети. Число переселившихся татар в эту слободу простиралось до 1158 душ; слобода состояла из 300 дворов, при которых в 1760-х годах была на каменном фундаменте только одна мечеть, лучше которой не было в целой Каз. губернии27».

Таким образом, русское правительство в XVIII в., особенно во вторую половину его, немало содействовало усилению магометанства, заводя школы, устрояя на государственный счет мечети, обеспечивая муллами и полагая разным чинам магометанскаго духовенства значительные оклады жалованья. В 1788 г. учреждено в Уфе духовное собрание магометанскаго закона28. В собрании этом постановлено председательствовать муфтию (каковой должности в России у магометан дотоле не было, да и теперь было бы гораздо лучше упразднить ее), которому положен годовый оклад 1500 рубл. в год, да заседающим с ним двум или трем муллам из казанских татар по 120 рублей29. В довершение своих милостей к магометанам русское правительство к концу же XVIII века, в 1797 г., отпечатало для мусульман на арабском языке 3600 экземпляров Алкорана30.

В самом начале настоящаго XIX века дана была грамата киргизскому Чанчар Султану Султамаметеву, между прочим, и о повелении построить при р.Иртыш, между форпостами Семиярским и Кривым мечети и дома для моления. «Жалуем вам, — говорилось в грамоте, — сию нашу императорскую грамату с тем, что по силе оной, продолжая пребывание ваше на отведенных вам и подвластному вам народу землях, будете управлять им с кротостию и правосудием, каждаго довольствовать по духовным законам вашим и обыкновениям, что исполняя, можете всегда и впредь ожидать от верховной нашей власти и покровительства, тако ж благоденствия и защиты, какими до днесь вы пользовались… По прошению же о построении при реке Иртыш между форпостами Семиярским и Кривым мечети и дома для моления, мы не оставили повелеть пограничному сибирской линии начальнику нашему генерал-майору Лаврову избрать по согласию с вами способное к тому место, и представить нам о сумме, на то потребной, по апробации приступить к произведению сего строения в действо»31. Ногайцам, водворенным на Молочных водах в Таврической губ., на деньги правительства построены были (1806 г.) 6 мечетей, 6 домов для мулл, 120 хозяйственных домов и 35 землянок32.

Преосвященный Августин, обозревавший Оренбургскую епархию в 1806 году, доносил обер-прокурору св. синода А.Н.Голицыну, что во всех уездах Оренбургской епархии великое множество татарских селений с их мечетями и училищами, существующими на прельщение человеческих душ, развращенных учением злочестиваго магометанства33. В 1809 г. в Астраханской губернии было уже более 30 мечетей (вместо прежних 11), притом же в некоторых деревнях оказалось их по 2, по 3 и даже по 6. Надобно сказать, что число мечетей нисколько не соответствовало законом установленному числу дворов или душ: были мечети на 13 дворов, на 301 двор в деревне Соленке было 6 мечетей, в деревне Мамаике 5 мечетей на 94 двора, в Хожетаевке — 4 мечети на 90 дворов34. В 1819 г. правительство разрешило постройку мечети на счет казны для Большой киргиз-кайсацкой орды35.

В 1820 г. магометане беспокоили правительство просьбами о построении мечетей и определении мулл36. Грамотные магометане подбивали поселян строить мечети, чтобы им сделаться муллами. Вообще, мечети до того размножились, что само правительство находило себя вынужденным издавать запретительные указы, чтобы не строить мечетей без нужды. «В прошлом 1828 г. пензенский гражданский губернатор доносил Министерству внутренних дел, что в некоторых татарских деревнях Саранскаго уезда начато строение мечетей посреди улиц самопроизвольно и безобразно и что число их умножается большею частию без всякой нужды и более по наущению татар, ищущих звания мулл и имамов; для отвращения чего полагал необходимо нужным: 1) постановить правило, для какого числа душ может быть дозволено иметь мечеть, в виде прихода, и 2) составить единообразный план, по коему могла бы производиться постройка таковых мечетей в приличном виде.

«Посему г. министр внутренних дел сносился с состоящим в должности главноуправляющаго духовными делами иностранных исповеданий, который, сообщив сведения, в прилагаемой у сего выписке показанныя, при каком именно числе душ и на каком основании должно быть допускаемо строение мечетей по существующим постановлениям, — уведомил, что магометане не могут их строить произвольно, а должны иметь позволение от губернского начальства и что на мечети может быть распространен высочайший указ 13 декабря 1817 г. о устройстве деревень, коим не позволяется заводить церквей иначе, как на площадях; да и по самым магометанским правилам, мечети должны строиться посреди селений, в местах, со всех сторон открытых. Что же касается до назначения единообразных планов и фасадов для мечетей, то хотя не имеет в виду особеннаго закона, который бы обязывал магометан строить мечети по планам и фасадам, от правительства данным, но не находит в сем и затруднения, потому: 1) что строение мечетей, как зданий публичных, в отношении к наружному виду принадлежа власти гражданской, вместе с другими зданиями сего рода подходит под общия правила и 2) что сами магометане просили иногда у правительства и принимали данные от онаго планы и фасады для построения мечетей.
«Затем поручено было строительному комитету Министерства внутренних дел, приняв в соображение имеющиеся в виду на мечети чертежи, составить общий для оных образцовый план и фасад.

«Комитет, руководствуясь правилами, от местнаго начальства при сем случае сообщенными, и соображаясь с прежними чертежами мечетей, представив притом свое заключение, что для построения мечетей всегда лучше назначать места на площадях, а где площадей нет, там производить оныя на разстоянии не менее 10 сажен от строений.

«Проект сей г. министр внутренних дел имел счастие представлять на высочайшее его императорскаго величества усмотрение, и при том испрашивал: если проект плана и фасад удостоен будет высочайшаго одобрения, то не благоугодно ли будет его величеству повелеть, для соблюдения повсеместно в сих строениях должнаго приличия и единообразия, принять оный в руководство при построении на будущее время мечетей, не только в Пензенской, но и во всех других губерниях, где состоят магометанския селения, и где будет предстоять надобность в построении оных на правилах вышеизложенных, применяясь в размере, сообразно действительной надобности, по местному усмотрению.

«17 генваря сего года (1829) г. статс-секретарь Муравьев сообщил г. министру внутренних дел, что государь император означенный план и фасад высочайше утвердить соизволил, как общий образцовый для мечетей в России.

«Вследствие сего, пензенский гражданский губернатор снабжен был в тоже время надлежащим по сему предмету предписанием, с приложением копии с высочайше утвержденнаго плана и фасада, а для рассылки таковых же во все прочия губернии, где состоят магометанския селения, приказано оные выгравировать.

«Ныне по изготовлении сих чертежей, препровождая при сем оных вашему превосходительству два экземпляра, так как во вверенной вам губернии состоят магометанския селения, я предлагаю, при дозволении впредь построения мечетей, принять к непременному исполнению, как означенные, высочайше утвержденные образцовые чертежи, так и все правила, выше сего изложен-ныя, в отношении к Пензенской губернии, а равно и в прилагаемой у сего особой выписке заключающияся…

«Указ 23 августа 1756 г. определяет положительно, чтобы магометанские приходы состояли не менее как из 300 или 200 душ муж. пола, и чтобы при таковых приходах, даже впоследствии увеличивающихся, новыя мечети более не строились.

«Указом 2 августа 1770 г. подтверждается запрещение строить мечети без исчисления душ.

«Магометанския правила склоняются более к ограничению числа мечетей действительно нуждою, нежели к безполезному умножению оных, и Оренбургское магометанское духовное собрание принимает без затруднения упоминаемое в указе 1756 г. правило, т.е. чтобы приходы оных состояли не менее как из 300 или по крайней мере 200, душ муж. пола.

«Таким образом указ 1756 г. служит ясным решением вопроса о числе прихожан при мечетях.
«Исполнение сего указа тем менее подлежит сомнению, что самое магометанское духовное начальство признает предписанное в оном правило.

«Но с указом 1756 г. имеют связь другие законы, также требующие со стороны губернскаго начальства соображения в делах о строении мечетей.

«Независимо от числа душ, по указу 2 ноября 1742 г. и вышеупомянутому же указу 1756 г., строение мечетей допускается там, где нет никакого препятствия в оном по собранным сведениям в разсуждении христиан русских, или новокрещенных татар.

Главное управление иностранных исповеданий не упускает из виду сих указов для охранения христиан и крещеных татар от соблазна в вере.

«Но местное губернское начальство, при исполнении оных, должно, однако ж, принимает в соображение и объявленное в указе 29 мая (17 июня) 1773 г. высочайшее повеление о терпимости, охраняющей богослужение всех вер в России.

«По указу 8 апреля 1801 г. губернское начальство, сверх правил, его обязанность определяющих, должно сноситься с магометанским духовным собранием для соображения с магометанским законом, при строении мечетей наблюдаемым.

«Хотя высочайший указ 13 декабря 1817 г. относится к христианским церквам, но он может быть распространен также на мечети, которыя по самым магометанским правилам, должны строиться посреди селений, в местах, со всех сторон открытых»37.

Мы видели, как в конце прошлаго столетия русское правительство старалось заводить мечети и магометанския школы среди киргизов. Магометанство, благодаря содействию русскаго правительства, действительно стало сильно распространяться между киргизами, так что мусульманская пропаганда надоела киргизам. В 1830-х годах настоящаго столетия киргизы сами уже протестовали против насильно развивающагося среди их мусульманства с своими мечетями. Приводим несколько слов об этом из передовой статьи «Московских ведомостей» (101 № 1867 г.). «Многочисленное племя киргизов, кочующее на громадном протяжении степей, которыя обозначаются их именем, не имеет определенной религии. Религиозный быт киргизов представляет грубую смесь шаманства с некоторыми магометанскими и искаженными христианскими верованиями. Киргизы, о которых идет речь, суть подданные Российской Империи, державы христианской, правительство которой поставляет своим долгом заботиться о поддержании Православной Церкви, как национальной. И что же? Вместо мирной христианской проповеди, русские киргизы подверглись насильственному обращению в магометанское правоверие. Дело доходило до того, что в 1830 г. они энергически протестовали против направленной на них магометанской пропаганды, и чрез нарочно отправленныя ими в Петербург депутации, просили: «мечетей и школ у них не заводить, ахунов и указных мулл не определять (текстуально)». Какия же последствия имела эта просьба кочевников»?

«Именно в то самое время была учреждена Алтайская духовная миссия, которая с самаго начала предположила себе действовать и на киргизов. 25 июня 1835 г. предназначено было ей отправиться в кокчетавский округ. Но тогдашней генерал-губернатор Западной Сибири остановил высочайшим именем исполнение этого плана, на том основании, как объявляет он в своем отзыве архиепискому томскому, что киргизы просили не ставить мечетей и не определять к ним магометанских мулл. Таким образом, христианской миссии была воспрещена проповедь на том основании, что киргизы протестовали против насильственнаго просвещения их мусульманством; а магометанская пропаганда продолжалась с усиленною ревностию между киргизами, так что тепер во всех окружных городах и укреплениях киргизской степи имеются постав-ленныя правительством мечети и магометанския училища. Училища помещаются в нижнем этаже каждой мечети, и в каждой волости поставлен указный мулла; почти на каждом ауле, где числится 10-20 юрт, имеется мулла неуказ ный, обучающий киргизских детей татарской грамоте.

Таким образом, в пяти округах, принадлежащих Томской епархии, куда не была допущена христианская духовная миссия, киргизы вполне предоставлены, в нравственном и религиозном отношении, руководству и обучению магометанских мулл. «Какая может быть столь важная нужда в христианском православном государстве, -пишет одно почтенное духовное лицо, имевшее возможность ознакомиться на месте с положением дела, — ради которой вопреки прошению киргизов умножаются у них мечети, заводятся магометанския школы и поставляются указные муллы? Ужели это веротерпимость? Но в видах веротерпимости и для утверждения киргизов в магометанстве, казалось, было бы достаточно одного влияния на них мулл и муфтиев, свободно приезжающих с этою целию из Ташкента, а для постояннаго практическаго руководства и обучения — поселенных между ними магометан, так называемых чало-казаков; для других же, хотя бы даже и политических целей несравненно полезнее было бы постепенно располагать киргизов к христианству».

Трудно не согласиться с этим. Но прошло 36 лет после несостоявшейся попытки начать евангельскую проповедь между киргизами, а дело остается в прежнем положении»38 и проч. Во внутренней или Букеевской киргизской орде в 1851 г. было 126 мулл, по одному на 170 кибиток, тогда как до хана Джангера мулл было не более 15. Без сомнения, при каждом мулле имеется уже мечеть — кибитка. След. число мулл и мечетей возросло так значительно в этой орде только в продолжение 30 лет; потому что Джангер только в 1842 г. был возведен в ханское достоинство и давал лично от себя приказы строить мечети и училища и т.п.39

В Своде законов (издан. 1857 г. т.ХП. Устав, строит, ст.260-265) изложены постановления о построении магометанских мечетей с указанием на прежния законоположения. Этими постановлениями руководствуются в настоящее время при построении мечетей татарских. Приводим здесь эти статьи.

260. Построение новых мечетей допускается не иначе, как по представлениям от приходов и приходских чинов магометанскому духовному начальству (т.е. Таврическому магометанскому духовному правлению или Оренбургскому магометанскому духовному собранию, по принадлежности) и с утверждения начальства губернскаго, после надлежащего удостоверения в необходимости построения сих новых мечетей, а равно и в достаточности средств для приличнаго их содержания.

1744 г. февр. 20. (8875); 1782 апр. 8 (15379) ст.58; 1829 мая 31 (2902); 1831 дек. 23 (5033) § 63.
261. При сем (ст.260) наблюдаются следующия правила:

1) чтобы при всякой мечети прихожан было не менее трех сот или, по крайней мере, двести ревизских душ муж. пола; 2) чтобы общество, долженствующее составить новый приход, изъявило надлежащим образом в общественном приговоре согласие свое на доставление средств для обеспечения содержания мечети и нужнаго при ней духовенства.
1756 г. августа 23 (10597); 1829 мая 31 (2902); 1831 дек. 23 (5033) § 64.
262. По магометанским приходам, Оренбургскому духовному собранию подведомственным, построение мечетей, независимо от требуемаго предшедшею статьею 261 для сооружения оных числа прихожан допускается в таком случае, если от построения мечети не может произойти соблазна в вере для живущих вместе с магометанами христиан и новокрещенных татар40.
1742 г. ноябр. 19 (8664); 1756 август. 23 (10597).
263. Таврическое губернское начальство в зависящем от него позволении строить мечети наблюдает, чтобы при сем были сохраняемы общия о публичных зданиях правила, и когда в том же месте находятся христианския церкви, то предварительно сносится о сем с епархиальным архиереем.
1831 г. дек. 23 (5033) § 97.
264. Новыя мечети, надлежащими духовными и гражданскими начальствами признанныя необходимыми и обеспеченный в содержании, строятся по плану и фасаду, в 1844 г. Высочайше для них утвержденным.
Ср. 1829 мая 31 (2902); 1831 дек. 23 (5033); § 65; 1844 янв. 18 (17539).
265. При построении мечетей в селениях наблюдается, чтобы они сооружаемы были на площадях; а где оных нет, там в расстоянии не менее двадцати сажен от строений.
1829 г. мая 31 (2902).

Вот какия постановления были относительно мечетей. В настоящее время имеют силу, как мы видели, те же постановления, только они далеко не исполняются на деле. Число мечетей во многих местах превышает численность душ; муллы без нужды размножают мечети и сами размножаются. Мы уже и не говорим о том, что штат мечетей далеко не равняется со штатом православных церквей. Число мечетей поражает всякого православного русского христианина, когда он является напр. в Казани или ея окрестностях. Известно, что штат церквей не раз менялся в продолжение времени с Петра Великого до ныне; так в 1718 г. февр. 19 Петр Великий указал определить, на сколько приходских дворов должна быть построена церковь41. Штаты обнародованы 10 августа 1722 года. При приходских церквах положено 1-3 священника смотря по величине прихода, и при трех священниках не более двух диаконов и под одному причетнику и по одному пономарю на каждаго священника. У приходской церкви определено быть не более 300 дворов, и при 300 дворах положены 3 священника, при 200 и 250 два, а при 100 или 150 -один священник42.

На каждый двор полагалось по 4 души43. Ныне, как известно, один священник может быть при 1.400 душах. Самые священники у нас, по крайней мере с настоящаго столетия, определяются не иначе, как по окончании продолжительнаго курса наук, или же после продолжительной службы на низших духовных степенях. У магометан и здесь не то. Издавна число душ на мечеть осталось неизменным. Ныне берется почти всегда не большее число 300 душ, а меньшее — 200 душ, так что при 400 душах в очень многих деревнях можно встретить, вместо одной, две мечети. При 1.000 душах встретить можно во многих местах от 4 до 6 мечетей.

Узаконение, чтобы новыя мечети не строились в приходах, даже впоследствии увеличивающихся, забылось не только между магометанами, но, к сожалению, кажется, и между местным русским правительством. Магометанское же духовное собрание (в Уфе) и не заботится, кажется, наводить справки о численности душ в известной деревне, куда желает поступить на должность муллы тот или другой из грамотных магометан. Оно щедро раздает свои указы иногда даже таким юношам, которые еще учатся в школах, и только опасение попасть в солдаты вынуждает их всеми средствами добиваться такого указа на должность муллы. Мы встречали в казанских татарских школах не раз таких юношей, учеников еще, а между тем они считались уже указными муллами.

Правда, для занятия духовных должностей у магометан определены еще в 1855 г. возрасты: для кадиев, ахунов, мухтасипов и мюдаррисов не моложе 25 л., для хатибов и имамов 22 г., для муэцзинов и гочей 21 г.; но эти возрасты, кажется, мало имеются в виду, когда определяют на места мулл. Равным образом давно (в 1835 г.) законом положено иметь при мечети не более одного муллы44. Но известно, как редко это исполняется. Следует изменить штат маго-метанскаго прихода: на каждую мечеть следует положить не менее 1.500 ревизских душ муж. пола и при каждой мечети положить только по одному мулле. Кстати, замечу здесь, что магометанское духовное собрание действует иногда так неосмотрительно, что иногда, не наводя как следует справок, приписывает к магометанским приходам даже крещеных татар, как, напр., в 1864 г. 20 человек крещеных татар деревни Три-избы-Шемурши (Буинского уезда) к деревни Новых-Какерлей и карлинских крещеных татар к мечети города Симбирска.

О первых мы фактически убедились в самых поименованных деревнях Шемурше и Какерлях, о переходе же крещеных татар из Карлинскаго прихода (Симб. губ.) к городской мечети мы только слышали. На это необходимо обратить самое серьезное внимание, потому что крещеные татары говорят по этому случаю, что если одни перешли окончательно в магометанство и приписались к мечетям, то значит (!), и другим можно оставить христианскую веру, и значит (!), на это есть царский указ… Вот к каким последствиям приводит, если не злоупотребление, то, по крайней мере неосторожность магометанскаго духовнаго собрания. Вообще настоит крайняя необходимость пересмотреть и изменить законоположения, относящияся до мечетей и магометанскаго духовенства вообще, чтобы эти законоположения не усиливали, а, по возможности, ослабляли враждебное для христианства магометанство.

Приведем несколько статистических сведений о мечетях за последнее время.

В 1833 г. было мечетей в России 4.785. Из них в губерниях: Оренбургской 1.714, Нижегородской 31, Казанской 688, Саратовской 124, Симбирской 153, Тамбовской 19, Пензенской 70, Астраханской 74, Вятской 117, Пермской 143, в Таврической области 1.652. Не известно еще было количество мечетей у магометан западной части европ. России, у магометан литовских, а также на Кавказе и за Кавказом45. В 1840 г. было мечетей 5.48346. В 1845 г. мечетей было 6.76347. В 1846 г. мечетей было в одном Казанском уезде 14948. В самой Казани в 1844 году было 8 мечетей49, а в 1847 было уже 10 мечетей, 7 каменных и 3 деревянных50. В Оренбургской губернии, по официальным сведениям мечетей у мусульман в 1850 г. было 1.925 деревянных и 7 каменных, всего 1.932 мечети, а православных храмов 455, из коих 280 каменных, а 175 деревянных51. Надобно заметить, что в 1839 г. мечетей в Оренбургской губернии было гораздо меньше, 1.46452, след. численность их увеличилась там в какие-либо 10 лет и притом так значительно. За 1861 г. в одном из уездов Пензенской губернии, Краснослободеком, было мечетей 3053, а всего в настоящее время в Пензенской губернии мечетей 9254.

В 1855 г. в Самарской губернии было 211 мечетей, а в 1857 г. их было немного более, именно 217 . В 1855 г. мечетей в России было (кроме Кавказа) 4.718. На постройку новых двух дано разрешение56.

В настоящее время мечетей значится: в Казанской епархии 729 (в том числе в самой Казани 12 мечетей), в Нижегородской 37, в Симбирской 139, в Самарской 206, в Саратовской 138, в Астраханской 64 (в том числе в самой Астрахани 5, подгородном селе Царевском 10 и 12 в селении Хожетаев-ке). Таким образом всех мечетей в шести приволжских епархиях считается 1.313. По крайней мере столько мы насчитали в этих епархиях по спискам населенных мест в Российской империи губерний: Нижегородской (Спб. 1863 г.), Казанской (Спб. 1866 г.), Симбирской (Спб. 1863 г.), Самарской (Спб. 1864 г.), Саратовской (Спб. 1862 г.) и Астраханской (Спб. 1861 г.). В Астраханской епархии, впрочем, по сведениям, сообщенным в «Русском вестнике» (1862 г. т.40. № 1. стр.24), число мечетей несколько больше вышеозначен-наго. Именно там передано, что в городах Астраханской губернии 41 православная церковь, 5 монастырей, 9 инославных церквей и 15 мечетей; в уездах 2 монастыря и 79 православных церквей, 66 мечетей и 4 ламайских хурула. В Астраханском уезде 38 мечетей, а православных церквей 22; в уезде Енотаевском 15 церквей, мечетей нет; в Красноярском — 2 церкви, 18 мечетей; в Чер-ноярском 14 церквей и 2 мечети. По этому счету выходит, что в Астраханской епархии 81 мечеть. Мы встретили еще в «Северной почте» (1864 г. № 203) число мечетей в губернии Вятской. Здесь их показано 139. В Рязанской губернии, в г.Касимове и его уезде 10 мечетей57.

В Сибири было в 1851 г. всего 188 мечетей, в том числе 148 в одной Тобольской губернии; мулл было 237 чел.58. В Западной России у татар литовских в начале XVII в., по свидетельству, записанному турецким историком Пэчеви, находилось 60 больших мечетей, а включая домашния молельни — более 100, как сказано в Рисалеи Татари Лэх. Ныне (1856 г.) считается 21 мечеть. В Царстве Польском 2 мечети59.

Мы не имели под рукой подробных сведений за последнее время о мечетях в Крыму и во владениях кавказских. Об исламе и мечетях у крымских татар писал В.Кондараки; но мы в Казани не могли найти «Николаевскаго вестника» (за 1865 г.), в котором помещал свои статьи по части магометанства г.Кондараки. За неимением таких сведений, нам остается привести общее число мечетей в России. Оно простирается в последнее время до 4.220, духовенства при оных 6.783. На содержание магометанскаго духовенства отпускается ежегодно 8.880 рублей60.

Неодинаковость общаго числа мечетей в 1833 г. (4.785), в 1840 г. (5.483), в 1845 г. (6.763), в 1855 г. (4.718) и в 1861-63 г. (4.220 мечетей) зависит, как нам кажется, от того, что иногда не из всех мест с магометанским населением доставляются сведения. Так не совсем точною мы признаем и сумму мечетей за последнее время (4.220). По нашему мнению, их гораздо больше.
По «спискам населенных мест» мы насчитали в Казанской епархии 244 мечети, которыя построены противозаконно, т.е. на таких деревнях, где нет даже меньшаго полнаго, законом положеннаго для мечети числа душ мужеска пола (т.е. 200 человек), именно в уезде Казанском 68, Лаишевском 23, Ма-мадышском 78, Свижяском 11, Спасском 4, Тетюшском 32, Царевококшай-ском 1661 Чебоксарском 1, Чистопольском 12.

Таким образом, в настоящее время число одних незаконнопостроенных мечетей в Казан, губернии (244) равняется законному их числу в той же губернии в конце прошлаго столетия (стр.18). Надобно удивляться, как возрасло ныне число мечетей во всех губерниях с магометанским населением.

В прочих пяти приволжских епархиях число незаконнопостроенных мечетей также довольно значительно. В Симбирской губернии таких мечетей мы насчитали 17, в Самарской 48, в Саратовской 39, в Астраханской 16 и в Нижегородской 1.

Местное гражданское правительсво должно непременно озаботиться поверкою числа приходских душ при означенных мечетях. Это важно по тем особенно обстоятельствам, что магометане получают сельские приговоры на построение в той или другой деревне мечетей и, по всей вероятности, не упоминают о числе душ в деревне. Конечно, к мечетям тех деревень, где незаконно они, по нашему мнению, построены, могут быть приписаны магометане других соседних деревень; но дело в том, что соседния-то деревни сами имеют часто не под одной, а даже по две мечети. Злоупотребление законом в одном случае влечет злоупотребление в другом. При этих, напр., 244 (Казанской епархии) мечетях, по всей вероятности, находится до 300, если не больше, незаконных тоже мулл. Если мечети построены незаконно, то и муллы определены также незаконно. Поэтому настоит крайняя необходимость разузнать а) сколько при означенных 244 мечетях мулл вообще и б) сколько из них указных и сколько безуказных. Очень часто при одной мечети совершенно без нужды находятся двое мулл, один старик, а другой молодой, получивший указ на должность во избежание рекрутчины.

Таким образом, не лишне было бы дознать: в каких деревнях при одной мечети по двое мулл. На мулл вообще следует обратить самое серьезное внимание: они без нужды умножаются сами и подстрекают общества строить мечети. Добившись прихода и мало имея треб, муллы подущают крещеных татар к отпадению в магометанство. Заметим, что в приходах, подведомственных магометанскому Оренбургскому собранию, допускается строение мечетей только в том случае, если от построения их не может произойти соблазна в вере для живущих вместе с магометанами христиан и новокрещенных татар62.

Но недавния попытки крещеных татар к отпадению из православия в магометанство показали, что соблазн этот происходит, между прочим, от подстрекателей мулл и от мечетей, куда соблазняются ходить к богослужению новокрещены из татар. Нам не раз даже приходилось замечать, что если мечеть находится в незначительной, по народнаселе-нию, деревне, то это довольно верный признак, что вблизи нея находятся селения с крещеными татарами, почти омагометанившимися. В числе 244 мечетей довольно таких, которыя находятся в деревнях магометан с крещеными татарами, участвовавшими в подаче просьб об отпадении в магометанство.

Многая деревни татарския, составляя, так сказать, одну большую деревню и разделяясь только оврагами или мостами, носят название Верхних, Нижних, Средних, Новых и Старых, напр. Зюрей, Аты, Верезей, Айбашей и т.п., считаются, без нужды, отдельными татарскими приходами, имеют особыя мечети и особых мулл. В таких деревнях к сокращению мечетей и мулл можно приступить в скорейшем времени, образуя из подобных деревень один приход. В других местах следует отобрать у мулл указы, запретить их, как безприхо-дых; в иных местах сокращать мечети и мулл можно постепенно. И то не есть ограничение или уничтожение злоупотреблений.

Скажем даже, что в то же время, когда русское правительство ломало противозаконнопостроенныя мечети, оно запечатывало или же разрушало и некоторыя из христианских церквей, которыя находились в незначительных приходах и составляли тягость для прихожан, как выражается по этому поводу узаконение. Самые штаты священноцерковнослужителей при церквах, архиерейских домах и монастырях сокращались и лишние члены (не говоря уже о вредных) шли в подушевный оклад, а иногда даже и в солдаты63. Запрещалось равным образом строить и лишния церкви64. Так и здесь: главное — следует как можно строже следить за возникающими вновь мечетями или же строющимися после пожаров или по обветшании.

Гораздо легче не допустить магометан до построения мечетей, чем уничтожать уже существующия. В местах, где нет 200 душ муж. пола (пока по старому законоположению), там ни вновь строить, ни починять не давать позволения, а где находятся татары крещеные, там, хотя бы магометан было и более 200, мечетей строить не дозволять по законам, — во избежание соблазнов. В деревнях, имеющих жителей — магометан до 600 и более душ, двух мечетей строить не дозволять, потому что указ от 23 августа 1756 г. определяет положительно, чтобы магометанские приходы состояли не менее, как из 300 или 200 душ муж. пола, и чтобы при таковых приходах даже впоследствии увеличивающихся, новыя мечети более не строились65.
В заключение повторим желание, чтобы законоположения о мечетях и магометанском духовенстве были поскорее изменены и направлены к пользе христианства и к ослаблению магометанства.

1. См. также указ от 23 июня 1744 г. стр.296. Поли. собр. зак. т.ХН. № 897В.

2. Поли. собр. зак. T.XIX. № 13490. стр.102.

3. Поли. собр. зак. T.XIX. № 13490. стр.101 и 102.

4. Поли. собр. зак. T.XIX. № 13490.

5. Поли. собр. зак. T.XVIII. N» 13336. п.З.

6. В этих статьях, впрочем, ни слова не говорится о мечетях, а упоминается только вообще о веротерпимости. Вот эти статьи: 494. В толь великом государстве, распространяющем свое владение над толь многими разными народами, весьма бы вредный для спокойства и безопасности своих граждан был порок, запрещение или недозволение их различных вер. 495. И нет подлинно инаго средства, кроме раэумнаго иных законов дозволения, прав, нашею верою и политикою неотвергаемаго, которым бы можно всех сих заблудших овец наки привести к истинному верных стаду. 496. Гонение человеческие умы раздражает, а дозволение верить по своему закону умягчает и самы жестоковыйныя сердца и отводит их от эаматерелаго упорства, утушая споры их противные истине государства и соединению граждан. См. Наказ имп. Екатер. II. Спб. 1770 г. стр.320 и 322.

7. Рукоп. указ императрицы Екатерины II казанскому губернатору князю Мещерскому (в бумагах акад. каэ. библиотеки, собранных баккалавр. Гр. зах. Елисеевым).

8. Топограф, описание Казани, Зиновьева. Москва 1788 г.

9. Там же.

10. Путешествие по раэн. провинциям Р. импер. ч.1. Спб. 1773 г. стр.42, 43. Также «Исследование о кас. царях и царевичах» в Трудах восточ. отдел, импер. археол. общества. Спб. 1863 г. 4.IX. стр.64, 65

11. Исследование о касимовских царях и царевичах, В.В.Вельяминова-Зернова. ч. 1. стр.61 и на обор.

12. Там же, стр.60.

13. Дневн. записки, Лепехина. 4.1. стр.178. Спб. 1795 г.

14. Журнал, или дневн. записки путешествия К.Рычкова по разн. провинциям. Спб. 1770 г. стр.5.

15. Полн. собр. эак. T.XIX. № 13996.

16. Из бумаг бывшей Свияж. провинц. канцелярии, доставленных мне студентом Импер. каз.университета А.М.Лебедевым.

17. В трех деревнях: Куштов. Булым-Балыхчах и верхн. Индырчэх было по две мечети.

18. Поли. соб. эак. т.ХХ. Ns 14313. 11

19. Полн. собр. зак. t.XXI. Ns 15352.

20. Полн. собр. зак. T.XXI. № 15653.

21. Полн. собр. зак. т.ХХИ. Ns 15991.

22. Полн. собр. т.ХХИ. № 16255.

23. Там же, № 16400.

24. Описание киргиз-кайсакских, или киргиз-казачьих орд и степей. Соч. Ал.Левшина. ч.И. стр.276, 277 и 281.

25. Поли, собран, зак. т.ХХШ. № 17039.

26. Попн. собр. зак. т.ХХШ. № 17025.

27. Полн. собр. зак. т.ХХИ. Г* 16710.

28. Полн. собр. зак. T.XXIV. Ns 18287.

29. Топография оренбургск. Рычкова. Спб. 1762 г. ч.И. стр.28, 29.

30. Попн. собр. зак. т.ХХИ. № 16710.

31. Поли. собр. эак. T.XVII. № 20171.

32. См. Истор. М.В.Д.Н.Варадинова Спб. 1858 г. ч.1. стр.164.165.

33. Странник 1866 г. май. стр.60, 61.

34. Хозяйственное описание Астраханок, и Кавказск. губерн. Спб. 1809 г. стр.135 и дал. 35

35. См. Истор. М.В.Д.Н.Варадинова. ч.И. кн.1. стр.593. Спб. 1859 г.

36. Там же, ч.И. кн.2. стр.99. Спб.1861 г.

37. 2-е полн. собр. эак. t.IV. № 2902 (1829 г. мая 31).

38. Москов. ведом. 1867 г. № 101.

39. Соврем. T.XXIX. отд.И. Внутр. или Букеевская киргиз-казачья орда. А.Евреинова. стр.53, 65, 71.

40. Из 260 и 262 статей ясно видно, что губернское начальство должно необходимо сноситься с епархиальным начальством и от него узнавать, может или нет служить соблазном для христиан и новокрещ. татар та или другая вновь строющаяся мечеть. А из этого открывается, что закон 1773 г. от 17 июня, устранявший влияние преосвященных или вообще епархиальнаго начальства на построение мечетей, теряет свое значение, тем более, что под ныне действующими статьями о мечетях указывааются в руководство те же самые законы, где говорится о влиянии архиереев на построение мечетей; напротив, под ними нет указания на закон от 17 июня 1773 г. Из 263 ст. и теперь прямо видно влияние архиерея в Таврич. крае.

41. Поли. собр. зак. T.V. №3171.

42. Полн. собр. зак. T.VI. № 4072. Правосл. собесенд. 1867 г. январь, стр.23, 24.

43. Указы 1784 г. генваря 14 и 1795 г. марта 16 пун. 1. Оглавление законам грекоросс. Церкви, Якова Гиновскаго. часть II. стр.18-24. Спб. 1828 г.

44. Второе полн. собр. зак. т.Х1. отд.1. № 8780.

45. Журн. М. Вн. Дел 1834 г. ч.ХШ.

46. Истор. М.В.Д.Н.Варадинова. ч III. кн.2. стр.598. Слб. 1861 г.

47. См. Жур. Мин. Внутр. Дел 1846 г. стр.413.

48. Каз. губ. ведом. 1846 г. №№ 39, 40.

49. Каз. татары, Фукса, стр.113.

50. Ист. Казани, Баженова. ч.Ш. глава XXV. стр.47.

51. Описание Оренбург, губер. Черемшанскаго. Уфа, 1859 г. стр.121,128.

52. Материалы для статистики России 183Э г. стр.26. Геогр. обозрен.

53. Русский мир. 1861 г. № 9. л.189.

54. Северн, почта. 1865 г. № 127.

55. Самар. губ. вед. 1857 г.

56. См. Ист. М.В.Д.Н.Варадинова. ч.Ш. кн.4. Спб. 1862 г. стр.215.

57. Памяти, книжк. Рязанск. губ. на 1860 г.

58. См. «Дело» 1867 г. № 9: Сибирские инородцы в XIX столетии СШашкова.

59. См. Изследование о литовских татарах г.Мухлинскаго.

60. Из Отчета Мин. Внутр. Дел за 1861-63 г. Сев. почта 1865 г. № 254.

61. В Царевококш. уезде еще в 1840 г. было на 47 татарских деревень 43 мечети, так что на каждую мечеть было приходу 167 душ. Следов, незаконных мечетей было довольно. Но на это а то время, как и теперь, не обращается внимания. Зап. А.Фукс о чувашах и черем. Каз. губ. Казань, 1840 г. стр.306, 307.

62. Свод зак. Рос. имп. изд. 1857 г. т.ХИ. устав, строит, ст.262.

63. Поли. собр. эак. t.XIV. Na 10665.

64. Поли. собр. зак. T.XIV. № 10665; t.XIX. № 13451.

65. Поли. собр. зак. T.IV. № 2902.

printfriendly-pdf-email-button-notext О ТАТАРСКИХ МЕЧЕТЯХ В РОССИИ Блог писателя Сергея Синенко Ислам Татарстан
Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоИсламТатарстанислам,мечеть,Россия,татарыВыкладываю работу преподавателя Казанской духовной академии Евфимия Малова «О татарских мечетях в России», изданную в 1867 году. Е.А. Mалов родился в Симбирской губернии; образование получил в Симбирской духовной семинарии и Казанской духовной академии. Ученик Г.С. Саблукова. Преподавал в Казанской духовной семинарии, затем в Казанской духовной академии миссионерские дисциплины, татарский...cropped-skrin-1-jpg О ТАТАРСКИХ МЕЧЕТЯХ В РОССИИ Блог писателя Сергея Синенко Ислам Татарстан