25425256265_2 Церковные школы Уфы Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие

Церковные школы Уфы

Недавно уфимцы услышали, что еще одно  здание-памятник, кирпичное, добротное, постройки начала XX века, внесенное в реестр историко-культурного наследия, собираются снести. Оно находится на улице Кустарной и принадлежит художественно-графическому отделению Уфимского педагогического колледжа № 2, а в справочных книгах города Уфы 1904, 1908 и 1911 гг. усадьба по улице Степной (тогда № 17-я) приходского училища числится во владении священника Виктора Степановича Константиновского. Возведено оно между 1904 и 1908-м годами.

По воспоминаниям старожилов Уфы священник Виктор Константиновский построил училище напротив открытой на рубеже веков губернской Земской больницы и подарил его городу. Согласно Адрес-календарям Уфимской губернии в 1912-м году училище ещё называется ХI двухклассным. А в 1913-м – училище числится как первое смешанное двухклассное, в котором учатся мальчики и девочки. Заведующий училищем Василий Петрович Брагин руководил училищем до 1917 года.

Сегодня выкладываю отрывки из книги священника уфимской Успенской церкви Виктора Константиновского (1868-1937) «Успенская приходская школа», в которой даются сведения о всех церковных школах Уфы, а также богатая  информация о народном образовании в Уфимской губернии.  

25425256265 Церковные школы Уфы Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие

УСПЕНСКАЯ ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКАЯ ШКОЛА г. Уфы.

Иллюстрированная Историческая Записка ко дню ея 50-летнего юбилея.

Составил свящ. Виктор Константиновский.

Прибыль от издания предназначена на увеличение неприкосновенного капитала, с которогопроценты идут на покупку учебников и писменных принадлежностей для беднейших учеников школы.

Издание Градо-Уфим. Успенского Церковно-приходского Попечительства.

Г. УФА. Типография «Сеятель». 1912 г.

Печатать дозволено Типография «Сеятель». Г. Уфа, 1912 года.

  

«Твёрдо верю в незыблемое будущее церковной школы». «…Моё наследие от горячо любимого родителя – церковно приходские школы».

(Слова Государя Императора Николая II-го)

Издревле Российское духовенство считало одной из главных своих священных обязанностей начальное обучение детей прихожан, отдавая сему святому делу, не только свой досуг, но и часть своих скудных прибытков. Убогие по внешней обстановке, но сильные по своему религиозно-патриотиче­скому духу, устрояемые при церквах духовенством школы подобно звёздам небесным были разсеяны по Святой Руси и воспитывали тех колоссов веры в Бога, преданности Царю-Батюшке и любви к дорогой родине, которые сделали наше отечество могущественнейшим во всей поднебесной.

В первой половине минувшего столетия Святейшему Правительствующему Синоду благоугодно было взять на себя высшее руководительство церковными школами, а потому он циркулярными указами Епархиальным Епископам, в том числе и Преосвященнейшему Иоанник[и]ю, Епископу Оренбургскому и Уфимскому, от 29 октября 1836 года за № 13056, предложил в руководство ВЫСОЧАЙШЕ утверждённые правила касательно первоначального обучения детей прихода, призывая духовенство воспользоваться церковными школами, как «средством и случаем для исполнения своей безпрекословной обязанности направлять детей в вере и благочестии» (пун. 1), самолично обучая их в своих домах «без всякого договора и без требования возмездий» (пун. 2, 4) предметам веры и благочестия, «передавая сие в виде разговоров и разсказов, по временам и случаям возобновляемых без школьной принуждённости и буквального вытверждения на память» (пун. 5). «Смотря по удобности, говорится далее в правилах, можно к предметам учения присовокупить начала арифметики» (пун. 7). Предлагая руководственные правила, Святейший Синод сим же распоряжением устанавливает должный контроль за школьным делом, который состоит в том, что «дети, достаточно обученные, испытываются при Благочинном, местном священнике и сельском поселянском начальнике и о сём постановляется журнал за подписью всех сих лиц и представляется Епархиальному Архиерею. По прошествии каждого года, Благочинный доставляет в консисторию сведения о числе домашних учебных заведений, с показанием числа учащихся в оных, а консистория сообщает ежегодно Директору училищ общие о том сведения» (пун. 14–15). Вместе с этим Святейший Синод предписывает Преосвященным «об усердии сих наставников и успехах трудов их доносить Святейшему Синоду чрез два года для доклада о том Государю Императору». Сверх сего, Святейший Синод, в 1860 году согласно предложения И. д. Обер-Прокурора, князя Сергея Николаевича Урусова, циркулярными указами на имя Епархиальных Епископов, в том числе Преосвященнейшего Епископа Уфимского Порфирия, в виду обращения особого внимания на первоначальное народное образование, «вменяет в обязанность всем Епархиальным Архиереям узнавать о тех лицах духовного звания, которые с особою ревностью и успехом занимаются преподаванием в сельских городских первоначальных училищах, или заводят у себя школы, с тем, чтобы действия сих лиц, не для превозношения их, а для примера другим, были помещаемы в духовных периодических изданиях и могли служить Духовному Начальству основанием к безпристрастному суждению об участии лиц духовного звания в деле народного воспитания» (Указ от 17 февр. 1860 г.).

В 1861 году за помощью к духовенству в деле первоначального народного образования обратилось и Министерство Государственных Имуществ,

которое циркуляром на имя Управляющих Палатами Государственных Имуществ, от 8 февр. 1861 года за № 8, предлагает «пригласить священников, диаконов, причетников и их жён производить обучение крестьянских детей, как мальчиков, так и девочек, или в собственных домах священнослужителей, или в зданиях по отводу крестьян, молитвам, чтению, письму и счёту, а девочек, сверх того, и свойственным в крестьянском быту рукоделиям» (пун. 1–2), с отнесением расходов по приобретению самых необходимых книг и учебных принадлежностей, с разрешения Управляющих Палатами, «на остатки от училищных сумм по губернии» (пун. 3). При этом предоставлялось крестьянским обществам право «по добровольному их согласию, выраженному в приговоре, надлежащим образом утверждённому, назначать по своему усмотрению мирские сборы для увеличения средств к устройству и упрочению подобных первоначальных школ и для выдачи усердным преподавателям вознаграждения, которое однако-жене должно превышать двух рублей серебром на каждого, действительно обучающегося мальчика, или девочку. В особых случаях, при недостатке общественных средств, Министерство изъявляет готовность принимать часть этого вознаграждения на свои средства» (пун. 4). «В отношении к надзору, первоначальные школы эти должны быть подчинены общим правилам, существующим для сельских приходских училищ и показываемы в доставляемых ежегодно Палатами ведомостях» (пун. 5).

Издавая этот циркуляр, Министерство предлагает Управляющим Палатами «просить как содействия Епархиальных Архиереев для успешного развития изложенных указаний, так и ходатайства их о поощрении усердных наставников». На этом циркуляре, полученном при соответствующем письме Управляющего Палатой, от 16 марта 1861 года за № 5020, Преосвященнейшим Епископом Уфимским Филаретом 21 марта того года наложена следующая резолюция: «Об образовании мальчиков и девочек по ведомству Государственых Имуществ предписать местному духовенству. О чём уведомить Палату».

С сего 1861 года, во исполнение ВЫСОЧАЙШЕГО распоряжения, собственноручно начертанного на всеподданейшем докладе Обер-Прокурора Святейшего Синода по делу о начальном народном образовании, сведения о числе школ при приходских церквах и об успехах в оных стали ежемесячно представляться чрез Обер-Прокурора Святейшего Синода на благовоззрения Государю Императору, как это видно из циркулярного указа Епархиальным Архиереям, от 26 июля 1861 года. В 1865 году декабря 17 дня последовало ВЫСОЧАЙШЕЕ соизволение «подносить на ВЫСОЧАЙШЕЕ воззрение» таковые сведения о церковных школах по полугодично (Указ Свят. Синода от 23 декабря 1865 года за № 106) по особо выработанной Свят. Синодом программе, а в 1870 году 3 августа последовало новое ВЫСОЧАЙШЕЕ соизволение в целях «точного суждения об общем количестве учащихся детей обоего пола, кроме ведомостей о церковно-приходских школах, иметь сведения и о школах, содержимых от земства и от сельских обществ», по отмене представлений ведомостей, согласно ВЫСОЧАЙШЕГО повеления 17 декабря 1865 года, «войти в соглашение с Министром Народного Просвещения о сосредоточении в оном всех сих сведений» (Указ Свят. Синода, от 15 октября 1870 года за № 60). В настоящее же время сведения о церковно-приходских школах представляются чрез училищный при Свят. Синоде Совет ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ во всеподданейшем докладе Обер-Прокурора ежегодно.

1523512651 Церковные школы Уфы Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие

Успенская церковь города Уфы

Кратко обозревая жизнь церковных школ в годы, ближние к открытию нашей почтенной юбилярши, Успенской церковно-приходской школы, нельзя с глубоким чувством умиления и верноподданичества не остановиться на Высочайшем соизволении ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА, данном 18 янв. 1862 г. на докладе Управляющего Министерством Народного Просвещения в Совете Министров по вопросу – в чьём ведении должны находиться народные училища.

Выслушав суждения Совета, ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР повелеть соизволил: 1)учреждённые ныне и впредь учреждаемые духовенством народные училища, оставить в заведывании духовенства с тем, чтобы Министерство Народного Просвещения оказывало содействие преуспеянию оных, по мере возможности, и 2) оставить на обязанности Министерства Народного Просвещения учреждать во всей Империи, по сношении с подлежащими ведомствами, народные училища, которые и должны находиться в ведении Министерства; причём Министерству следует пользоваться содействием духовенства во всех случаях, когда Министерство Народного Просвещения признает сие нужным и когда духовенство найдёт возможным оказать ему содействие».

Давая знать Преосвященным Епархиальным Архиереям о вышеизложенном Высочайшем повелении относительно заведывания народными училищами, Святейший Синод предписывает им, Преосвященным, «объявить вверенному им духовенству, что Святейший Синод не может не отдать полной справедливости тому похвальному самоотвержению, с которым духовенство посвятило себя долгу народного образования.

В последнее время, продолжает Свят. Синод, стараньями духовных лиц учреждены многие тысячи училищ, на самые ограниченные средства и большею частью с пожертвованиями из собственного весьма скудного состояния.

Призывая на сии ревностные начинания и усилия Благословение Божие, Святейший Синод сохраняет полную уверенность, что православное духовенство, проникнутое сознанием истинного своегозначения и призвания, останется верным священному долгу учить и наставлять народ, и постоянно будет проводить в его жизнь религиозно-нравственные начала, что кротким, отеческим обращением с учениками, ясным и удобо понятным для них преподаванием и внушением их родителям пользы образования, основанного на Слове Божием, духовенство не перестанет поддерживать и заслуживать всеобщее в себе доверие для воспитания народа в духе Православия и утверждения в нём нравственных правил христианской жизни.

При ожидании столь благих для ГОСУДАРЯ последствий от влияния духовенства на народное образование, Святейший Синод не сомневается, что, в силу настоящего ВЫСОЧАЙШЕГО повеления, Министерство Народного Просвещения не откажет заведённым и заводимым от духовенства приходским школам в своём содействии наравне с открываемыми светскими училищами, что послужит духовенству залогом дальнейшего преуспеяния в священном деле нравственного образования и назидания народа» (Указ Свят. Синода, от 30 июля 1862 г. № 3953).

На сем указе резолюция Преосвященнейшего Епископа Филарета, от 14 августа 1862 года такого содержания; «объявить настоящий Указ Духовенству, преподав благословение Божие священно-церковно-служителям, подвизающимся ревностно в деле народного образования».

Понятно, что внимание к церковным школам с дарованием автономного существования, заявленное с высоты Царского Престола в лице незабвенного для России Царя-Освободителя, омывшего свой царственный подвиг освобождения крестьян от крепостной зависимости своею страдальческой кровью, с одной стороны, призыв к духовенству и надежды Святейшего Синода, с другой, не могли не побудить священнослужителей Русской Церкви с удвоенной энергией работать на поприще начального народного образования.

В сем радостном для православного духовенства году Преосвященнейший Филарет, Епископ Уфимский и Мензелинский, (рис. 3) по обозрении церквей епархии, сдаёт предложение в Уфимскую Духовную Консисторию, от 30 декабря 1861 года за № 4066, в котором, между прочим, пишет: «при обозрении мной церквей Уфимской епархии оказалось, что немногие прихожане знают повседневные молитвы, а Заповеди осподни редко кому известны, за исключением детей, обучающихся в школах»…

«Дети и взрослые, знаменуя себя крестом, не произносят никаких слов; только дети обучающиеся в школах, крестятся правильно, с произнесением, – во Имя Отца, и Сына и Святого Духа»… «Не редко дети от 8 и более лет не говеют и не приобщаются»… «Поэтому признаю необходимым обязать священно церковно-служителей не ограничиваться только чтением молитв в церкви, после заутрени, или после Божественной литургии, но обучать с усердием, по сёлам и деревням, детей и взрослых молитвам и Заповедям. Диаконы и причетники должны в этом облегчать труд священников. По назначению их, они обязаны под строгой ответственностью исполнять такое спасительное дело. Об успехах своих давать священникам верное сведение, с показанием числа прихожан, которые уже обучились молитвам и заповедям. По мере такого успеха, диаконы и причетники обратят на себя особое внимание Епархиального Начальства, для вознаграждения по службе… Благочинным поставляется в непременную обязанность, под личною ответственностью, строго наблюдать и нередко самим удостоверять по приходам за точным исполнением настоящего распоряжения».

Означенное предложение Преосвященнейшего Епископа Филарета циркулярно указами консистории, от 31 яенваря 1862 года за № 493 объявлено, наряду прочих, и благочинному церквей г. Уфы, прот. Несмелову.

В сем 1862 году 1-го сентября при Успенской церкви г. Уфы священником второго штата Иоанном Темперовым, при настоятельстве в храме свящ. Василия Адамантова, трудно судить, по какой инициативе и побуждениям, вероятнее всего в силу сознания своего пастырского долга, открыта Успенская церковно-приходская мужская школа, пятидесятилетний юбилей существования которой нам привёл Господь ныне молитвенно приветствовать.

В год открытия Успенской церковно-приходской школы и ближайшие к сему годы в Уфе в ведении Министерства Народного Просвещения имелось только два мужских начальных училища, одно уездное. В духовном же ведомстве, сверх Успенской имелись ещё церк. школы при Спасской церкви, Ильинской, Троицкой, Покровской, Иоанно-Предтеченской, Александровской, Благовещенской.

По данным «Краткой исторической записке» об Уфимском Уездном Училище, составленной ко дню 300 летии г. Уфы и помещённой в материалах к истории г. Уфы, собраным бывшим Уфим. городским Головой Дм. Сем. Волковым (т. 2) видно, что первое начальное училище в г. Уфе открыто в царствование Государыни Императрицы Екатерины 2-ой, по одним известиям, 14 сентября 1788 г., по другим 1782 г., по третьим 1789 г. Это начальное училище (называемое тогда «Малым Народным Училищем»), по Высочайше конфирмованному Уставу народных училищ в 5 день августа 1786 года «должно было иметь предметом своим просвещение разума человека разумными познаниями, волю его склонить к деланию добра, вообще руководить к жизни добродетельной и, наконец, давать человеку такие познания, которые ему в общежитии нужны».

«По названному уставу, училище разделялось на два класса. Учебная программа 1-го класса состояла в следующем: дети обучались чтению, письму, первоначальным основаниям Христианского Закона и добронравию, правилам для учащихся, сокращённому катихизису и св. истории, выговаривать и писать цыфры церковные и римские и первоначальным правилам грамматики. 2-го – первоначальные основании Христианского Закона и добронравия, читали катихизис, но уже пространный, хотя и без доказательств из Св. Писания, книгу о должностях человека и гражданина, первую и вторую часть арифметики, повторяли Св. Историю, продолжали учиться писать, изучать грамматические правила.

Вообще преподавались в сем училище все те предметы, кои проводились в «Главном Народном Училище», в 1 и 2 его классах, кроме языков иностранных, и ещё с той разницей, что во 2-м классе «Малого Народного Училища» по арифметике проводились обе части. Кроме означенных предметов в Малом Народном Училище» некоторые ученики обучались и рисованию; а с 1822 года Законоучителю было вменено в обязанность пред началом обедни объяснять воскресные еванегелия. Для ведения дела по учебной части назначалось на каждый класс по учителю, которые, каждый в своём классе, обучали всем предметам, кроме Закона Божия. Для наблюдения за хозяйственной учебной частью и вообще за выполнением Уставом положенного назначались из граждан смотрители. Первыми учителями были: Василий Протопопов и Матвей Киризов, а Смотрителем – Надворный Советник Гегеймейстер» (Матер. Волкова т. 2 стр. 310 об. и 311).

1818 года декабря 6 дня «Малое Народное Училище» преобразовано в Уездное с 3-х годичным курсом, причём первый класс именовался приготовительным. Курс обучения расширен был преподаванием географии и истории (вероятно гражданской). С исхода же первой половины 1826 года по 1835–1836 уч. год, т. е. по год введения Устава 1826 года, во 2-м классе, а в некоторые годы и в 1-м, вводилось преподавание грамматики латинского языка, но обучались этому предмету не все (там же стр. 311).

Уездное Училище, по уставу 1820 г., должно было состоять из 3-х классов. Приготовительный же класс от него совершенно отделялся, под названием приходского училища. Дело об отделении приготовительного класса от Уездного Училища возникло ещё в 1826 году, но, по неимению средств у города, затянулось на целые 13 лет и только в 1839 году 1-го марта было открыто в Уфе 1-ое Приходское училище, с получением на содержание от города 600 рублей, а от Уездного Училища – прислуги, отопления и квартиры, за которую, впрочем, оно, как видно из некоторых документов, платило. Город, по недостатку средств, вначале отпускал 400 р., затем с 1850 г. 550 р., в 1870 г. 690 р. (см. 1826 г. дело № 21, отнош. директору от 14 февр. 1839 г. № 224, 1858 г. дело № 16). До сего же времени оно под именем приготовительного класса составляло как бы низший класс Уездного Училища (там же стр. 311 об. и 312).

В Приходском Училище, не прошло и пяти лет после отделения его от Уездного Училища, количество учащихся так увеличлось, что в 1843 году побудило училищное начальство заговорить об открытиии 2-го приходского училища, а в крайнем случае ходатайствовать о перемене помещения; но, по неимению средств у города, дело затянулось до 1847 года. В промежутке этого времени, именно 28 июня 1844 г., с разрешения Мин. Нар. Просвещ. был открыт штатным Смотрителем Уфим. Уезд. училища, получившим образование в Казанской Духовной Академии, Иваном Прокопьевичем Сосфеновым частный приготовительный класс для желающих поступить в гимназию. Класс этот, впрочем, не имел особенно блестящих успехов. В конце 1847 года город, не смотря на стеснённость в средствах, нашёл необходимым ассигновать 100 р. на устройство при Приходском училище параллельного класса, который и был открыт в конце 1857 г., а в 1859 г. город дал средства на более поместительную квартиру. В этом же 1849 г. «ревнителем народного просвещения», Иваном Прокопьевичем Сосфеновым был возбужден снова вопрос об открытии близ старого собора, для Старой Уфы, 2-го Приходского училища, которое и было открыто с разрешения Г. Попечителя Казанского Учеб. Округа, данного 18 мая 1860 г. на средства 3-ей гильдии купца Никиты Кузнецова, и с Всемилостивейшего соизволения ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, от 16 февр. 1861 г. было наименовано «Кузнецовским», какое наименование остаётся за ним и до настоящего времени, а сам жертвователь Никита Кузнецов, в звании Почётного Блюстителя, был Всемилостивейше награждён большой серебрянной медалью, с надписью «за усердие», для ношения на шее на Станиславской ленте (см. отчёт по управлению Оренбургской Дирекцией училищ, за 1861 г.). В день наименования училища, т. е. 16 февр. 1861 года, с разрешения училищного начальства, в сем училище открыта Воскресная школа, которая существовала до 1862 года. Директор, от 3 июля 1862 г. за № 700, дал знать Штатному Смотрителю, что Воскресные школы, по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению, закрываются, так как в них лица злонамеренные распространяют зловредные идеи (см. дело № 6-й 1862 г. – матер. Д.С. Волкова т. 2).

Из книги «Описание Уфы» М. Сомова (стр. 86) видно, что число учеников в 1863–1864 уч. году было в 1-м приход. училище 130 чел., а во 2-м Кузнецовском 66.

Таково было состояние начального образования, ведомого Министерством Народного Просвещения в годы, предшествовавшие открытию Успенской церковно-приходской школы.

Теперь посмотрим, как оперировали в те годы церковно-приходские школы.

Как выше было сказано, что около 50 лет тому назад, сверх Успенской школы, существовали ещё таковые же школы при следующих городских церквах: Спасской, Ильинской, Троицкой, Покровской, Предтеченской, Александровской и Благовещенской.

1) Спасская церковная школа открыта 1-го марта 1861 г. причтом Спасской церкви «для безмездного обучения детей прихода» при наличности 14 человек, пожелавших обучаться в этой школе, как это видно из рапорта причта сей церкви, поданного Преосвященнейшему Епископу Филарету, от 14 марта 1861 года за № 11.

Из дел Архива Уфим. Духовной Консистории видно, что в этой школе обучалось в год открытия до 86 человек, но к декабрю того же года, как это видно из декабрьской благочиннической ведомости, выбыло «по желанию родителей» 4 уч. Школа помещалась в каменной сторожке весьма убогой – тесной и тёмной), а обучение производилось пономарём Михаилом Тимашевым. В 1862 и 1863 г. число учеников доходило до 30 ч. Достоин внимания рапорт Благочинного церквей Г. Уфы о. П. Желателева на имя Его Преосвященства, которым доносится: «Жена диакона Спасской церкви Мария Васильевна Тимашева, обучая 10 девочек чтению, за рукодельем учит их петь церковные песни – молитвы, тропари, богородичны и т. п., а своим отличным поведением и трудолюбием подаёт детям нравственный пример и располагает их родителей отдавать ей учиться своих детей. В октябре 1864 г. учеников против мая уменьшилось: мальчиков на 26 чел. и девочек на 14, осталось 2 мальчика и 12 девочек зе неустройством помещения в каменном флигеле и по тесноте квартиры младшего диакона Тимашева, в которой дети обучаются».

Как далее существовала школа из дел архива консистории не видно. Есть только отрывочные сведения за 1866 г., за который обучалось 13 мальч. и 27 девоч. и за 1871 год, когда обучалось 10 мальчиков из них 8, по ведомости Благочинного о. Ф. Троицкого за 1871 г., окончили курс.

Имеются сведения об этой школе за 1873 год, из которых видно, что в школе обучается 6 мальчиков и успехи «посредственные». Так доносит Благочинный Троицкий рапортом, от 6 февр. 1874 г. за № 39.

Далее никаких сведений о школе не имеется, поэтому с достоверностью можно заключить, что 1873 год был последним годом существования этой школы. Это подтверждается ещё и тем обстоятельством, что как в рапорте Благочинного о. Троицкого, от 3 фев. 1875 г. № 18, так и в особой ведомости его, приложенной к рапорту от 11 февр. 1875 г. № 40, значится за 1874 г. существующей только одна Успенская школа.

2) Ильинская церковная школа, открытая в 1861 году, при наличности 6 человек учеников, помещалась в квартире пономаря Василия Ольшанского. В 1862 году эта школа прекращает своё существование. «Имеем честь донести Вашему Высокоблагословению, пишет причт сей церкви о. Благочинному прот. П. Несмелову, от 29 янв. 1862 г. за № 21-м, что ученики, обучавшиеся доселе под руководством нашим, ныне, за неимением помещения для училища, перешли во вновь открытую школу при градо Уфимской Троицкой церкви».

3) Троицкая церковная школа открыта 7 янв. 1862 года временно определённым к Свято-Троицкой церкви священником Феодором Агафоновым, о чём он и доложил Преосвященнейшему Епископу Филарету рапортом, от 29 января 1862 г. за № 3-м. «Во исполнение словесного приказания Вашего Преосвященства, я в настоящем месяце открыл при градо Уфимской Свято-Троицкой церкви детское училище, с помещением его, за неимением при церкви дома, в сторожке, куда дети и собираются ежедневно для обучения грамоте; в настоящее время обучающихся: 3 девочки и 10 мальчиков, в том числе 5 мальчиков, перешедших из школы, бывшей при градо Уфимской Ильинской церкви. Труд обучения детей грамоте разделяют со мною члены причта этой церкви: диакон Александр Николаев и причетник Фёдор Петров». Из ведомости за январь 1862 г. видно, что предметами обучения детей было: молитвы, краткая св. история, катехизис, церковное пение, чтение, письмо, первые четыре действия арифметики (с приложением на счётах). Сверх сего девочки обучались рукоделию женою священника Агафонова, Пераскевой Константиновной. Учащихся было к концу того же 1862 года 32 м. и 6 дев., в 1863 году доходило только до 22 чел. обоего пола. Далее сведения имеются только за 1866 г., когда было учащихся 38 м. и 10 дев. Вероятно с сим годом Троицкая школа прекратила своё существование, так как далее в делах консистории об этой школе нет никаких упоминаний.

4) Покровская церковная школа открыта священником Николаем Агровым при Покровской церкви в январе 1862 года и имела учащимися 9 мальчиков; но в том же году оный священник Агров, рапортом на имя Благочинного прот. Петра Несмелова, от 29 окт. за № 19 доносит, что «училище, по неимению помещения для учащихся, в настоящее время не имеется». На докладе о сем о. Благочинного, от 30 октяб. 1862 г. за № 116 последовала резолюция Его Преосвященства такого содержания: «30 октября 1862 г. Спросить причт Покровской церкви, почему закрыта школа». В ответе на этот запрос, о. Агров доносит рапортом, от 5 ноября того же года: «для учеников нет при церкви помещения, а в церкви учить мальчиков нашёл неудобным». На запрос Консистории, от 26 нояб. за № 6724 – «где прежде находилось училище и почему о. Агров самовольно закрыл его», о. Агров подаёт, от 4 дек. 1862 г. такое объяснение: «1) Училище, за неимением другого помещения, находилось за ширмой в церкви; но пыль и грязь, наносимые учащимися, показали неудобство такого помещения; 2) училище было открыто мною и закрыто мною на основании первого пункта сего моего объяснения; 3) при отделении прихода от Покровской церкви, средства к существованию причта до того малы, что причт по необходимости добывает насущный хлеб трудами своих рук, а такие труды отнимают время, свободное от службы, для образования юношества». Консистория постановила и Епископ утвердил 18 декабря: «училище считать упразднённым, а священнику Агрову внушить воздерживаться в подобных случаях от своевольных действий, под опасением строгого взыскания». В 1866 году училище вновь было открыто 28 марта и имело учащимися 12 мальчиков; помещалось оно, как это видно из дел архива Консистории, в особо при церкви устроенном каменном флигеле и, по сказанию церковной летописи, предметом обучения имела: чтение, письмо, начальные основания Закона Божия, первые правила арифметики и церковное пение. Учителем был, под надзором священника Агрова, дьячёк Колокольцов Евгений. Эта школа, по словам той же летописи, за недостаточностью средств и за перемещением Колокольцова в село Подлубово Уфим. уезда, в конце 1867 года, прекратила своё существование. В настоящее время нет следов и от самого школьного здания.

5). Иоанно-Предтеченская школа открыта 1 марта 1862 г. при Линейном № 10 Оренбургском Батальоне священником Предтеченской церкви, о. Софотеровым, как это видно из его рапорта, от 8 марта 1862 г. на имя Преосвященнейшего Епископа Филарета, в котором он донося, что с 1 марта открыто училище для детей обоего пола при названном Батальоне и что буквари куплены на его, о. Софотерова, средства, а обучение детей чтению, письму, Закону Божию и 4 действиям арифметики ведётся диаконом Кибардиным и причетником Колокольцовым, при наличности 8 мальчиков и 8 девочек, пишет: «нижайше испрашиваю на предпринимаемое мною дело Вашего Архипастырского Благословения с твёрдою верою в благодатное действие онаго на душевные силы детей и могущее соделать дух мой неослабленым в отношении сего святого дела». На сем последовала резолюция Преосвященного «9 мар. 1862 г. Благодарить за готовность к обучению грамотности детей». В конце 1862 г. детей обучалось обоего пола до 20 чел., а в январе 1863 г. по сведениям Архива Консистории, дошло до 98 человек, из них 77 мальч. и 21 девочка. Но в том же 1863 году была открыта школа при Уфимском детском приюте куда и перешли все дети этой школы, так как в приютской школе учащиеся пользовались не только даровыми учебниками, но и пищею, как это видно из рапорта о. Словохотова, от 18 февраля 1863 г. за № 10. На сем рапорте наложена следующая резолюция Преосвященнейшего Филарета: «27 фев. 1863 г. Закрыта означенная школа видно по нерадению причта, а не по другим причинам: обстоятельство это иметь в виду». Консистория по сему сделала, от 28 февр. 1863 г. за № 989, предписание причту «озаботиться приобретением в школу других мальчиков». После этого, вероятно, вследствие сего распоряжения, школа была вновь открыта священнослужителями в архиве Баталиона в феврале 1864 г. при наличности 8 мальчиков. Обучение производил псаломщик Андрей Лебедев. О дальнейшем существовании этой школы сведений не имеется. Имеются, впрочем, сведения за 1879 год; но тогда эта школа существовала при тюрьме исключительно для арестантов, которые обучались писать, читать по русски и славянски и петь в храме, как это видно из рапорта свящ. Словохотова Епископу Никанору, от 14 апр. 1879 г.

6) Александровская церковная школа открыта в 1863 году, как это можно заключить из того, что в первый раз в делах архива консистории, в частности, в благочиннической ведомости о церковных школах, о ней упоминается в первый раз за октябрь 1863 года. Из этой же ведомости видно, что она при открытии о. диаконом Соколовым Петром и пономарём Аввакумовым Михаилом, помещалась в квартире причетников, при наличности 34 учащихся мальчиков и девочек. В декабре того года учащихся доходило до 39 человек, в том числе 22 мальч. и 17 девочек. Дальнейших сведений о существовании школы не имеется до 1884 г., по благочиннической ведомости об училищах за 1879 г. эта школа не значится существующей. В 1884 году она снова была призвана к существованию, как это видно из рапорта Благочинного (он же и настоятель Александровской церкви) на имя Преосвященнейшего Епископа Дионисия, от 28 янв. 1885 г. Помещается уже она в собственном доме учительницы Сидоровой (см. жур. Епар. Училищ. Совета на 19 апр. 1885 г.). После обозрения городских церковно-приходских школ Имперским наблюдателем Шемякиным, по словесному предложению Председателя Епар. Уч. Совета, кафедр. прот. П. Желателева, оная школа переименована в школу грамотности, «так как в ней дети, говорится в жур. Епар. Уч. Совета (на 30 нояб. 1888 г. ст. 19), только приготовляются к поступлению в другие учебные заведения и притом, большей частью, светские». Законоучителем состоял сам Благочинный о. М. Светловзоров, от каковой должности был освобождён резолюцией Епископа Дионисия от 26 авг. 1889 г., согласно его заявления, «по слабости здоровья», а на его место законоучителем и учителем пения назначается псал. Иван Альбинский (жур. Епар. Уч. Совета на 23 авг. 1889 г.). В 1892 году школа прекратила своё существование, ибо, доносит законоучитель школы Пётр Бестужев, заместивший собой Альбинского, «школьное помещение, как собственность частного лица, продано, вследствии чего школа и прекратила своё существование». О сем Уфим. Уездным Отделением составлен был журнал на 16 сент. 1892 г., утверждённый Епископом Дионисием 18 сентября.

В 1900 году, во исполнение словесного предложения Преосвященнейшего Епископа Антония, ныне Архиепископа Волынского, Епархиальным Училищным Советом было сделано предложение причту Александровской церкви, одновременно с причтами Покровской и Ильинской церквей, озаботиться изысканием местных средств к скорейшему открытию в их приходах церковно-приходских школ (жур. Совета на 22 авг. 1900 г. ст. 22). Но этому доброму пожеланию Преосвященнейшего Антония, за неимением средств в приходах, не суждено было осуществиться даже до настоящего времени. Впрочем, при Александровской церкви в настоящее время имеется церковно-приходская школа, учреждённая Уфимским Отделом Союза Русского Народа и в 1910 году переименованная в Александровскую церковно-приходскую. В нынешнем году местное церковно-приходское попечительство приобрело в свою собственность за 2000 р. довольно обширное здание для школы, перешедшее было, за долги местного Отдела Союза Русского Народа, в собственность частного лица.

  1. Благовещенская церковная школа открыта 3 окт. 1868 г. по ходатайству игумении Евпраксии, от 31 августа 1868 г. № 34, для бедных девиц духовного звания, при полном содержании их от монастыря, в количестве 5 девочек, как это видно из дела Уфим. Дух. Консистории за 1870 год № 46113. Количество призреваемых сирот возрастало до 20 девочек (рапор. игуменьи Евпраксии от 14 фев. 1879 г. № 10). Обучение первоначальной грамоте и прочим предметам начального образования велось так, чтобы ученицам, призреваемым монастырём, можно было достаточно подготовленными поступать в Епархиальное Женское училище, и действительно поступали и в настоящее время поступают в числе лучших. Наибольший подъём учебного дела монастырская школа достигла за последнее десятилетие, благодаря учительницы монахини Марианиллы, получившей образование 8 классов гимназии, ныне игуменьи Марии, управляющей с сего 1912 года Николо-Берёзовским Женским Монастырём, Бирского уезда, преобразованным из мужского. В настоящее время Благовещенская школа имеет роскошный 2-х этажный каменный дом, стоимостью более 20000 руб., выстроенный в 1910 году заботами ныне здравствующей игуменьи монастыря Зосимы и освящённый в минувшем 1911 году. Число учащихся теперь настолько велико, что в школьную сеть внесена в количестве четырёх комплектов (жур. Уф. Уездн. Отд. на 8 апр. 1910 г. № 12 ст. 18). Благовещенская церковная школа является единственной из всех, как не прекращавшая своего существования со дня открытия, что об[ъ]ясняется конечно тем, что она поставлена в наилучшие условия с экономической стороны.

Все же остальные церковные школы, как видно из приведённого краткого обзора их жизне-деятельности, не исключая и нашей почтенной юбилярши, о чём будет сказано далее, по разным причинам в течении сего 50 летнего периода не выдерживали своего курса. Относительно же того, на какой высоте стояло учебное дело в наших церковных школах, сказать очень трудно, особенно в первые годы их существования. Есть одна страничка в книге «Описание Уфы» М. Сомова изд. 1864 г. стр. 86, которая несколько проливает свет по этому вопросу за период 60-х годов. Там мы читаем: «В Уфе существуют с недавнего времени при некоторых церквах школы, где обучаются вместе девочки и мальчики, дети преимущественно бедных родителей; лучшие из школ Успенская и Спасская, особенно первая» (Матер. Волкова). О состоянии учебного дела за 1873 год, когда существовали только две школы Спасская и Успенская при приходских церквах, (не считая Благовещенской, которая находилась в ведении другого Благочинного, не давшего сведений о состоянии учеб. дела в монастырских школах) имеем данные в рапорте Благочинного приходских церквей г. Уфы, о. Троицкого, от 6 февр. 1874 г. за № 39 где значится: «успехи учеников Спасской школы посредственные, как и в Успенской».

Кроме перечисленных церковных школ за обозреваемый период в г. Уфе призваны к существованию школы при церквах: 1) Крестовоздвиженской 2) Никольской 3) Симеоновской 4) Рождества-Богородицкой, о жизни которых для полноты настоящей исторической записки, я принимаю на себя долг вкратце упомянуть.

1) Крестовоздвиженская церковно-приходская школа открыта 21 августа 1900 г. при Преосвященнейшем Епископе Антонии, ныне Архиепископе Волынском, по постановлению Уфимского Епарх. Братства Воскресения Христова на средства Братства. Цель открытия этой школы поставлялась в борьбе с расколом, свившем себе в сем приходе крепкое гнездо. Первым законоучителем был Василий Лезенков и учительница г. Холмогорова. Учебное дело велось достаточно успешно, а потому при том же Преосвященнейшем Антонии на средства Епар. Братства выстроен был каменный двух-этажный, довольно обширный дом, с прекрасным помещением для учительницы. Но с переходом о. Лезенкова в другой приход и соткрытием в сем здании училища для Глухонемых, из верхнего этажа церковно-прих. школа переведена была в нижний (жур. Отд. Совет. на 25 июля 1902 г. ст. 6), и успехи учебного дела стали заметно падать, а посему постановлением Распоряд. Отдела Епар. Братства, утверждённым Епископом Нафанаилом 25 июля 1908 г. № 2973, закрыта: «как не оправдавшая возлагаемых на неё надежд Епархиального Братства быть просветительным пунктом в Нижегородке – местности, населённой раскольниками разных толков» (жур. Епар. Уч. Совета на 12 авг. 1908 г. ст. 7).

2). Никольская церковно-приходская школа открыта по ходатайству настоятеля храма, ныне состоящего за штатом протоиерея Николая Соколова, от 3-го авг. 1899 г., журнальным определением Епар. Учил. Совета, утверждённым Преосвященнейшим Епископом Иустином 13 сентября того же 1899 г. Помещается эта школа со дня открытия и по сие время в доме умершего Титулярного Советника Леонида Сергеевича Бонье, пожертвовавшего этот дом по духовному завещанию в Никольскую церковь исключительно для помещения в нём церковно-приходской школы (см. отн. Прокур. Уфим. Окруж. суда, от 7 июля 1898 г. № 8254). На содержание школы поступают деньги, в количестве 180 р., взыскиваемые с Никольской церкви за квартирование во флигеле этого двора одного из священников, по постановлению Епарх. Уч. Совета (см. отнош. его от 24 мар. 1900 г. за № 509). Учебное дело стоит настолько высоко, что девочки свободно поступают даже в гимназии. В школьную сеть внесена в количестве 3-х комплектов. Заведывающим школой и законоучителем старшего отделения состоит священник второго штата Николай Куклин, а в младших отделениях законоучительствует штатный диакон о. Харинский. Настоятель же храма, священник Пётр Хитров, законоучительствовавший в одном из отделений школы, по определению Епар. Учил. Совета в 1909 году, в 1910 году освобождён от таковой обязанности, согласно его ходататйству, в виду того, что он «обременён множеством возложенных на него административных должностей» (жур. отд. на 17 авг. 1910 г. № 22 ст. 1). Дом, в котором помещается школа, по своей тесноте, не совсем отвечает своему назначению, на что было обращено внимание и городской Думы при включении этой школы в школьную сеть, а также и уездным наблюдателем Свящ. Виктором Нарциссовым и Епархиальным наблюдателем Г. Орловым ещё в 1910 году (жур. отд. на 17–21 сент. и 19 окт. 1910 г. № 28 и 31, ст. 18 и 5). И тогда же было предложено Настоятелю храма о. Хитрову и заведывающему школой о. Куклину озаботиться устранением указанных недостатков.

  1. Симеоновская церковно-приход. школа открыта 29 сентяб. 1902 г. при Симеоновской церкви на окраине города в местности, издавна называемой «Софроновской горой», ныне густо населённой после проведения через Уфу железной дороги. Открыто по представлению Благочинного свящ. Виктора Константиновского, выраженному в годичном отчёте за 1901 год (жур. Отд. на 20 мар. 1902 г. д. 3). В первые годы существования помещалась безплатно в доме Попечителя школы Г. Кляузникова, в 1905 году перешла в собственое двух-этажное деревянное, весьма обширное здание, выстроенное при довольно крупном пожертвовании Попечителя школы Г. Клязникова и при пособии из средств Святейшего Синода, в размере 3000 рублей. Постройкой заведывал особый Строительный Комитет, под председательством местного Благочинного (жур. Отд. на 18 фев. 1902 г. д. 1). В школьную сеть включена при наличности четырёх комплектов. Учебное дело ведётся довольно усиленно: оканчивающие курс свободно поступают в гимназию, 4-х клас. Городские училища, в духовное училище и пр. Заведывающим и Законоучителем состоял Настоятель храма свящ. Николай Афанасьев, а 2-м Законоучителем священ. второго штата Константин Туберозов.
  2. Рождество-Богородицкая церковно-приходск. женская школа открыта при церкви во имя Рождества Богородицы 16 авг. 1910 года. Сначала она помещалась в частном доме, весьма тесном, так как в той местности (на окрайне города) не было лучших домов, по бедности населения. Теперь же, с 1911 года, школа перешла в собственное деревянное, достаточно обширное, 2-х этажное здание, выстроенное попечителем школы, уфим. купцом Никиф. Миронов. Потокиным, крупнейшим благотворителем приходского храма, употребившим из своих средств на достройку храма до 25 000 р. и на училище до 8 000 р., за что и представляется ныне Епархиальным начальством к ордену Св. Анны 3 ст. Школа помещена в нижнем этаже, а в верхнем помещаются законоучитель – заведывающий школой свящ. Василий Лезенков и учительницы. Ко дню открытия школа вполне была оборудована всё тем же Ник. Мироновичем на личные его средства. Обучение идёт весьма успешно.

 

 

Публикуется по изданию: Константиновский В.С. Стезя духовная: сочинения уфимского священника В.С. Константиновского. Уфа, 2013.

Церковные школы Уфы

См. также

printfriendly-pdf-email-button-notext Церковные школы Уфы Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие
Сергей СиненкоБашкирияБлог писателя Сергея СиненкоПравославиеобучение,православие,Уфа,Уфимская губерния,Уфимская епархия,церковьЦерковные школы Уфы Недавно уфимцы услышали, что еще одно  здание-памятник, кирпичное, добротное, постройки начала XX века, внесенное в реестр историко-культурного наследия, собираются снести. Оно находится на улице Кустарной и принадлежит художественно-графическому отделению Уфимского педагогического колледжа № 2, а в справочных книгах города Уфы 1904, 1908 и 1911 гг. усадьба по...cropped-skrin-1-jpg Церковные школы Уфы Башкирия Блог писателя Сергея Синенко Православие