546536366

Мещеряки Уфимской губернии 

Выкладываю богатый и малоизвестный материал о мещеряках — две статьи уфимского историка И.Р. Габдуллина «Формирование мещерякского населения в Уфимском уезде в ХVI – начале ХVIII веков» и «Мещеряки Бирского уезда (XVII–XIX века): краткий исторический очерк».

 

Формирование мещерякского населения в Уфимском уезде в ХVI – начале ХVIII веков

В составе военно-служилого населения Российского государства особую группу составляли служилые татары. В Уфимском уезде и Оренбургской губернии эта группа именовалась как «мещеряки». Нередко это население называли и «служилыми мещеряками и татарами» или же «мишарями». На территории современной Республики Башкортостан служилые татары и мещеряки (мишари) являлись служилым военным сословием на протяжении ХVII–ХIХ веков.

О характере их прежних мест жительства и происхождения оставлено довольно много источников. Так, в 1792 г. мещеряки Уфимского наместничества показали: «происхождение наших предков из ногайских владетельных фамилий и мурз, служилых мещеряков и татар».

Будущий сенатор полковник И.Г. Головкин в письме своему отцу канцлеру И.Г. Головкину от 24 сентября 1720 г. писал, что «служилые татары здесь называютца… мещеряки, как слышно многие в Уфинском уезде помещены по грамотам ис приказу Казанского Дворца» .

В «Записке Оренбургского правления по вопросам управления разными группами населения Башкирии» (1800 г.) о мишарях сказано так:

«Сей народ не коренной Оренбургской губернии, но перешедший по нынешнему положению Симбирской губернии из Алаторского и Симбирского уездов» . И.К. Кириллов в своем изъяснении о населении Уфимского уезда в 1735 г. подчеркивал, что «мещеряки, то есть служилыя татары… накликаны с начала города Уфы».

6558745864684674747

Семья мещеряков. Фото Круковского, 1897

Последнее из этих пояснений находит свое подтверждение и в преданиях самого мишарского населения. Предание это было записано у мещеряков в 1801 г. в Пермской губернии. По их словам, их предки служили у царя Ивана Васильевича «и получили грамоту в Уральские места; поселившись мещеряки в сих странах и особливо на реке Белой, построили первую деревню на реке Борлак, назвав оную Мулла, потом на реке Белой застроили город и назвали оный Уфою» .

Возможно, за названной в тексте рекой Борлак скрывается река Бирь, а деревня Муллино нынешнего Бураевского района известна как мещерякская. Данная трактовка событий второй половины ХVI века, видимо, была реальной.

Среди русского воинства, осаждавшего в 1552 г. Казань, были и служилые татары во главе с темниковским князем Еникеем Тенишевым. В основном на них возлагались задачи невоенного характера – постройка мостов, укреплений и т.д.

Необходимо отметить то обстоятельство, что именно в темниковских местах зафиксированы «башкирцы». В грамоте данной князю Еникею Тенишеву в 1539 г. говорится: «татар из тарханов и башкирцев и можарян, которые живут в Темникове, судить и ведати их по старине, по тому же, как наперед сего судил и ведал отец Тениш» .

Да и среди присягнувших русскому царю служилых татар бывшего Казанского ханства было немало выходцев из Ногайской Башкирии. Имеются и многочисленные письменные свидетельства о пребывании, как башкир, так и ногайцев в Казанском ханстве и уезде.

По писцовой книге Казанского у. 1602−1603 гг. в д.Шатки Ногайской даруги (ныне с.Шадки Тюлячинского района РТ) проживал «башкирский князь» Тятигач Муралеев . Он же был связан и с д.Чиндырево той же дороги, которая в 1591 г. была жалована ему и служилому татарину Ишею Наурузову .

Видимо, И.Наурузов также был выходцем из Ногайской Орды, т.к. в Казанской губернии в начале XIX в. известны татары, ведшие свое происхождение от башкирских князей Наурусовых .

Еще одним известным родом служилых татар, выходцев из Башкирии, были Манашевы. В шежере племени Кыпчак, родоначальник рода показан как Монаш (или Мунаш) би . Сам род Манашевых связан со служилыми татарами д.Кугарчин нынешнего Рыбно-Слободского района Татарстана.

Видимо, как раз служилых татар использовало царское правительство в своих посольствах к башкирским племенам после взятия Казани. Русские власти при этом учитывали общность языка и культуры, единую религию, возможно и родственные связи служилых татар и башкир.

Когда в 1658 г. правительство собиралось обложить мещеряков ясаком, они подали ходатайство о неналожении на них этого ясака, мотивируя это тем, что «они де служилые татары, служилых отцов дети, деды ж и отцы их служили по Алатырю, а иных по Арзамасу, по Кадому, по Темникову, по Романову, по Свияжску, по Курмышу, а они де служат по Уфе по 15 лет, а ины и больше, всякие Великого государя службы и в посылках и в поезды ездят с дворяны и детьми боярскими и с иноземцы, с своею братьею, верстаными татары».

25252463636

Кузница у мещеряков. Фото Круковского, 1897.

О местах прежнего места жительства мещеряков можно судить по топонимическим материалам.

Так, в Балтачевском районе РБ находится д.Чукалы, издавна заселенная мещеряками. Селение с таким же названием со служилым татарским населением известно и на современной территории Ульяновской области.

Среди жителей д. Большая Ока Мечетлинского района сохранилось предание о том, что прежде они несли службу на большой реке Оке . Данные о прежних местах жительства новых насельников Уфимского края известны и по другим источникам.

Так, представители известного дворянского рода Тупеевых прежде проживали в д.Ендовище Алатырского уезда, где у них еще к 1768 г. оставались принадлежавшие им земли . 55-летний мещеряк д.Богданово Кощи (ныне в Балтачевском районе) Нурмет Илмурзин в 1720 г. показал, что его отец выходец из Свияжского уезда. Жители д.Кизганбаш тогда же определили себя выходцами из Алатырского уезда . Поместные земли Булгаковых – мещеряков д.Султангулово оставались к 1729 г. и в д.Большой Студенец Ногайской дороги Казанского уезда.

О родственных связях мещеряков Уфимского уезда и поволжских уездов Российского государства говорят и их фамилии.

Фамилия Булгаковых была распространена среди татарского служилого населения Темниковского уезда. Мещеряки Кочкаровы известны среди жителей д.Акбердино Кундешли. Служилые татары с такой же фамилией проживали в Темниковском у. и д.Старые Чукалы Шланга Симбирского у. (ныне в Дрожжановском районе Татарстана).

Мещеряки мурзы Агышевы (Агишевы) и Утешевы (Утяшевы) проживали в д.Бешелап. Эти же фамилии распространены среди татарского населения современной Мордовии и Пензенской области . Деревня Новое Бешелапово с жителями – служилыми татарами известно и в Свияжском уезде.

Уже в начале ХVII в. «слободские татары» показаны как жители слободы под Уфой .

Упоминаются среди жителей Уфы и вожи Шугур Кокузов и Игиличко Земанов. Жили здесь и новокрещены, имевшие такие имена или фамилии: Нагаш, Янгозя, Белекбулатовы и т.д. Служилые татары под наименованием «слободские татары» известны и в более позднее время. Так, в 1625 г. вместе с назначенным в Уфу воеводой С. Волынским было предписано ехать на службу трем слободским татарам .

Позднее, этот разряд населения пополнялся новыми переселенцами из внутренних районов Российского государства. В 1650 г. уфимским воеводой Федором Милославским было предписано «служить службы» служилым ногайцам Тенибердейке Митеневу и Маметке Канчину, всего шести человекам с пашенной земли .

В 1651 г. князья Карачурины (Кайбиш Узеев, Кузма Мирасев и др.) перешли на жительство в Уфимский у., где основали д. Кулбарисово (ныне д. Сабаево Мишкинского района Башкортостана) . Они являются потомками казанского князя Чуры Нарыкова ― героя татарского эпоса «Чура-батыр». Чура Нарыков известен как глава оппозиции казанскому хану Сафа-Гирею в 1540-е годы.

В конце ХVII ― первой половине ХVIII вв. часть рода, видимо, проживала в д. Кичуй (Кичуй Адамчи, тож, ныне д. Ерыклы Новошешминского района Татарстана). В это же время на территории Осинской дороги были поселены мурзы Киреевы. Впервые они упоминаются в Башкирии в 1650 г., когда Ишей и Булай мурзы Досаевы дети Киреевы вместе со своими товарищами были «поверстаны» землей в районе д. Кемеево современного Мишкинского района.

При этом мурзы были наделены землей по 50 четвертей, а служилые татары по 20.

В конце ХVII ― начале ХVIII вв. семейство Булая Досаева сына Киреева переселилось в Алатырский уезд, откуда потомки Булая Киреева вернулись в 1778 г. в Оренбургскую губ. уже как ясачные татары (государственные крестьяне) и осели в д. Кучербаево нынешнего Благоварского района. Потомки Ишея Киреева находились в «мещеряцком» сословии и проживали в деревнях Каракучуково, Ихсаново, Расмекеево, Ахметово, Бирюказганово. Часть потомков Ишея Киреева была пожалована дворянством за выслугою офицерских чинов (Каракучуково, Расмекеево, Бирюказганово).

Потомки третьего сына Досая Киреева Бигая (Бекбая) мурзы обосновались в Челябинском уезде. Большинство из них было утверждено в дворянстве в 1800 году. Служилые татары Киреевы зафиксированы также среди жителей деревень Калеево Малая Бахта тож, Муслюмкино Чистопольского у. Казанской губ. и находились в сословии государственных крестьян. Кроме того, в д. Кузяково нынешнего Аургазинского района известны тептяри мурзы Киреевы .

К 1658 г. известны следующие селения, в которых были размещены «служилые татаровя» в Уфимском уезде: деревни Уразаево, Кулбарисово, Налмасово, Байбаково, Ишмаево (заселена в 1656 г.), Кулаево, Байбюрино, Сикияды, Четвертаково, Базы. Большинство из этих населенных пунктов позднее входили в состав Бирского уезда.

Службу служить им было предписано с «пашни». Часть жителей в «росписи всяких чинов служилых и жилецких людей» в 1657 г. показана служилыми татарами, а в 1658 г. переведена в состав служилых мещеряков. Всего по этим деревням было верстано на службу 84 человека.

Сами жители, при этом показывали, что прежде «по Темникову городу», «по Алатырскому городу» служили. Часть же «новоприезжих мещеряков» было велено сослать в Свияжский, Курмышский, Алаторский и Арзамасский уезды в «те городы, из которых приехали» .

Особую подгруппу в составе уфимских служилых татар составили переселенцы из Хлыновского уезда, так называемые каринские татары.

Они получили оберегательную память на земли около р. Камы и ее притока р. Иж еще в 1649 году. Здесь ими были основаны деревни Варзи, Салагуш, Рысово, Ишмаметево, Атабаево, Байбеково, Кабаново и Мушуги, Кучуково Казанской дороги Уфимского уезда.

Представители этой группы населения на новом месте (в Уфимском уезде) первоначально были положены в бобыльский ясак. Среди них оказались представители следующих фамилий: Хиляловы, Касимовы, Девлетьяровы, Хозясеитовы, Зянчурины, Сейтяковы.

Все они оказались потомками каринских владетельных родов, которых в научной литературе называют еще и «арскими князьями» . В 1684 г. они подали «челобитье», в котором просили «за службы прадедов и дедов… ясак с них сложить и положить» на бобылей, живущих «безясачно».

В следующем 1685 г. каринских татар велено было «написать на Уфе в список служилыми татарами и служить… с старинной пашенной земли, а ясак с них снять и написать на безясашных бобылей» . Но, видимо, этот указ был выполнен лишь наполовину. В последующем каринские татары в Уфимском уезде и «службы служили», и ясак выплачивали.

Так, в 1695 г. «служилой» Кулуш мурза Еналеев из рода Сейтяковых объявил, что он платит в казну ясак «по четыре куницы да по ансырю меду да по десяти денег на год» . Таким образом, положение каринских татар было близким к статусу ясачных татар. Видимо, именно в связи с этим обстоятельством впоследствии данная группа населения пополнила собой разряд тептярей. В частности, в деревнях Курмашево и Новое Алимово (Актанышский район Татарстана) известны «из татар тептяри», оказавшиеся потомками служилых татар Девлетьяровых .

В составе «мещерякского» сословия какое-то время находились и тарханы.

Часть этого слоя, являясь феодальной верхушкой на территории «Ногайского юрта» Казанского ханства, была жалована поместьями с ясачным крестьянским населением за службу казанскому хану в непосредственной близости к Казани. Кроме того, они же владели и вотчинами на территории бывших «Беловолжской» и «Башкирской» земель.

Оставшись на территории Казанского уезда после его завоевания Московским государством эта категория населения, наряду с другими феодальными элементами, была причислена к военно-служилому сословию Московского царства и стала именоваться служилыми татарами.

Так, в грамоте за 1702 г. в тарханы были написаны служилые татары д. Базы Кутлуметко Кулушев, Уразака Ишметев, Алийка Ишметев и д. Янгаз-Нарат Абдрахман Каминкин. Упоминаемый в этом списке Кутлуметко (Кутлумбетко) Кулушев, видимо, имеет прямое отношение к подавшему в 1685 г. челобитную о тарханстве жителю д. Танламас Казанской дороги Кутлуметко Кутлугушеву.

Эта деревня издавна входила в состав Кыр-Иланской волости, там же отмечена и Танламасовская тюба. При подаче своего челобитья он также предъявил ярлык на тарханство, выданный казанским ханом Ибрагимом (правил в 1467–1479 годах). По его утверждению «в прошлых годех давних служили деды и отец мой в служилых тарханех». Тарханы в Кыр-Иланской (Иланской) волости были известны еще со времен «Еналеевского бунта» в 1615 году. За участие в поимке Еналея Емаметева эти тарханы получили поместья .

В соответствии с установленными правилами поместной службы все служилые люди, получившие поместные и денежные оклады, обязательно должны были быть записаны в городовые десятни.

Десятни служили основным документом, на основании которого производилась раздача денежного жалованья провинциальному дворянству . По словам уфимского служилого татарина Сюнчалея мурзы Бегеева сына Киреева «написан он… по Уфе в десятне и верстан окладом денежным и земляным» (в 1700 г. 300 четей и денег 10 рублей). Большинство же служилых мещеряков получали от 4 до 6 рублей .

Основной обязанностью служилых мещеряков была станичная служба, которая осуществлялась дозорными конными отрядами – «станицами». Служилый татарин Кулуш мурза Еналеев утверждал, что служит он «службы дальние и ближние… посылают на окологородные ближние караулы» . С появлением в южных степях калмыков в ходе нередких схваток с ними участвовали уфимские мещеряки.

Они же привлекались к службе в ходе народных восстаний на территории Уфимского и Казанского уу. в ХVII—ХVIII вв. Так, житель д. Кулбарисово (Сабаево тож) (Мишкинский район РБ) Осинской дороги Уфимского у. Кантуган Келдибеков сидел в осаде в Уфе во время «первой башкирской шатости».

Сепай Урмаев в 1680-е гг. из д. Бешелапово того же уезда с семейством был взят «в полон» калмыками Аюки хана. Тогда же калмыками были захвачены, «а за скудостью» не вернулись, семейства Мемкея Янтуганова и отцов Усеина Нураева из д. Иштыбаево (Мишкинский район), Клейки Бабараева («в полону убит») из д.Карышево (Балтачевский район). С построением Оренбургской линии, мещеряков привлекали к охране южных границ.

Отправлялись мещеряки и в дальние походы.

В 1696 г. они принимали участие в походе на Азов во время русско-турецкой войны . Пятисотенная мишарская команда участвовала в Семилетней войне с Пруссией. Они же несли охранную службу по Сибирской линии. Так, родоначальник дворянского рода Асядуллиных Калимулла Асядуллин в одной из своих челобитных показывал, что он участвовал вместе с другими мещеряками « в походах 757, 758, 759 годов… в Пруссии», в 771–773 годах на сибирских линиях сотником» .

В 1699 г. служилых татар и мещеряков в Уфимском уезде насчитывалось 748 человек . В переписных книгах 1720 г. «служилых мещеряков» было зарегистрировано, что они проживают в 41 деревне, в основном в Осинской дороге. Всего в них насчитывалось 380 дворов. При этом у некоторых из жителей имелись и дворовые люди .

В 1736 г. служилые мещеряки по своей переписи показали, что их насчитывается около 20000 человек, в том числе к службе годных 5000 человек . Видимо, в этом случае учитывались и те «мещеряки», которые ранее были положены в подушный оклад, а на время восстания 1735 – 1740 гг., вызванные на службу, с освобождением на время службы от подати. Это видно и из того, что позднее в 1766 г. в Уфимской и Исецкой провинциях служилых мещеряков насчитывалось 1937 дворов (всего 15517 душ обоего пола), служилых татар 237 дворов (1429 душ) и тархан 443 двора .

Хотя основной обязанностью уфимских мещеряков являлась служба, но в 1699 г. с них было велено собрать вместо «Камышенской службы» по рублю. Позднее, после перевода служилых татар Казанской губернии в лашманы в 1718 г. с мещеряков Уфимского у. было собрано опять по 1 рублю.

В 1732 г. указом из Правительствующего Сената мещерякам предписывалось служить «по прежнему с Уфимскими дворянами и иноземцами» . С 1747 по 1754 гг. мещеряки платили 25-копеечный ясак, который с них затем снят . С этого времени основной обязанностью мещеряков стала военная служба. Они послужили одной из составных частей, сформированного в ХIХ в. башкиро–мещеряцкого войска.

 

Мещеряки Бирского уезда (XVII–XIX века): краткий исторический очерк

В составе военно-служилого населения Российского государства особую группу составляли служилые татары. В Уфимском уезде и Оренбургской губернии эта группа именовалась как «мещеряки». Нередко это население называли и «служилыми мещеряками и татарами» или же «мишарями».

На территории современной Республики Башкортостан служилые татары и мещеряки (мишари) являлись служилым военным сословием на протяжении ХVII–ХIХ веков.

О характере их прежних мест жительства и происхождения оставлено довольно много источников. Так, в 1792 г. мещеряки Уфимского наместничества показали: «происхождение наших предков из ногайских владетельных фамилий и мурз, служилых мещеряков и татар» . И.К. Кириллов в своем изъяснении о населении Уфимского уезда в 1735 г. подчеркивал, что «мещеряки, то есть служилыя татары… накликаны с начала города Уфы» .

Будущий сенатор полковник И.Г. Головкин в письме своему отцу канцлеру И.Г. Головкину от 24 сентября 1720 г. писал, что «служилые татары здесь называютца… мещеряки, как слышно многие в Уфинском уезде помещены по грамотам ис приказу Казанского Дворца» .

В «Записке Оренбургского правления по вопросам управления разными группами населения Башкирии» (1800 г.) о мишарях сказано так: «Сей народ не коренной Оренбургской губернии, но перешедший по нынешнему положению Симбирской губернии из Алаторского и Симбирского уездов» .

Уже в начале ХVII в. «слободские татары» показаны как жители слободы под Уфой .

Служилые татары под наименованием «слободские татары» известны и в более позднее время. Так, в 1625 г. вместе с назначенным в Уфу воеводой С. Волынским было предписано ехать на службу трем слободским татарам .

О местах их прежнего места жительства можно судить и по топонимическим материалам. Так, в Балтачевском районе РБ находится д.Чукалы, издавна заселенная мещеряками. Селение с таким же названием со служилым татарским населением известно и на современной территории Ульяновской области. Среди жителей д.Большая Ока Мечетлинского района сохранилось предание о том, что прежде они несли службу на большой реке Оке .

Данные о прежних местах жительства новых насельников Уфимского края известны и по другим источникам. Так, представители известного дворянского рода Тупеевых прежде проживали в д.Ендовище Алатырского уезда, где у них еще к 1768 г. оставались принадлежавшие им земли . 55-летний мещеряк д.Богданово Кощи (ныне в Балтачевском районе) Нурмет Илмурзин в 1720 г. показал, что его отец выходец из Свияжского уезда.

Жители д.Кизганбаш тогда же определили себя выходцами из Алатырского уезда . Поместные земли Булгаковых – мещеряков д.Султангулово оставались к 1729 г. и в д.Большой Студенец Ногайской дороги Казанского уезда.

О родственных связях мещеряков Уфимского у. и поволжских уездов Российского государства говорят и их фамилии.

Фамилия Булгаковых была распространена среди татарского служилого населения Темниковского уезда. Мещеряки Кочкаровы известны среди жителей д.Акбердино Кундешли. Служилые татары с такой же фамилией проживали в Темниковском у. и дд.Старые Чукалы Шланга Симбирского у. (ныне в Дрожжановском районе Татарстана).

Мещеряки мурзы Агышевы (Агишевы) и Утешевы (Утяшевы) проживали в д.Бешелап. Эти же фамилии распространены среди татарского населения современной Мордовии и Пензенской области.

Когда в 1658 г. правительство собиралось обложить их ясаком, часть мещеряков подала ходатайства о неналожении на них этого ясака, мотивируя это тем, что «они де служилые татары, служилых отцов дети, деды ж и отцы их служили по Алатырю, а иных по Арзамасу, по Кадому, по Темникову, по Романову, по Свияжску, по Курмышу, а они де служат по Уфе по 15 лет, а ины и больше, всякие Великого государя службы и в посылках и в поезды ездят с дворяны и детьми боярскими и с иноземцы, с своею братьею, верстаными татары».

Позднее, этот разряд населения пополнялся новыми переселенцами из внутренних районов Российского государства.

В 1650 г. уфимским воеводой Федором Милославским было предписано «служить службы» служилым ногайцам Тенибердейке Митеневу и Маметке Канчину, всего шести человекам с пашенной земли .

В 1651 г. князья Карачурины (Кайбиш Узеев, Кузма Мирасев и др.) перешли на жительство в Уфимский у., где основали д. Кулбарисово (ныне д. Сабаево Мишкинского района Башкортостана) . Они являются потомками казанского князя Чуры Нарыкова ― героя татарского эпоса «Чура-батыр». Чура Нарыков известен как глава оппозиции казанскому хану Сафа-Гирею в 1540-е годы.

В конце ХVII ― первой половине ХVIII вв. часть рода, видимо, проживала в д. Кичуй (Кичуй Адамчи, тож, ныне д. Ерыклы Новошешминского района Татарстана). В это же время на территории Осинской дороги были поселены мурзы Киреевы. Впервые они упоминаются в Башкирии в 1650 г., когда Ишей и Булай мурзы Досаевы дети Киреевы вместе со своими товарищами были «поверстаны» землей в районе д. Кемеево современного Мишкинского района.

При этом мурзы были наделены землей по 50 четвертей, а служилые татары по 20. В конце ХVII ― начале ХVIII вв. семейство Булая Досаева сына Киреева переселилось в Алатырский уезд, откуда потомки Булая Киреева вернулись в 1778 г. в Оренбургскую губ. уже как ясачные татары (государственные крестьяне) и осели в д. Кучербаево нынешнего Благоварского района.

Потомки Ишея Киреева находились в «мещеряцком» сословии и проживали в деревнях Каракучуково, Ихсаново, Расмекеево, Ахметово, Бирюказганово. Часть потомков Ишея Киреева была пожалована дворянством за выслугою офицерских чинов (Каракучуково, Расмекеево, Бирюказганово). Потомки третьего сына Досая Киреева Бигая (Бекбая) мурзы обосновались в Челябинском уезде.

Большинство из них было утверждено в дворянстве в 1800 году. Служилые татары Киреевы зафиксированы также среди жителей деревень Калеево Малая Бахта тож, Муслюмкино Чистопольского у. Казанской губ. и находились в сословии государственных крестьян. Кроме того, в д. Кузяково нынешнего Аургазинского района известны тептяри мурзы Киреевы.

К 1658 г. известны следующие селения, в которых были размещены «служилые татаровя» в Уфимском уезде: деревни Уразаево, Кулбарисово, Налмасово, Байбаково, Ишмаево (заселена в 1656 г.), Кулаево, Байбюрино, Сикияды, Четвертаково, Базы. Большинство из этих населенных пунктов позднее входили в состав Бирского уезда. Службу служить им было предписано с «пашни».

Часть жителей в «росписи всяких чинов служилых и жилецких людей» в 1657 г. показана служилыми татарами, а в 1658 г. переведена в состав служилых мещеряков. Всего по этим деревням было верстано на службу 84 человека. Сами жители, при этом показывали, что прежде «по Темникову городу», «по Алатырскому городу» служили. Часть же «новоприезжих мещеряков» было велено сослать в Свияжский, Курмышский, Алаторский и Арзамасский уезды в «те городы, из которых приехали».

Особую подгруппу в составе уфимских служилых татар составили переселенцы из Хлыновского уезда, так называемые каринские татары. Они получили оберегательную память на земли около р. Камы и ее притока р. Иж еще в 1649 году. Здесь ими были основаны деревни Варзи, Салагуш, Рысово, Ишмаметево, Атабаево, Байбеково, Кабаново и Мушуги, Кучуково, Ютазы Казанской дороги Уфимского уезда и деревнях Малая Урма Карияна тож и Служилый Ур Казанского уезда.

Представители этой группы населения на новом месте (в Уфимском уезде) первоначально были положены в бобыльский ясак. Среди них оказались представители следующих фамилий: Хиляловы, Касимовы, Девлетьяровы, Хозясеитовы, Зянчурины, Сейтяковы. Все они оказались потомками каринских владетельных родов, которых в научной литературе называют еще и «арскими князьями» .

В 1684 г. они подали «челобитье», в котором просили «за службы прадедов и дедов… ясак с них сложить и положить» на бобылей, живущих «безясачно». В следующем 1685 г. каринских татар велено было «написать на Уфе в список служилыми татарами и служить… с старинной пашенной земли, а ясак с них снять и написать на безясашных бобылей» .

Но, видимо, этот указ был выполнен лишь наполовину. В последующем каринские татары в Уфимском уезде и «службы служили», и ясак выплачивали. Так, в 1695 г. «служилой» Кулуш мурза Еналеев из рода Сейтяковых объявил, что он платит в казну ясак «по четыре куницы да по ансырю меду да по десяти денег на год».

Таким образом, положение каринских татар было близким к статусу ясачных татар. Видимо, именно в связи с этим обстоятельством впоследствии данная группа населения пополнила собой разряд тептярей. В частности, в деревнях Курмашево и Новое Алимово (ныне Актанышский район Республики Татарстан) известны «из татар тептяри», оказавшиеся потомками каринских служилых татар Девлетьяровых .

В этой связи необходимо также отметить судьбу тех же князей Девлетьяровых на территории Оренбургской губернии. В 1740-х гг. часть этого рода переселилась в Сеитовский посад Оренбурга, откуда их позднее перевели на жительство в д.Яшерганово (ныне Стерлибашевский район Республики Башкортостан).

К середине ХIХ в. в этой деревне 57 душ мужского пола князей Девлетьяровых находилось в башкирском сословии, пять душ ― в мещеряцком, 44 души ― в сословии государственных крестьян. Помимо этого, часть рода оказалась в тептярском сословии.

В составе «мещерякского» сословия какое-то время находились и тарханы.

Часть этого слоя, являясь феодальной верхушкой на территории «Ногайского юрта» Казанского ханства, была жалована поместьями с ясачным крестьянским населением за службу казанскому хану в непосредственной близости к Казани. Кроме того, они же владели и вотчинами на территории бывших «Беловолжской» и «Башкирской» земель.

Оставшись на территории Казанского уезда после его завоевания Московским государством эта категория населения, наряду с другими феодальными элементами, была причислена к военно-служилому сословию Московского царства и стала именоваться служилыми татарами. Так, в грамоте за 1702 г. в тарханы были написаны служилые татары д. Базы Кутлуметко Кулушев, Уразака Ишметев, Алийка Ишметев и д. Янгаз-Нарат Абдрахман Каминкин.

Упоминаемый в этом списке Кутлуметко (Кутлумбетко) Кулушев, видимо, имеет прямое отношение к подавшему в 1685 г. челобитную о тарханстве жителю д. Танламас Казанской дороги Кутлуметко Кутлугушеву. Эта деревня издавна входила в состав Кыр-Иланской волости, в этой же волости отмечена и Танламасовская тюба.

При подаче своего челобитья он также предъявил ярлык на тарханство, выданный казанским ханом Ибрагимом (правил в 1467–1479 годах). По его утверждению «в прошлых годех давних служили деды и отец мой в служилых тарханех». Тарханы в Кыр-Иланской (Иланской) волости были известны еще со времен «Еналеевского бунта» в 1615 году. За участие в поимке Еналея Емаметева эти тарханы получили поместья. Позднее эти служилые татары – тарханы показываются как башкиры-вотчинники.

Часть служилого населения Уфимского уезда, именовавшаяся ранее служилыми татарами, также оказалась в составе башкир. Это подтверждается, в частности, прошением башкира Иланской (Байлярской) волости Уразайки Нагаева, датированное 1668 годом. В своей челобитной Уразайка Нагаев указывает на то, что дед его служил с окладом в 8 рублей, при этом «дед и отец ево … служилые были татарова и не ясашные» .

В 1727 г. башкир Булярской волости Умер Тохтаров жаловался на то, что башкиры той же волости Алметь Аднагулов и Масягут Татимов «пришлые татары, а не прямые природные… башкирцы». Через несколько лет, во время начала действий Башкирской комиссии Масягут Татимов был приведен к властям другими башкирами с обвинениями в том, что он «пришлой мещеряк» .

Позднее, Масягут Татимов (Тятимов) известен как башкирский старшина Гарейской волости. В этой связи необходимо отметить замечание Д.Н. Соколова, подметившего сходство тамг свияжских татар (в этом уезде многие селения являлись «мещеряцкими») с тамгами башкир Мензелинского уезда.

В соответствии с установленными правилами поместной службы все служилые люди, получившие поместные и денежные оклады, обязательно должны были быть записаны в городовые десятни. Десятни служили основным документом, на основании которого производилась раздача денежного жалованья провинциальному дворянству .

По словам уфимского служилого татарина Сюнчалея мурзы Бегеева сына Киреева «написан он… по Уфе в десятне и верстан окладом денежным и земляным» (в 1700 г. 300 четей и денег 10 рублей). Большинство же служилых мещеряков получали от 4 до 6 рублей . Те же из служилых татар, у которых близкие родственники не попали в десятни во время деятельности в Уфимском крае полковника графа И.Г. Головкина в 1720 г. по высылке беглецов из других уездов и губерний высылались на места прежнего жительства.

Так, только за период с 7 по 25 сентября 1720 г. были высланы в Свияжский у. 12 семей (34 муж., 27 муж.), Симбирский у. 95 семей (241 и 215), Алатырский у. 24 семьи (73 и 59), Касимовский у. 2 семьи (2 и 2), Темниковский у. 1 семья (1 и 3), Саранский у. 8 семей (11 и 18), Нижне-Ломовский у. 8 семей (28 и 28. и Верхне-Ломовский у. 5 семей (15 и 17).

Основной обязанностью служилых мещеряков была станичная служба, которая осуществлялась дозорными конными отрядами – «станицами». Служилый татарин Кулуш мурза Еналеев утверждал, что служит он «службы дальние и ближние… посылают на окологородные ближние караулы» . С появлением в южных степях калмыков в ходе нередких схваток с ними участвовали уфимские мещеряки. Они же привлекались к службе в ходе народных восстаний на территории Уфимского и Казанского уездов в ХVII—ХVIII веках.

Так, житель д. Кулбарисово (Сабаево тож) (ныне Мишкинский район Республики Башкортостан) Осинской дороги Уфимского у. Кантуган Келдибеков сидел в осаде в Уфе во время «первой башкирской шатости». Сепай Урмаев в 1680-е гг. из д. Бешелапово того же уезда с семейством был взят «в полон» калмыками Аюки хана.

Тогда же калмыками были захвачены, «а за скудостью» не вернулись, семейства Мемкея Янтуганова и отцов Усеина Нураева из д. Иштыбаево (ныне Мишкинский район Башкортостана), Искендера Исаева из д.Янбаево, Клейки Бабараева («в полону убит») из д.Карышево (ныне Балтачевский район РБ). Ирзюк Келмаев из д. Янбаево, Миней Емикеев из д.Карышево, Абдулла Акбердин и Орка Уразбанов из д.Елюзи были также взяты в плен, но сумели вернуться. А мать, братья и сестры Ирзюка Келмаева к 1720 г. «за скудостью» оставались у калмыков.

С построением Оренбургской линии, мещеряков привлекали к охране южных границ. Отправлялись мещеряки и в дальние походы.

В 1696 г. они принимали участие в походе на Азов во время русско-турецкой войны . Пятисотенная мишарская команда участвовала в Семилетней войне с Пруссией.

Они же несли охранную службу по Сибирской линии. Так, родоначальник дворянского рода Асядуллиных Калимулла Асядуллин в одной из своих челобитных показывал, что он участвовал вместе с другими мещеряками « в походах 757, 758, 759 годов… в Пруссии», в 771–773 годах на сибирских линиях сотником».

В 1699 г. служилых татар и мещеряков в Уфимском уезде уже насчитывалось 748 человек . В переписных книгах 1720 г. «служилых мещеряков» было зарегистрировано, что они проживают в 41 деревне, в основном в Осинской дороге. Всего в них насчитывалось 380 дворов. При этом у некоторых из жителей имелись и дворовые люди .

В 1736 г. служилые мещеряки по своей переписи показали, что их насчитывается около 20000 человек, в том числе к службе годных 5000 человек . Видимо, в этом случае учитывались и те «мещеряки», которые ранее были положены в подушный оклад, а на время восстания 1735 – 1740 гг., вызванные на службу, с освобождением на время службы от подати.

Это видно и из того, что позднее в 1766 г. в Уфимской и Исецкой провинциях служилых мещеряков насчитывалось 1937 дворов (всего 15517 душ обоего пола), служилых татар 237 дворов (1429 душ) и тархан 443 двора.

Хотя основной обязанностью уфимских мещеряков являлась служба, но в 1699 г. с них было велено собрать вместо «Камышенской службы» по рублю.

Позднее, после перевода служилых татар Казанской губернии в лашманы в 1718 г. с мещеряков Уфимского у. стали собирать опять по 1 рублю. В 1732 г. указом из Правительствующего Сената мещерякам предписывалось служить «по прежнему с Уфимскими дворянами и иноземцами» . С 1747 по 1754 гг. мещеряки платили 25-копеечный ясак, который с них затем снят . С этого времени основной обязанностью мещеряков стала военная служба. Они послужили одной из составных частей, сформированного в ХIХ в. башкиро–мещеряцкого войска.

Сергей СиненкоБлог писателя Сергея СиненкоНародознание и этнографиябыт,обычаи,Уфимская губерния,этнографияМещеряки Уфимской губернии  Выкладываю богатый и малоизвестный материал о мещеряках - две статьи уфимского историка И.Р. Габдуллина 'Формирование мещерякского населения в Уфимском уезде в ХVI – начале ХVIII веков' и 'Мещеряки Бирского уезда (XVII–XIX века): краткий исторический очерк'.  Формирование мещерякского населения в Уфимском уезде в ХVI – начале ХVIII веков В составе...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл