SH103398_2 Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография

Пчеловодство в Башкирии

Муляж гигантской пчелы установлен на Советской площади Уфы перед зданием Министерства сельского хозяйства. Фото Сергея Синенко

Размещаю отрывок из книги С. И. Руденко «Башкиры. Опыт этнологической монографии». Часть II. «Быт башкир». Ленинград, 1925.

…Обращаясь к пчеловодству башкир, интересно прежде всего выяснить насколько древне для них это занятие. Если они издревле были кочевниками-скотоводами, выходцами из Азии, то естественно предположить, что они познакомились с пчеловодством уже по приходе в область современного своего расселения.

Культурная связь с древними булгарами и своими соседями финского происхождения — исконными пчеловодами, пребывание в классической для пчеловодства стране уже давно должны были ознакомить башкир с этим занятием. Так как в дарственных записях, выдаваемых им русскими царями, упоминаются «бортные угожья».

В «Книге Большому Чертежу», написанной в 1627 г., мы находим, между прочим, следующее место:

«А от устья реки Белые-Воложки, вверх и по реке по Уфе по обеим сторонам и до Аральтовы (Уралтовой) горы и далее все живут башкиры, а кормля их мед, зверь, рыба, а пашни не имеют» (4, 152). Бортные угодья наравне с бобровыми гонами упоминаются и впоследствии в челобитных самих башкир на имя «великих государей» и в ответных им грамотах.

В настоящее время пчеловодством занимаются башкиры повсеместно, за исключением степей крайнего востока Башкирии и весьма немногих горных местностей.

По способу содержания пчел башкирское пчеловодство можно рассматривать как бортевое, пасечное и огородное.

Бортью во всем Приуралье и в частности у башкир (сулук, чулук) называется старое дерево, в дупле которого живут дикие пчелы. В таком смысле употреблялось это слово и в древней Руси, только впоследствии в Полесье и на Украине бортью стали называть ульи (колоды), повешенные на дерево в лесу.

Bortevik-u-kolodi-na-dube Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография

Бортевик и колода на дубе. Фото Наиля Галеева

Надо полагать, что долгое время башкиры добывали мед исключительно из дуплистых деревьев с дикими пчелами, которые они находили в лесах. Только впоследствии они начали делать искусственные борти, выдалбливая дупла в старых деревьях, в которых потом и селились дикие пчелы; с этого только времени и начинается у них собственно пчеловодство.

Еще и теперь башкирам случается находить в лесах дуплистые деревья с живущими в них пчелами; нашедший вырубает на таком дереве свой знак собственности (тамга), после чего он уже и считается его владельцем.

Для добычи меда расширяется отверстие в дупле этой борти, вставляются в него колодки и каждый год вырезается из нее известное количество меда. Для устройства борти искусственной отыскивается старое, не менее 60 сантиметров в диаметре, дерево, преимущественно сосна, лиственница, дуб или вяз.

Выбранное для борти дерево затамговывается (на нем вырубается знак собственности), и башкир приступает к устройству дупла.

Так как дупло всегда устраивается высоко от земли (на высоте 6—8 и более метров), то на дерево нужно прежде всего взобраться.

Способ влезания на борти у башкир весьма примитивен. На высоте около метра от земли на дереве делаются топором две зарубки такой величины, чтобы на них можно было опереться носком ноги; взяв затем плоский ремень (кирям) метров 5 длиной и около 5 см. ширины, сплетенный из сырой конской кожи, на концах которого сделаны петли, башкир становится на первые две зарубки и обхватывает этим ремнем дерево и себя вокруг поясницы.

Закрепивши кирям и опершись на него спиной, он зарубает новое углубление в дереве несколько выше первых двух зарубок, опирается в него ногой, выше делает еще зарубку, переносит на нее другую ногу; продолжая делать зарубки и подымаясь все выше и выше, он добирается до ветвей, обрубает их, а достигнув известной высоты, привязывает к дереву подставку для ног (агас аяк, иртэ).

Став на эту подставку, он привязывает себя ремнем к дереву на уровне поясницы и принимается за работу. Так как кожаный кирям стоит довольно дорого, то бедные башкиры плетут его иногда из лыка. Деревянная подставка, которая подвязывается под дуплом борти, всегда бывает, вогнутой формы с площадкой на верхней поверхности, чтобы удобнее было на ней стоять, и с зарубками на концах, при помощи которых она привязывается к дереву волосяной веревкой.

Для выдалбливания дупла в борти для пчел употребляется ряд специальных орудий: небольшой топор (балта) с длинным топорищем; специальное железное тесло (брюз); род сапки (багау) также с длинной рукояткой; род рашпиля (тырпы) и особый скобель (ышкы).

На топор для пчеловодства, как и на каждый топор, который башкир берет с собой в лес, надевается берестяной чехол (кын), который закрывает или только лезвие, или весь топор.

Тесло надевается на деревянную рукоятку, им долбят дерево или непосредственно, или ударяя по нему обухом топора. Когда выдолблено уже значительное отверстие в дереве, начинают работать багау; острие его вогнутое и хорошо отточенное; инструмент этот совершенно такой же, как и для выдалбливания лодок и корыт.

Окончательная очистка внутренности борти производится скобелем (ышкы), укрепленном в короткой рукоятке.

Вверху дупла, где трудно работать скобелем, дупло вычищается рашпилем тырпы, насаженным на палку около метра длиной.

Выдолбив в дереве пустоту надлежащей величины, обыкновенно около 35 сантиметров в диаметре и до двух метров высоты, в нем укрепляют две-три поперечные палочки, а входное отверстие закрывается колодками (капкак) сантиметров 8 шириной; в колодках, между ними, а иногда и в стволе проделывается несколько маленьких отверстий (кыя). Залетевшая в такую искусственную борть, дикая пчела делается ее работницей.

Bjrt-Na-sosne-bortevik Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография

Борть в дупле сосны. Фото Наиля Галеева

Бортей у башкир много и по сие время: мы их встречаем повсюду в южном Урале и отчасти в среднем (айлинцы, кудейцы и большекущинцы), встречаются они и по правую сторону р. Уфы у таныпцев.

В южном Урале у большинства пчеловодов их бывает по 50—80 штук, богатые же насчитывают их сотнями.

Борти настолько ценились башкирами, что нередко, продавая лесные дачи, они оставляли за собой право пользоваться бортями, и новые владельцы по условиям купчих крепостей не имели права рубить их борти.

К осени, примерно с половины июля, башкиры начинают осматривать свои борти и подрезать мед. Каждый из них берет с собой нож, который они всегда носят у пояса в ножнах (кын), топорик, о котором уже упоминалось, посудину для меда (батман), гнилушку для подкуривания пчел (сюрюк), некоторые сетку (кузлик) и, разумеется, кирям и агас аяк.

Взобравшись при помощи каряя на борть и подвязав деревянную подставку, башкир становится на нее, зажигает гнилушку и, открыв борть, смотрит много ли меда.

Если меда окажется достаточно, то он вырезает несколько сот и кладет их в батман, который он подтягивает с земли при помощи особой веревки (аркатау), привязанной к его поясу и батману.

Если меду мало, то дают пчеле еще «заправиться» и делают «подлазку» позже. Осмотр бортей заканчивается к середине августа, когда «взяток» пчел уже прекращается.

На зиму, чтобы пчела не погибла от холодов, отверстие борти закрывается особыми матами (сырпы) из веток или лубом, под который подкладывается сухая трава.

Помимо защиты от морозов, башкирами принимаются еще меры к предохранению бортей от медведей, которых много водится в их лесах, особенно в горах южного Урала. Для предохранения борти от медведя, ее ствол внизу обертывается на несколько метров лубом, благодаря которому ствол делается скользким и не позволяет медведю взбираться по нему.

Другой способ защиты борти заключается в том, что на некоторой, довольно значительной высоте ствол обвязывается кругом небольшими деревцами, вершинами вниз, с заостренными на концах ветвями и стволом. Влезая на такую борть, медведь встречает на своем пути связку заостренных веток к сучьев, которые не возделают ему взбираться выше. Наконец, иногда устраивают дощатый помост (тазгак) на средине дерева под летиком борти.

Разбросанность бортей в лесах, нередко на много верст одна от другой, лишает башкир возможности стеречь их. Вследствие этого довольно часты случаи кражи меда.

Это обстоятельство породило в некоторых местах Башкирии (южный Урал) обычай: при сборе меда из бортей брать с собой одного, двух человек из соседей или родственников, которые могли бы быть свидетелями, что пчеловод собрал мед из собственных бортей.

С уничтожением лесов, бортей у башкир становилось все меньше и им поневоле пришлось начать устраивать ульи-колоды (умарта), но к пасечному хозяйству они перешли не сразу. Долгое время ульи (колода, пень), укрепленные на деревьях, играли роль искусственных бортей. Еще и теперь, особенно в Прикамье и по р. Белой, башкиры ставят по лесам навощенные ульи, привязанные на деревьях.

Весною, когда в лесу открывается взяток меда, пчела из безлесных мест летит в леса, садится в навощенные башкирами ульи, в которые делает занос и отпускает рои. В средине прошлого столетия, по словам Черемшанского (11, 373), таким образом прикамские башкиры заманивали пчелу от закамских вятчан и некоторые приобретали такой вольной пчелы по несколько сот ульев.

Осенью, после «подлаза», башкиры снимают ульи с деревьев и увозят домой, а весной их или продают, или увеличивают за их счет свои пасеки.

Пасечное хозяйство у башкир начало развиваться сравнительно недавно. Развешивание ульев на деревьях в лесу первоначально имеет тот же характер пчеловодства, что и бортничество. Ни наблюдения за развешанными ульями, ни ухода за пчелами, ни сгребания роев еще нет.

Между тем, возможность сконцентрировать большое количество ульев на деревьях, на сравнительно небольшом участке, позволяет оберегать их от расхищения меда и ведет к устройству настоящей пасеки (утар). Для устройства пасеки избирается обыкновенно поляна, защищенная со стороны господствующих ветров, или по займищам, или небольшим перелескам.

Пчелы помещаются в ульях-колодах (умарта), расставленных на избранном месте на особых подставках (камнях или обрубках дерева), привязанных или к дереву или к воткнутым в землю кольям. Ульи бывают вязовые, липовые, осиновые, ветловые, дубовые и сосновые. Высота улья — от полутора до двух метров, диаметр — до одного метра.

Посредине имеется узкая и длинная щель, закрывающаяся двумя деревянными брусками (капкак или капкас), расположенными один над другим и укрепленными особыми деревянными колками (сей).

Сбоку вверху устраивается ушко (колак), за которое улей привязывается к дереву. Внутри улья накрест укрепляются две или три палочки (рата или тагарау) для поддержания сотоц (балауз).

В верхнем отделении помещаются еще особые грабельки (тырма) для сот. Пенек покрывается сверху берестой, на которую кладется какой-нибудь груз, чаще камень. Сбоку привязывается щеточка из хвороста, вблизи квадратного отверстия (кыя) для входа пчел, в которое вставляется длинный клин (колак-сёй).

-V-zheltom Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография

Пчела на желтом. Фото Наиля Галеева

Тут же на пасеке и в некоторых наиболее открытых местах по близости ее устраиваются особые приемники (курт hарыhысь или курт караскаhы),—это небольшие куски луба, прилаженные на четырех колышках в наклонном положении или просто куски бересты, укрепленные на небольших деревцах.

Роиться пчелы начинают с конца июня, к этому времени заготовляются ульи, роевни (курт тубал), приводятся в порядок сетки и проч.

Для изготовления ульев употребляются те же инструменты, что и для бортей; старые ульи вычищаются при помощи скобеля (ышкы) и наващиваются сотами.

Сетка делается из черного конского волоса, натянутого на широкий лубковый обруч, к которому пришивается холщовое покрывало. Роевни (курт тубал или мыжга) бывают довольно разнообразны,—это или лубковый довольно глубокий короб, или плоская эллипсоидная коробка, или вся из лубка, или с решетчатым, наподобие решета, дном, или, наконец, полуцилиндрической формы с решетчатой стенкой.

Вышедший рой сгребают с привала (приемника) в роевни берестяным с длинной ручкой ковшичком (кашик), предварительно спрыснув рой водой. Когда рой огребен, роевню завязывают холщовой материей (курт hуприк), в ней он остается до вечера или до утра следующего дня.

Матка (она) отыскивается в специально устроенной небольшой холщовой палатке (курт сюмулдык) или под холщовым пологом. Пойманная, матка садится в маточник (ситлык), по форме ничем не отличающийся от общераспространенного среди русских пчеловодов. Маточник ставится в улей и в нем матка держится с неделю и более, пока пчелы не начнут работать и не обживутся в нем.

На зиму пчел убирают в омшенные подвалы (баз) или специальные полуземлянки, толстые же и крепкие ульи нередко оставляются на дворе на всю зиму.

Вследствие часто весьма плохого устройства омшенников и отсутствия какого бы то ни было присмотра за пчелами. зимой они нередко гибнут массами.

Весной на пасеку пчел начинают выставлять во второй половине апреля. Только теперь ульи осматриваются и, если в них истощились запасы меда, а взятки еще нет, то пчел подкармливают искусственно. Им ставят или старый мед, или медовую сыту, а иногда и сахарный сироп; чтобы пчела не тонула в жидкости, на нее кладется немного соломы.

SH105502_2 Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография

Пасека на огороде. Окраина города Давлеканово. Фото Сергея Синенко

На пасеках у башкир редко бывают шалаши или балаганчики, чаще устраиваются специальные избушки, в которых живут сторожа и хранятся все необходимые для пчеловодства принадлежности. Пасеки кругом огораживаются за борами, на которых всегда насажены конские черепа (ат баш) от сглаза (куз тыйган); черепа эти бывают развешены также и на деревьях и на отдельных ульях.

Устройство и содержание пасеки всегда сопряжено с известными расходами. Поэтому башкиры, у которых пчел немного, держат их на огородах, в садиках возле дома или просто во дворе.

Огородное пчеловодство встречается почти во всей Башкирии, преимущественно в деревнях, расположенных в лесах и полях, особенно вблизи чистых ручьев.

Подводя итоги всему сказанному о башкирском скотоводстве, птицеводстве и пчеловодстве, и выходя в наших сопоставлениях за пределы Башкирии, мы можем придти к некоторым небезынтересным заключениям. Оставляя в стороне птицеводство, которое играет второстепенную роль в хозяйстве не только башкир, но и их соседей как кочевников на юго-востоке, так и оседлых на северо-западе, и обращаясь к скотоводству и пчеловодству, не трудно убедиться,. что первое имеет несомненную связь с кочевнической Азией, а второе ведет свое происхождение от северо-западных соседей башкир.

Если мы нанесем на карту область распространения пчеловодства и область, в которой и по настоящее время тебенюют стада башкир-скотоводов, то мы увидим, что их границы совсем иные. Иначе говоря, там, где башкиры занимаются пчеловодством, скот зимою не тебенюет и напротив, там, где скот тебенюет, башкиры не занимаются пчеловодством.

Явление это не случайно и находится в связи с физико-географическими условиями страны, обитаемой башкирами.

Выше мы уже говорили о том, что табунное скотоводство требует тебеневки, причем более благоприятные условия для этого в восточной и отчасти южной степной Башкирии, где лошади, а отчасти и овцы, тебенюют всю зиму или часть зимы. С другой стороны, скотоводческое хозяйство требует большой территории и кочевого или полукочевого образа жизни.

Поэтому еще в первой половине прошлого столетия, занимаясь главным образом скотоводством, почти все башкиры, за исключением крайней северной и северо-западной их части, летом выезжали на кочевки; в настоящее же время с уменьшением земельных владений и падением скотоводства, на кочевку выезжает только небольшая их часть, а именно: восточные или зауральские башкиры, отчасти южные, «а также все башкиры в горах южного Урала. По своему характеру башкирское скотоводство в восточной степной части Башкирии подобно скотоводству их восточных соседей казак-киргизов.

У башкир мы находим тот же, что и у прочих азиатских кочевников, уход за скотом, те же приемы и орудия (способ доения кобылиц, снаряды для привязывания жеребят, поимки кобылиц и проч.) скотоводства, то же использование материалов, получаемых от скотоводства. Уход за скотом несколько иной в горной и северной (к западу от Урала) кочевой Башкирии.

Невозможность тебеневки сделала необходимой заготовку на зиму значительных запасов корма. Орудия сенокошения и уборки сена несомненно заимствованы башкирами от их северо-западных соседей.

До половины прошлого столетия, а местами и до конца его, башкиры косили траву горбушами, столь хорошо известными и существовавшими до последнего времени у черемис, тептярей, чуваш, вотяков, зырян и северных великорусов. В настоящее время башкиры повсеместно косят косами (литовками), убирают сено граблями и вилами, ничем не отличающимися от общераспространенных в Прикамье и Приуралье.

Что касается пчеловодства, то, как сказано, оно распространено почти по всей территории занятой башкирами, за исключением довольно узкой полосы восточной степи, причем везде мы имеем пасечное пчеловодство, в бассейне низовья р. Белой и в соседнем Прикамье —пчеловодство с подвешиванием колод на деревьях, а в горах южного Урала и в лесистых западных отрогах среднего Урала до сих пор еще существует бортевое, по преимуществу, пчеловодство. Если мы рассмотрим в деталях приемы, самые разнообразные принадлежности и инструменты, употребляющиеся в башкирском пчеловодстве как бортевом, так и пасечном, то мы увидим, что принадлежности башкирского пчеловодства не представляют ничего оригинального сравнительно с принадлежностями пчеловодства их соседей на севере и западе (вотяков, черемис, мещеряков, тептярей, чувашей и проч.).

Мало оригинально оно и по сравнению с русским (великорусским и белорусским) пчеловодством вообще.

Несколько своеобразен только примитивный способ башкир взбираться на борти; подобный способ мы находим только у живущих совместно с ними тептярей и мещеряков; черемисы же, вотяки и другие соседи башкир, для этой цели пользуются несколько иными приемами и снарядами.

Таким образом, в зависимости от приемов скотоводства и пчеловодства, на территории башкир намечаются несколько областей.

Во-первых, восточная и отчасти южная полоса,

где нет пчеловодства и население занимается главным образом скотоводством. Эта область имеет несомненную связь с кочевнической Азией.

Вторая область занимает южный Урал и среднюю Башкирию,

где башкиры, помимо пчеловодства, занимаются табунным скотоводством и выезжают летом или недавно выезжали на кочевки. Не так давно область эта была весьма значительна, теперь же с падением скотоводства все более и более сокращается.

Наконец, третья область, северная и северо-западная часть Башкирии,

где табунным скотоводством не занимаются, и особенно развито пчеловодство. Последняя область имеет несомненную культурную связь и зависимость от северо-западных соседей башкир.

Принимая во внимание особенности пчеловодства, вторую область можно подразделить на -две подобласти с пасечным и бортевым (в горах южного Урала) хозяйством, и третью северную также на две подобласти: пасечную с бортевым пчеловодством к востоку от р. Уфы (хотя борти встречаются и западнее этой реки) и западную с пчеловодством пасечным и колодным на деревьях.

printfriendly-pdf-email-button-notext Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография
Сергей СиненкоБашкирияНародознание и этнографияБашкирия,башкиры,сельское хозяйство,традицииПчеловодство в Башкирии Муляж гигантской пчелы установлен на Советской площади Уфы перед зданием Министерства сельского хозяйства. Фото Сергея Синенко Размещаю отрывок из книги С. И. Руденко 'Башкиры. Опыт этнологической монографии'. Часть II. 'Быт башкир'. Ленинград, 1925. ...Обращаясь к пчеловодству башкир, интересно прежде всего выяснить насколько древне для них это занятие. Если они издревле...cropped-skrin-1-jpg Пчеловодство в Башкирии Башкирия Народознание и этнография