111110130320012104_403

Арабские благотворительные фонды в Поволжье

Начало религиозного возрождения в мусульманских регионах России после распада Советского Союза в 1991 году сопровождалось активизацией деятельности зарубежных исламских благотворительных фондов и организаций, которые преследовали политические цели тех стран, в которых размещался их штаб-квартира или центральный офис.

Искренний порыв российских мусульман вернуться к активному исповедованию ислама после продолжительной эпохи государственного атеизма был использован в своих интересах странами Ближнего Востока, которые ставили одну четкую задачу – переориентировать мусульманские республики России на зарубежные религиозные центры. Именно этим и можно объяснить начало агрессивной экспансии нетрадиционных для коренных мусульманских народов Поволжья и Северного Кавказа течений радикального ислама, которая осуществлялась в 1990-е годы. На примере деятельности арабских благотворительных фондов в Татарстане можно увидеть какое негативное влияние оказывали эти организации на мусульманскую общину региона.

Исследователи отмечают, что зарубежные фонды нередко рассматривали свою благотворительность не как бескорыстную милостыню, а как инвестиции, которые в дальнейшем должны окупиться. Выступая нередко в качестве дочерних структур экстремистских организаций, исламские зарубежные фонды стали следующие перспективные задачи: установление контроля над исламской умой России, проникновение в ее ряды, формирование влиятельного лобби, обращение в свою версию ислама мусульманских сообществ отдельных регионов с их последующим отторжением от страны, создание в России масштабного антиправительственного подполья, поддержка миссионерской деятельности среди людей неисламского происхождения.

Первоначально работа зарубежных исламских миссионеров сконцентрировалась в начале на организации мусульманских молодежных лагерей. Один из первых таких прошел с 27 апреля по 3 мая 1992 года на территории пионерского лагеря «Солнечный» под Казанью, организованного саудовской благотворительной организации «Тайба». В качестве проповедников в работе лагеря были четверо граждан Саудовской Аравии. До нас дошли воспоминания одного из участников этого лагеря: «Саудовцы казались нам непререкаемыми авторитетами ислама. Мы все думали тогда, что соплеменники и земляки пророка Мухаммеда были единственным источником настоящего и чистого ислама». Арабы участвовали в организации культурных вечеров, которые пользовались большой популярностью. Открытый в том же году московский филиал Международной ассамблеи мусульманской молодежи (WAMY), возглавляемый гражданином Саудовской Аравии Али ал-Амуди, организовывал курсы проповедников ислама в Москве и в Казани, куда охотно приглашалась татарская молодежь.

В 1993 году вояжи в регионы Поволжья совершал представитель организации «Аль-Игаса» Абдель-Хамид Джафар, известный среди ваххабитов под прозвищем «Дагистани». Органиазция «Аль-Игаса» более известна как «Международная исламская организация «Спасение» (МИОС). На эту организацию в своё время обращалось особое внимание СМИ: появлялись сообщения экспертов о том, что ее руководители, связанные с саудовскими спецслужбами, негласно финансировали ваххабитов по всему миру, включая и религиозных радикалов действующих на территории России.
В 1999 году органами Федеральной службы безопасности для СМИ была представлена информация о том, что Дагистани в тот период возглавлял «Русский отдел» «Аль-Игасы», и четыре месяца в году проводил в России, вместе со своим бухгалтером совершая вояжи в Татарстан и на Северный Кавказ; а также о том, что Дагистани является имамом мечети в Медине и выполняет деликатные поручения одной из саудовских спецслужб. Известно, что в Татарстане и на Северном Кавказе Дагестани выступал с проповедями перед мусульманами, в т.ч. перед шакирдами местных вновь открытых медресе. Известно, что в некоторых проповедях Дагестани открыто призывал к вооруженному джихаду против «неверных», говоря о том, что рано или поздно придётся вести войну против «кяферского государства». В 1995 году посольству Саудовской Аравии в России было заявлено о нежелательности пребывания Абдель-Хамид Джафара Дагистани на территории России, после чего официально Дагистани убыл из страны.

В 1993 году саудовская благотворительная организация «Тайба» заключила договор о содействии образовательному процессу с дирекцией новообразованного в г.Набережные Челны (второй по численности населения и значимости город Татарстана) медресе «Йолдыз» — что де-факто привело к трансформации медресе в центр по подготовке боевиков, что показали в дальнейшем события Второй чеченской войны (1999-2001). Данное медресе в 1993 году руководством Духовного управления мусульман Татарстана фактически было продано спонсорам из «Тайибы». Осенью 1999 года выпускник медресе Денис Сайтаков вошел в число подозреваемых в организации терактов в Москве, впоследствии была доказана причастность шакирдов «Йолдыза» еще к нескольким подобных акциям, а также подтверждены факты сотрудничества руководства медресе с чеченскими полевыми командирами Шамилем Басаевым и Хаттабом, которые проводили для студентов «Йолдыза» «полевую практику». Вскоре еще 10 учащихся этого медресе было объявлено в розыск по ст.208 ч.2 Уголовного кодекса РФ («Участие в вооруженных формированиях, не предусмотренных законом»). Возглавлял филиал «Тайбы» в Татарстане Иса Шебахат, гражданин Иордании.

С 1993 года на территории регионов Поволжья действовали представители организации «Аль-Харамейн», которая функционирует непосредственно под патронажем королевской семьи при поддержке Министерства по делам ислама и вакуфов Королевства Саудовской Аравии (КСА). Эмиссары данной организации агитировали молодых мусульман ехать в КСА для получения там религиозного образования. С началом Первой чеченской кампании (1994-1996) организация вела активную антироссийскую кампанию в поддержку исламского «джихада» в Чеченской Республике.

В 1997 году в Казани появился филиал «Международной исламской представительской организации» (МИПО). Данная организация была создана при финансовой поддержке Саудовской Аравии в г. Дакка (Бангладеш). В этом же году филиал этой организации появился в Москве. Официальной целью создания МИПО является распространение ислама по всему миру. В 2001 году в СМИ появились сообщения о том, что план деятельности МИПО был нацелен на создание во взаимодействии с другими международными исламскими структурами «исламского государства на территории России с центром в Татарстане», в которое вошли бы несколько субъектов РФ.

В этот же период распространение ваххабизма в Татарстане и соседних регионах шло по линии организаций «Ибрагим бин Абдулазиз аль–Ибрагим» («Аль-Ибрагим»), «Всемирная ассамблея мусульманском молодежи» и «Комитет мусульман Азии», связанных с саудовскими и кувейтскими спонсорами, и со спецслужбами Саудовской Аравии. Фонд «Ибрагим бин Абдулазиз аль–Ибрагим» и издательство «Бадр» выпускали огромными тиражами десятки книг, интерпретирующие ислам с точки зрения салафизма. Нередко подобные книги издавались под эгидой Духовного управления мусульман Татарстана в 1990-е годы.

Цели деятельности этих организаций, официально заявленные в их учредительных документах, были довольно схожи и, как правило, не выходили за рамки оказания материальной помощи отдельным гражданам, общественным и религиозным объединениям, а также содействия в организации религиозного просвещения. Вместе с тем, в СМИ и в научной литературе со стороны востоковедов и политологов звучало немало негативных оценок деятельности этих «неправительственных организаций». В частности, отмечалось, что оказание ими гуманитарной помощи сопровождалось созданием разветвленной сети организаций, финансируемых Саудовской Аравией, особенно активно стремящейся содействовать увеличению роли ваххабитской формы ислама в общественной жизни на территории России, и, тем самым, прямо или косвенно закрепить саудовское влияние. Среди реальных целей этих организаций следует отметить формирование просаудовских настроений среди максимально возможного количества верующих, формирование готовности к вооружённому джихаду против «неверных», а также компрометация местных действующих религиозных авторитетов и продвижения на их посты своих ставленников.

Негативное влияние на мусульманскую общину Татарстана оказал представитель «Тайба» гражданин Алжира Бу Сетта Абдрурразак, работавший преподавателем в медресе «Мухаммадия» (1994-1997). Во время пребывания в Казани он вмешивался во внутренние дела мусульманского духовенства, создавал интриги между руководством Духовного управления мусульман, подстрекал учащихся медресе к столкновениям с сотрудниками местной газеты. Иностранец организовал направление молодежи в религиозные университеты Саудовской Аравии и Кувейта, известные своей фундаменталистской направленностью.

С 1992 года стала действовать другая организация «Saar Foundation», которая также специализировалась на организации исламских молодежных лагерей для последующей отправки их участников учиться в арабские страны. Эта организация стремилась организовывать лагеря не только на территории России, но и в Казахстане и Белоруссии, куда приглашала молодых мусульман из Татарстана.

По аналогичной схеме работал региональный благотворительный фонд «Аль-Харамейн» («Al-Harame-in Foundation»), основанный в 1991 году Саудовской Аравией с целью «оказания помощи мусульманским братьям в различных частях света и распространения по всему миру истинных исламских учений». «Аль-Харамейн» является ведущей благотворительной организацией саудитов, действующей непосредственно под патронажем королевской семьи и эгидой Министерства по делам ислама Королевства Саудовской Аравии. С 1993 года на территории регионов Поволжья действовали представители «Аль-Харамейна», сама организация функционирует непосредственно под патронажем королевской семьи Саудов при поддержке Министерства по делам ислама и вакуфов Королевства Саудовской Аравии (КСА). Эмиссары данной организации агитировали молодых мусульман ехать в КСА для получения там религиозного образования. Образовательная деятельность этой структуры, сводившаяся первоначально к организации семинаров, лагерей и издания литературы, сменилась на вербовку готовых воевать в Чечне мусульманах из Татарстана. С началом Первой чеченской кампании (1994-1996) организация вела активную антироссийскую кампанию в поддержку исламского «джихада» в Чеченской Республике.

Только к 2000 году российским органам безопасности стало понятно, что деятельность подобных зарубежных «благотворительных» организаций приводит к появлению терроризма на религиозной почве в среде российских мусульман и финансированию боевиков. Как отмечают исследователи, оказание гуманитарной помощи сопровождалось созданием разветвленной сети организаций под видом благотворительных фондов, финансируемых Саудовской Аравией, особенно активно стремящейся содействовать увеличению роли радикального ислама в общественной жизни в мусульманских регионах России и, тем самым, прямо или косвенно закрепить свое присутствие там. Прекращение деятельности арабских фондов к началу 2000-х годов стоит считать положительным фактом в деле преграды откровенного влияния ваххабитских королевств Аравийского полуострова. Однако посеянные ими плоды в 1990-е годы дали плоды в дальнейшем, когда исламский терроризм распространился и в Поволжье.

Автор: Раис Сулейманов, портал Наука и образование против террора 

Аниса ТимиргазинаАнтитеррор / терроризмИсламантитеррор,ваххабиты,ислам в России,Раис Сулейманов,салафиты,теракты в РоссииАрабские благотворительные фонды в Поволжье Начало религиозного возрождения в мусульманских регионах России после распада Советского Союза в 1991 году сопровождалось активизацией деятельности зарубежных исламских благотворительных фондов и организаций, которые преследовали политические цели тех стран, в которых размещался их штаб-квартира или центральный офис.Искренний порыв российских мусульман вернуться к активному исповедованию ислама...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл