Английские промышленники на золотых приисках Башкирии

На фото — английский финансист и промышленник Лесли Урварт, 1922 г.

Не так давно, проводя экскурсию для сотрудников Государственных литературных музеев, я попыталась вспомнить, где и как пролетарский писатель Максим Горький отразил Башкирию. Фольклор, героиня романа «Мать», даже революционные экспроприации, нашли место в его романе «Жизнь Клима Самгина».

Но все, же интересовал меня другой типаж — иностранец Лионель Крейтон. Писатель представил его в негативном контексте: «Башкирию грабили не только «свои» — русские дельцы разных мастей, — сюда протягивали хищные лапы и иностранные колонизаторы».

По замыслу М. Горького Лионель Крейтон с коммерческими целями едет Башкирию. Английский промышленник, уже побывал в Закавказье. Он намерен «разнюхивать где, что продается», и, по-видимому, готов поживиться на каких-то спекуляциях. Это настораживает Марию Зотову, женщину из новой буржуазии, которая видит в нем опасного конкурента.

Выведав, что Крейтону нужен «русский компаньон», Зотова предлагает своему поверенному Самгину сопровождать англичанина в этой поездке. И Самгин едет с Крейтоном из Самары в Уфу. Хронологически эти события почти совпадают с действиями реальных прототипов, о которых чуть ниже.

Английские промышленники на золотых приисках Башкирии. На Баймакских золотых приисках, фото начала XX в.

Лесли Урварт и горнозаводская промышленность Урала

Об интересах иностранной буржуазии в этом регионе писал не только Горький. Существует много исторических работ о горнозаводской промышленности Урала, о роли иностранного капитала в развитии нашего региона. Долгие годы не оставляет меня судьба человека, который заложил основы новой стратегии в формировании экономической политики и модели производственных и непроизводственных отношений.

Прототипом Крейтона для Максима Горького, как мне кажется, стал Лесли Урварт — представитель британских деловых кругов, финансист, промышленник и мечтатель. Попробуем проследить лишь некоторые вехи его жизни и деятельности, чтобы представить тип предпринимателя, для которого полем деятельности был целый мир.

Еще в самом начале его деятельности коллега по бизнесу говорил о нем так: «…он был одним из самых оскорбленных людей на Кавказе и в то же самое время… самым известным и могущественным англичанином». Лесли Уркварт приехал в Россию в 1896 г. Уроженец ближневосточного города Смирна, выпускник коммерческой школы, в Глазго и Эдинбурге изучавший органическую химию, механику, получил образование горного инженера. Знал многие языки: английский, французский, греческий, турецкий, немецкий и русский, а впоследствии освоил и несколько языков народов Кавказа. Это производило большое впечатление на партнеров.

Решающее влияние на выбор молодого специалиста оказал дядя, более двух десятков лет, проживший в России и служивший специалистом на Грязе-Царицинско й железной дороге. Лесли Эндрю Уркварт принимает предложение стать генеральным директором лакричного завода в городе Уджаре. Вскоре, исследуя ареал распространения лакричных растений на Кавказе, Уркварт составляет прогнозы на цветные металлы. Об этом писал его отец:

«Лесли обнаружил большие залежи меди в горах, позади нашего региона на Каспии (Куба), а так же угля и железа. Он, скорее всего, считает, что станет миллионером и ведет себя, как безумный. Он, так же, обнаружил ценные свинцовые руды — эта страна очень богата, но законы этой страны делают жизнь в ней довольно затруднительной. Надеюсь, что нам удастся привлечь капиталистов из Глазго для того, чтобы разрабатывать рудники».

В итоге, эти открытия не привели практически ни к чему.

Через год он едет в Баку для того, чтобы встретиться с небольшим сообществом иностранцев, проживавших в этом регионе. Нефтедобыча становится приоритетным развитием экономики региона. У молодого Уркварта уже был небольшой опыт работы химиком в нефтяных исследованиях Броксборна, кроме того он занимался нефтяными исследованиями в компании «Ланарк Ойл», где понравившемуся специалисту сразу предложили должность руководителя нефтеперерабатывающего завода во Франции. Но он уехал в Россию.

Россия начала XX в. — мировой лидер по добыче нефти

На рубеже столетий Россия была мировым лидером по добыче нефти. Только в районе Баку ее объем был больше, чем общий объем добычи Соединенных Штатов. После открытия железной дороги Баку-Батуми продукция Бакинских нефтяников была представлена британским и другим европейским потребителям. В начале XX в. британский капитал, составлял около 80 процентов от всех иностранных инвестиций в российскую нефтепромышленно сть, и со временем составил 20 процентов производства и более трети капитализации.

В мае 1897 г. Л. Уркварт побывал в Балахне. Из письма к отцу:

«Какое замечательное место Балаханы! Сотни буровых вышек, непрерывно качающих миллионы пудов нефти и приносящих своим хозяевам тысячи фунтов!».

Деятельность Урквартов расширяется в сторону нефтяной промышленности. В октябре 1900 г. его отец Эндрю приобрел договор на лизинг нефтяных предприятий в Путе, и вместе с Лесли они стали одними из первых претендентов на покупку акций нефтяной компании «Биби-Эйбатское нефтяное общество». В их переписке все чаще упоминается Баку. Через два месяца отец и сын продают свои акции в Южно-Африканском портфолио и приобретают акции компании «Шибаев Петролеум».

С 1901 г. Уркварты открыли свое собственное дело, импортировали в Баку машины для нефтяной промышленности, где наибольшим спросом пользовались паровые двигатели и насосы. Агентство их не было высоко прибыльным, но, тем не менее, позволило установить полезные знакомства. Лесли, и его деловая хватка стали широко известными руководителям нефтяных компаний. А при заключении сделок утвердил свою репутацию, как честного и последовательног о бизнесмена.

В 1902 г. году Лесли Уркварта уже приглашают в компанию «Шибаев» помощником управляющего Альфреда Уогстаффа (Alfred Wagstaff). Через несколько месяцев, после его смерти Лесли стал управляющим и практически объединил весь британский нефтяной капитал в регионе, возглавив, кроме «Шибаева» еще и «Биби-Эйбатское нефтяное общество», а затем и «Общество для добывания русской нефти и жидкого топлива (Олеум)» и «Бакинское общество русской нефти» (Б.О.Р.Н.). Более того, тридцатилетний Уркварт, вскоре, был назначен британским Вице-консулом.

Работа в этом регионе была сопряжена не только с финансовыми рисками, но и угрозой для жизни. Годы, проведенные в Баку, были ознаменованы революционными стачками и межнациональными распрями.

После организованного на него покушения, Лесли чудом остался жив. Стрелявший выпустил в него 6 пуль. В один из критических дней 1905 г. Уркварт собрал всю бакинскую английскую колонию из сотни человек на стоящий под парами в Белом городе танкер «Пэдди». Не хватало только четверых, которые находились в Забрате на Балаханском месторождении.

За личное участие в освобождении этих англичан в июне 1906 г. в Лондоне Уркварт из рук короля Эдварда VII получил медаль Альберта 1-го класса (за всю историю было всего 45 награждений), гражданский вариант, соответствующий кресту Виктории, высшей военной награде за храбрость и героизм. В разгар революционных событий 1906 г., Уркварт возвращается в Лондон, уходит с должности британского вице-советника, аннулирует все свои контракты и прерывает связи с нефтяной промышленностью.

Англо-Сибирская компания и «Российское горнопромышленное общество»

В декабре того же года в Лондоне он организует Англо-Сибирскую компанию. Став её директором Лесли Уркарт заключил договор на покупку основного капитала Кыштымского общества, принадлежавшего отдаленной ветви рода Романовых, испытывавшего в этот период значительные финансовые затруднения.

Кыштымский округ принадлежал наследникам Л.И. Расторгуева: Меллер — Закомельским, М.В. Масальской, почетным гражданам Зотовым. В ноябре 1908 г. в Лондоне оформилось новое общество — Кыш​тымская корпорация, которой было скуплено большинство акций Кыштымского общества.

Английские промышленники на золотых приисках Башкирии. Золотомедный завод. Фото начала XX в.

В 1909 г. ряд лондонских банков организовали совместное с Азовско-Донским банком «Российское горнопромышленное общество», а затем «Ин​вестиционный русский синдикат». Созданный тандем облегчил проникновение международной группировки Гувера — Уркарта в золото-медное дело края. На Южном Урале им было организовано современное производство рафинированной меди на Кыштымских заводах, добыча и разработка полиметаллических руд в Таналыко-Баймакском горном округе.

Баймакские золотые прииски

В составе Таналыкских принято рассматривать группу Баймакских приисков в системе реки Таналык и несколько приисков в системе реки Уртазым. Наиболее значительные из них: Таналыкский (1880), Тангауровский (1887), Мрясский, Уваряжский (1890), Лево-Таналыксий (1900), Семеновский (1915), Байкаринский (1916).

История разработки этих предприятий уходит корнями в 1837 г., когда указами правительства частным лицам были разрешены разработки месторождений на землях башкир-вотчинников. Сильная обводненность и отсутствие инфраструктуры, делало промысел — рискованным. В том же 1837 г. компания генерал-лейтенанта Жемчужникова, с участием купцов Гусятниковых начинает разрабатывать Султанский прииск в нынешнем Баймакском районе.

Султанский прииск (вблизи оз. Султан-Куль), разрабатывавшийс я первоначально А. Жемчужниковым, а затем Рамеевыми, дал 143 пуда 9 фунтов 38 золотников золота (2,3 тонны). Из этого количества на долю Рамеевых приходится 42 пуда 12 фунтов 91 золотник или 693 кг. На Султановском прииске в 1870 г. появилась первая бегунная фабрика по переработке кварцевой руды. Особенно расцвела здесь рудная добыча на рубеже XIX и XX веков под руководством знаменитых промышленников Рамеевых. Одна из небольших кварцевых жил за несколько лет эксплуатации дала им 225 килограммов золота.

В 1877 г. на речках Уртазым, Таналык и Сакмара купец А.П. Черемухов арендовал прииски, на которых стал разрабатывать россыпные месторождения. Впоследствии они перешли К.П. Горяеву. Штейгер по специальности, он осуществил одну из первых модернизаций оборудования. На приисках применялось паровые и электрические двигатели. Из двух десятков им принадлежавших, наиболее прибыльными были работы на приисках, со средним содержанием золота от 3 до 5 золотников: Таналыкском (100 кв. верст), действовавшем 14 лет. Было добыто — 108 пудов 37 фунтов, Уртазым — Горяевском (17 лет — 12 п. 42 ф.).

Из пятнадцати приисков, которыми владели Горяевы, наиболее результативными были работы на Таналыкском (14 лет — 108 пудов 37 фунтов), Карагай Кипчакском (15 лет — 11 пудов 31 фунт), Сакмарском (14 лет -1 пуд 42 фунта), Уртазым — Горяевском (17 лет – 12 пудов 42 фунта). Как видно из произведенного подсчета только один прииск Таналыко — Баймакский, по неполным данным, дал всем его хозяевам (и ЮУГАО) за время разработки до 1917 г. 217 пудов 39 фунтов, 20 золотников, 78 долей.

После смерти Константина Панфиловича дело остается наследникам — жене и троим сыновьям. Вдова не унаследовала опыта покойного мужа, сыновья были студентами, и крупное дело Горяевых пошло к упадку. Затем наследники уступили права на владение приисками екатеринбургской купчихе Дарье Ивановне Андреевой. В 1903 г., последняя была объявлена несостоятельным должником. После незначительных работ, осуществляемых конкурсным управлением, в 1907 г. прииски были совсем оставлены.

Из упомянутых приисков Таналыко — Баймакский с 1914 по 1917 гг. разрабатывался Южно-Уральским акционерным обществом горных заводов. Остальные: Уртазым — Горяевский, Сакмарский и Карагай — Кипчакский, так и остались заброшенными и забытыми.

Энергичное перевооружение приисков было обусловлено добычей рудного золота. На Мрясовском прииске в 1886 г. впервые была применена технология хлоринации по методу Е.П. Зеленкова. В 1894 г. бельгийский подданный Э.В. Роттермунд совместно с дворянином А.Н. Коншиным приступили к строительству химического завода на Мрясовском прииске наследников Горяевых.

Промышленники Великобритании и золотодобыча Урала

Английские деловые круги целенаправленно изучали российские золотопромышленные предприятия. Их интересовало уникальное Таналыко-Баймакское месторождение полиметаллических руд, долина, являвшаяся звеном так называемого «круга огня», окаймлявшего Тихий океан и захватывающего Японию, Индию и Венгрию.

Расположенное на землях трех башкирских волостей, в 80-е г. XIX в. оно активно разрабатывалось орским купцом Горяевым. В 1900 годах земли за тысячу рублей годовых были переписаны на Д.И. Андрееву, екатеринбургскую купчиху. В договоре оговаривалось строительство огнедействующего завода. Срок постройки истекал в 1913 г., однако работы не велись. По делам Андреевой было назначено конкурсное управление, а в сентябре 1911 г. права на арендованные участки — 22 рудничные заявки общей площадью 3548 десятин — за 150 тысяч рублей скупил красноуфимский купец А.Ф. Кабанов.

С башкирами 1 — 3-й Бурзянских и Таналыкской волостей он пере​заключил договор 23 мая 1912 года, но лишь для того, чтобы 26 июня 1912 г. за 971082 рубля переуступить свои права на месторождение недавно ор​ганизованной акционерной компании ЮУГАО. Из сообщения управляющего приисками Н. Алехина:

«Имею честь сообщить Вашему Высокородию, что прииски, находящиеся во вверенном Вам округе, в настоящее время переходят к Лесли Уркарту и на этих приисках есть управляющий, снабженный установленной доверенностью».

В 1912 г. общее собрание акционеров вынесло два важных решения: о продлении арендного договора с башкирскими волостями до 70 лет и об уве​личении основного капитала на 1 млн. 800 тысяч рублей, т.е. доведением его до 3 млн. рублей. Это позволило бы «произвести более основательные капитальные затраты по возведению фабрично-заводских предприятий». Предполагалось создать мощности с производительностью 120 тысяч пудов металла в год, а рафинирование таналыкской меди производить на Кыштымских заводах.

В 1911 г. купцом А.П. Кабановым были куплены 22 рудничные заявки для совместного российско-англо- американского проекта. В 1912 г. у Таналыкских приисков появился новый хозяин Южно-Уральское Горное акционерное общество. Общество разрабатывало восемь месторождении медной руды. По договорам от 17 августа и 3 сентября 1912 г. за 240 тысяч рублей у Миасско-Троицкого золотопромышленного общества выкупаются права на 16 приисков:

«Богатый, Покровский, Ягодный, Закировский, Зубаревский, Балязинский, Петровский, Манин, Александро-Павловский, Иоановский, Владимирский, Николаевский в Могутовской станице и Петропавловский в Великопетровской станице».

После их приобретения Уркарт заключил соглашение с Меллер-Закомельс ким и Романовым о передаче в аренду этих приисков с условием, что за каждый пруд намытого золота он будет платить Южно-Уральскому обществу беспроцентную ссуду в размере 125 тысяч рублей.

В 1913 г. в письме Совету съезда золотопромышленн иков владельцы золотопромышленн ой компании братья Дмитрий Семенович и Михаил Семе​нович Антоновы докладывали, что принадлежащие им прииски в Оренбургской губернии перечислены на имя лейтенанта запаса флота В.В. Романова и барона В.В. Меллер-Закомельс кого. Для их эксплуатации в июле 1913 г. был утвержден устав золотопромышленн ого товарищества на паях — Синташты.

От некоторых заявок, как докладывает управляющий Петровскими приисками Ф. Логинов, даже отказывались. Другие же, как следует из переписки окружного инженера по межевому делу, на отводы золотых приисков Ураган I, II в Могутовской станице на казачьих землях просто не утвержда​лись. У распорядителя Общества бурзянских башкир Медникова были куплены права на Гадельшинский прииск.

Английские промышленники на золотых приисках Башкирии. Промывка золота на ручной драге. Фото начала XX в.

Характер отношений между Таналыкской корпорацией и Южно-Ураль​ским горнопромышленным обществом был определен заключенным между ними договором.

Таналыкская корпорация обязалась предоставлять регуляр​ные кредиты на сумму, не превышающую размер акционерного капитала. В свою очередь, общество должно было расплачиваться с корпорацией предос​тавлением ей 10% комиссионных. Если до 1914 г. можно было говорить лишь о кредитовании корпорацией отдельных мероприятий, то в августе 1914 г. общим собранием акционеров ЮУГАО было заявлено 19200 акций на общую сумму 4 миллионов 800 тысяч рублей. Вторым по количеству держателем ак​ций на 690 тысяч рублей, был Л.А. Уркарт (2760 акций).

Правление арендовало ряд новых отводов. К 1916 г. за обществом насчитывалось 66 приисков общей площадью более 6 тысяч десятин. Лесная площадь составила около 110 тысяч десятин. Годовая плата башкирским во​лостям за огромную арендованную площадь составляла 1000 рублей в год, или по 14 копеек за одну квадратную версту. Кроме того, общество выговорило право строить заводы и другие помещения «в любом месте башкирских владений с платой 5 рублей за десятину в год».

Проводились разведки алмазным бурением Юлукского, Сибайского и Байкаринского рудников. В 1914 г. в Баймаке был пущен завод для извлечения черновой меди. ЮУГАО в своей работе стремилось найти баланс с интересами местного населения. В тексте договора с башкирскими вотчинниками Таналык-Баймакск ого округа от 23 мая 1912 г. за подписью некоего нотариуса Бродского оговорены следующие условия: срок действия арендных договоров 12-70 лет, считая с 1900 г.

Заявлены рудничные отводы – Уваряжский, Таналыкский, Заводской, Исяновский, Файзуллинский, Ольховский, Япай, Идильбаевский, Графский, Семеновский, Шармаевский, Андреевский, Колтубановский, Сакмарский, Уртазымский, Асыловский, Петровский, Карагас, Янзигитовский, Барчан.

Добыча строительных материалов производится без арендной платы. Арендная плата за добычу металлов: медь, марганец, — 1 копейка с 1 пудопроцента содержания в руде, золото – 1536 руб./пуд металла химически чистого (96 руб./кг), серебро — 1 руб./фунт химически чистого (2,2 руб./кг), платина– 2400 руб./пуд химически чистого (150 руб./кг). При тогдашних ценах на металлы до 10 % от их товарной стоимости платилось местным вотчинникам. Оговаривалось условие обязательного извлечения попутного золота из меди.

В 1913 г. определяется истинный хозяин ЮУГАО. Из протоколов об​щего собрания от 20 июня 1913 г. следует, что акционерами было принято решение об увеличении капитала до 10 млн. рублей. Первая группа вкладчиков располагала капиталом в 1,2 млн. (4800 акций); вторую группу составила Таналыкская корпорация — с 4,8 млн. рублей (19200 акций). Первая серия была реализована к июню 1914 года.

Известно, что еще в апреле 1912 г. шли переговоры между Уркартом и Гувером. Уркарт выступал в качестве представителя корпорации, а Гувер являлся представителем Международного российского синдиката.

Они заключили соглашение, определившее характер отношений между синдикатом и корпорацией. В договоре подчеркивалось, что, принимая во внимание услуги в финансировании Таналыкской корпорации, директоры правления должны были предоставить синдикату шестую часть из общего числа акций.

За период 1914-1917 гг. Баймакский медеплавильный завод дал 2176 т меди, в которой содержалось 1440 кг золота и 11040 кг серебра. Летом 1915 года построен Семеновский цианоиловый завод на базе запасов месторождений Семеновского, Туба-Каин, Юлалы, Восточно-Семенов ского, выявленных в 1912-1916 гг. В 1915-1917 гг. здесь получено 262 кг золота при извлечении до 60 %.

Английские промышленники на золотых приисках Башкирии. Фото начала XX в.

Наиболее богатым объектом золотодобычи ЮУГАО являлась известная с 1912 г. группа Тубинских месторождений.

Построенная в 1915 г. Тубинская амальгамационная фабрика — «жемчужина ЮУГАО», перерабатывала руды месторождений Южного, Северного и Среднего. Уже на следующий 1916 год на этой фабрике получено 128 кг золота, а в 1917 г. — 450 кг. В карьерах и шахтах были построены первые механические подъемы руды. Непосредственным организатором работ был главный управляющий ЮУГАО купец Андрей Федорович Кабанов.

Лесли Уркварт в письме жене — Берил Уркварт, в мае и июне 1914 г. пишет:

«Ты не представляешь, как я рад, что Таналык развивается. Я думаю, что мы сможем зарабатывать 200 000 фунтов стерлингов в следующем 1915 году, и почти 50 000 фунтов стерлингов в этом году. В 1916 году мы можем получить как минимум 300 000 фунтов, а имея большой металлургический завод в 1916-1917гг. Около 600 000 в год в последующем».

Внедряется и получает развитие еще один метод химической переработки – «цианирование», позволивший перерабатывать бедные руды. Метод цианирования являлся наиболее дешевым способом обработки золотосодержащих руд и его с успехом применяли на фабриках по обработке эфелей (отработанной руды, собранной со шлюзов и откидных песков) на вновь построенных Тубинской бегунной фабрике и Семеновском циано-иловом заводе (1915 г.). Его применение, оказав положительной влияние на развитие Южно-Уральской золотопромышленн ости, сделало возможным освоение бедных кварцевых жил.

Геологоразведочными работами руководил английский специалист Г. Кинсбури. Им были предсказаны перспективы Сибайского месторождения цветных металлов.

Англичане весьма умело использовали как производственный опыт рус​ских инженеров и организаторов производства, так и расторопность предпри​нимателе й. С подачи горного инженера Ф.А. Иванова началась разработка Таналыкского меднорудного месторождения под Орском. Доверенное лицо Л.А. Уркарта А.Ф. Кабанов был избран в состав директоров. На предпри​ятиях и приисках Южно-Уральского общества служили управляющими Н.Алехин, Ф.А. Логинов, инженер-консульт ант К.Д. Колесников.

В разведках полезных ископаемых принимал участие русский геолог А.Н. Заварицкий. Наряду с английскими специалистами Л.Д. Мейрисом и геологами Бродрикаамом, Стикнеем и Г.М. Кинсбури в горно-техническо м отделе работали И.В. Шилов​ский, горный инженер-техник А.И. Золотько.

Примечателен опыт разведочной и эксплуатационной практики ЮУГАО, привлекшей к взаимовыгодному сотрудничеству сотни местных старателей и рудознатцев с вековым опытом поисков и добычи золотых, медных и других руд. В кратчайший срок ударил настоящий фонтан великолепных открытий.

Были разведаны (с применением новых для того времени буровых технологий) и «с колес» переданы в разработку богатые, (а отчасти и фантастически богатые) руды месторождений Тубинской группы, Семеновского, Восточно-Семенов ского, Юлалы, Уваряж, Бакр-Узяк, Бакр-Тау, Троицкого, Графского.

Прибыль от первоочередной разработки самых богатых руд вкладывалась в расширение геологоразведки, развитие производства. Об экономической и геологической эффективности работы ЮУГАО свидетельствует такой факт. В короткое время акционерное общество получило чистого дивиденда 3 млн. полновесных царских рублей при капиталовложения х 2 млн. руб.

Всего за 7-8 предреволюционных лет им было выявлено и предварительно оценено в Таналык-Баймакск ом районе Башкирии и прилегающей к нему части нынешней Челябинской области около 50 месторождений золота, меди, марганца, магнезита, талька, асбеста, угля. Потребность в последнем была вызвана тем, что лес был вырублен на 40 километров вокруг Баймака, успел пробурить несколько скважин на Семеновском месторождении [3. С. 100-115].

По существу, этот английский капиталист создал не просто новое производство, он заложил микро и макро модели развития экономики региона, с учетом развития социальных потребностей населения; закладывая средства и на строительство поселка, школ, больниц и т.д.

В это время лондонский совет директоров предлагал закрыть металлургические заводы, не приносившие прибыль, и пересмотреть капитал компании, вложенный в предприятия медной промышленности. Уркварт высказывает свой категорический протест, обращая внимание на потерю тысяч рабочих мест, от которых зависит жизнь населения поселка. Этим поступком он зарабатывает уважение и лояльность русских директоров компании и почетный авторитет во всем регионе.

После гражданской войны Л. Уркварт добивался концессии Таналыко- Баймакском горном округе и Прииртышье. Именно здесь в начале своей деятельности Риддерского и Киргизского горно-промышленных акционерных обществ их руководство акцентировало внимание общественности на том, что это «первые в России крупное цинково-свинцовое производство в Прииртышье и каменноугольное в Степном крае… управление всеми делами в которых доверено русским Правлениям и русским техникам; что число иностранных инженеров ограничено — они работают по тем процессам, кои в России неизвестны (обогащение Риддерских руд). Здесь же ставилось в известность об устройстве при Риддерских рудниках колонии для служащих и рабочих с почтово-телеграфным отделением и народным домом».

«Какое чувство гордости охватит меня, когда большие предприятия успешно запустятся в работу. Новые перспективы откроются для машиностроительной и горной промышленности. На многие годы в Российской империи будет гарантирован контроль продажи свинца и цинка, произведенного в самой империи».

К 1916 г. Риддерск должен был ежегодно производить четыреста тысяч тонн угля, также были утверждены проект металлургическог о завода, программы по жилищному строительству и бытовому обслуживанию рабочих, оборудованию железнодорожной станции от угольного месторождения до Иртыша.

Он много, по 18 часов в сутки, работал, успевая писать семье:

«В Риддерске состоялись знакомые до боли дела, такие как осмотр площадки, утверждение планов на разработку рудников, жилищный вопрос и обогатительная фабрика».

Все это полностью занимало Уркварта во время работы на Алтае. Масштаб совместных работ был огромен. На рудниках, обогатительной фабрике, железной дороге, металлургическом заводе, речном транспорте было задействовано более десятка тысяч человек.

«У работы и организационных моментов нет конца и края, если бы я не был мужем и отцом троих детей, я бы не возражал против энергичной работы вместо того, чтобы делить на части толпу людей, которая, в любом случае, находясь за тысячи километров, будет вынуждена следовать моим инструкциям… Снова на этой работе я чувствую себя мальчиком, но я не мог ничего сделать по этому поводу. Жаль, что день состоит из 24 часов, а не из 96 часов. Кажется, что работа идет слишком медленно в самом начале».

Более трех месяцев предвоенного года, пробыл Лесли Андреевич в России. Последние пять недель – в центре отдаленной Сибири, где днями не видел свежих газет и не знал, что происходит в мире. Он был полон самых лучших ожиданий от проекта Корпорации Иртыш, так как лично хотел получить доход в размере двухсот тысяч фунтов стерлингов к 1916 г. Тем временем, во всех заголовках газет писали о предстоящей войне в Европе, так как политические лидеры великих держав неумолимо шли к этому. Уркварт был обеспокоен ходом событий, из личного опыта времен русско-японской войны опасаясь, что самодержавие останется беззащитным, если военные действия продлятся до 1915 г.

Пока Кыштым и Таналык приносили краткосрочную прибыль с трудом профинансированн ых рынков, деятельность Иртышской корпорации могла подвергнуться опасности вследствие недостаточности британского капитала и к ноябрю 1914 г. Уркварт полностью уходит в дела иртышских предприятий. Управляющие сообщили, что помимо нарушения нормальной работы транспорта и нехватки рабочей силы из-за плохой работы рекрутинга, деятельность их имела удовлетворительн ые показатели.

На предприятиях в России Уркварта называли Лесли Андреевич. В 1908–1917 гг. его корпорация «Руссо-Азиатик Консолидэйтед Лимитед» контролировала крупнейшие медные, цинковые и железно-рудные рудники на Урале, в Казахстане и в Восточной Сибири. На этих рудниках, общей площадью свыше 1 млн. га, также добывались серебро и свинец (60% от общего производства этих металлов в России).

За вклад в российскую промышленность Уркварт был награжден орденом Святого Станислава «со звездой».

Английским капиталам принадлежали два крупнейших горнозаводских округа, где помимо медеплавильного производства интенсивно развивалась золотодобыча. Акционерами были Общество железоделательны х заводов «Копп сетт», общества «Peasse and Parters», «Llouds bank Limuited», «Boulton Bros and K◦». В составе крупнейших акционеров Kyshtim Corporation, державшей контрольный пакет акций Кыштымского округа были К.Лесли, Г.Гувер, Л. Уркварт. Корпорация планировала значительное расширение своей деятельности.

Группировка Гувера − Уркарта была самым мощным частнокапиталист ическим объединением, действовавшим в меднорудной промышленности России. За время ее существования было создано девять крупных компаний по добыче, обработке и сбыту цветных и драгоценных металлов. Сфера интересов этой группировки распространялась также на черную металлургию, лесную промышленность и др.

Системой управления для корпорации была «холдинг-компани я». На общем собрании акционеров Русско-Азиатской корпорации 14 декабря 1916 г. говорилось о создании «русского триумвирата»: «Кыштыма» «Таналыка» и «Иртыша». За время ее существования было создано девять крупных компаний по добыче, обработке и сбыту цветных и драгоценных металлов. Её хозяевами были крупнейшие промышленные воротилы Великобритании, США, России, среди них Л. Уркарт, Г. Гувер, А.А. Давидов, А.И. Путилов.

После революции все заводы Уркварта были национализированы. Он возглавил «Общество кредиторов России в Великобритании». Претензии группы Уркварта в Советской России составляли 56 млн. фунтов стерлингов.

Требования о компенсации были отвергнуты. В 1921 г. после подписания англо-советского торгового договора Уркварт попытался получить четыре своих завода в концессию. Л.Б. Красин, руководитель советской делегации в Англии, пригласил его в Москву. При одобрительном согласии Ленина переговоры продолжились, но, ни одна сторона не пошла на уступки по вопросу об арбитраже. Уркварт настаивал, чтобы председателем арбитражной комиссии было нейтральное лицо, советская сторона соглашалась только на советского гражданина. В середине октября 1921 г. Уркварт заявил о прекращении переговоров.

В 1922 г. участвовал в качестве эксперта английской делегации на конференции в Генуе. Был одним из организаторов созыва Гаагской конференции 1922 г. и вице-председател ем английской делегации от комиссии по обсуждению вопросов о долгах, частной собственности и кредитах. При его ближайшем участии появился меморандум лондонских банкиров, настаивающих на уплате советским правительством царских долгов и возмещении убытков английских подданных, потерпевших от Октябрьской революции. В Берлине 9. IX. 1922 г. подписал первый концессионный договор. Но он не был ратифицирован.

По концессионному соглашению Уркварту выплачивался аванс в сумме 150 тыс. ф. ст. и 20 млн. руб. в советских облигациях. Фактически это были реституционные уступки, категорически отвергаемые большевиками. Иностранная и эмигрантская печать главной причиной не утверждения договора называла статью, которая лишала профсоюзы права вмешиваться в административные и оперативные распоряжения администрации, в том числе в наем и увольнение рабочих.

По настоянию В.И. Ленина 5-6 октября 1922 г. сначала Пленум ЦК РКП (б), а затем Совет Народных Комиссаров отказались утвердить договор с Урквартом. Истинные причины до сих пор неясны.

Есть несколько версий. Ленин хотел крупных политических уступок со стороны Англии в обмен на концессию Уркварта. Если бы она их сделала, договор стал бы прецедентом и был бы вполне приемлем. Ленин хотел сделать признание Советской власти и ее роли в европейских делах предпосылкой экономического сближения с Западом.

А между тем, в стране после Гражданской войны начался голод. Миллионы людей были обречены. Несмотря на отсутствие официальных дипломатических отношений между большевистской Россией и США, первой организацией, откликнувшейся на призыв о помощи и предложившей реальную помощь, стала Американская администрация помощи, или АРА – неправительствен ная организация, созданная будущим президентом США Гербертом Гувером, в 1921 – 1928 гг. он был министром торговли США.

В распоряжении Гувера было 200 кораблей, транспортировавш их продовольствие. 20 августа 1921 г. между Гувером и советским правительством было подписано соглашение, на основе которого АРА (Американская администрация помощи), в течение 2 лет оказывала помощь голодающим Поволжья и Башкирии и на огромном пространстве России. Летом 1922 г. её получали почти 11 млн. советских граждан [6.С. 73].

2 февраля 1923 г. Уркварт опубликовал статью в советской печати. Он напомнил, что продолжает считать Риддер, Экибастуз, Кыштым и Таналык, вместе с Ленскими приисками своими предприятиями.

Уркварт еще несколько лет пытался получить концессию на свои бывшие предприятия. Его имя упомянуто в отчете о работе Главного концессионного комитета (ГКК) при СНК СССР за 1927/1928 г. среди потенциальных концессионеров, с которыми шли переговоры. Концессию Лесли Уркварт так и не получил. Но до конца жизни Уркварт внимательно следил за тем, что происходило на его бывших предприятиях в России.

Возглавляя крупнейшие международные компании — «New Guinea Goldfieilds», а также других компаний, был заинтересован в разработке ряда рудников во Франции и Австралии. С 1926 г. он увлекся проектом: разработки горных месторождений в Австралии, в Квинсленде. Благодаря его энергии и таланту финансиста там возникло процветающее предприятие. В 1927 г. Русско-Азиатская компания им возглавляемая получила контрольный пакет акций по разработке месторождений полиметаллически х руд в Австралии (Моунт Айза).

Несмотря на большие сложности в реализации проекта он предусматривал геологические исследования, развитие производства и окружающей инфраструктуры: орошение, прокладку каналов, развитие транспортной инфраструктуры, строительство города. Он имел собственность в Родезии, Новой Гвинее, во Франции. Капитал вкладывался в дело. Большие затраты и колебания на бирже заставили его продать контрольный пакет акций компании ASARCO.

В поисках финансов и выполняя часть своих обязательств перед акционерами, в 1932 г. он переехал в Нью-Йорк, где был вовлечен в президентские выборы своего давнего друга и партнера по бизнесу Герберта Гувера. В начале 1933 г. Уркварт совершил поездку в Париж. Возвращаясь в Лондон простудился, заболел тяжелой формой пневмонии и, в результате разрыва кровеносных сосудов в легких, скончался 13 марта, за месяц до своего пятьдесятидевяти летия. Тело покойного кремировали, его прах хранится в церкви Брастед.

16 марта 1933 г., газета «Файнэншл Таймс» опубликовала некролог, в котором, ссылаясь на личные качества Лесли Уркварта, такие как смелость, вера, здравый смысл, отмечала:

«Оптимистичный мечтатель, он запряг свои мечты в колесницу усилий, секретом его личного обаяния был энтузиазм, в который он верил до конца».

Более половины жизни Лесли Уркварт прожил в России: здесь он построил свою репутацию, достиг своих величайших успехов. Здесь же он пережил горечь неудач, череду несчастий, времена взлетов и падений, а его судьба и жизнь, похожая на книгу приключений, приковывает внимание и заставляет пристальнее всматриваться в его образ.

Английские промышленники и золотые прииски Баймакского района

Автор: В.Н. Макарова, Национальный музей РБ, к.и.н., г.Уфа

Вера МакароваБашкирияИстория и краеведениеФигуры и лицаЭкономика и финансыБашкирия,золото,золотодобыча,Урал,фотоАнглийские промышленники на золотых приисках Башкирии На фото - английский финансист и промышленник Лесли Урварт, 1922 г. Не так давно, проводя экскурсию для сотрудников Государственных литературных музеев, я попыталась вспомнить, где и как пролетарский писатель Максим Горький отразил Башкирию. Фольклор, героиня романа «Мать», даже революционные экспроприации, нашли место в его романе «Жизнь...Башкирия - Башкортостан Оренбургская Челябинская Самарская Нижегородская Свердловская область Татарстан Удмуртия Пермский край Мордовия Чувашия Марий Эл