ab_super08m МУСУЛЬМАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ Блог писателя Сергея Синенко Ислам История и краеведение

Сергей Синенко 

МУСУЛЬМАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ

Художественно-документальное повествование

Уфа – 2008

SBN-978-5-8258-0247-3  УДК 29 ББК 86.38 С 38  Формат 60х84 1/8. Бумага мелованная матовая. Гарнитура Лазурского. Печать офсетная. Печ. л. 34. Заказ № Г616. Тираж 3000 экз. Отпечатано в типографии ГУП «Государственное республиканское издательство «Башкортостан». 450079, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 13.

 

        Вступительное слово

Человек, который стремится понять другого, иного по обычаям и вере, уже сам заслуживает внимания. Внимания заслуживают его мысли и наблюдения, тем более, если они выражены в книгах. Тем более, если это православный человек пишет о российских мусульманах. В сущности, все русское востоковедение и исламоведение развивалось из интереса к собственной истории, из поисков ответа на вопросы — «кто мы?», «что есть Россия?», «что есть Восток?». Именно поэтому познание Востока для русского писателя есть познание себя.

Книга Сергея Синенко «Мусульманское Духовное собрание» отличается плотным письмом, насыщено фактами, именами, эмоциями, образностью. Много мыслей, есть понимание весьма тонких вещей, связанных с религиозным опытом. О сложном для неподготовленного читателя он говорит понятно, доступно, не искажая сути, передавая события точно и зримо. Некоторые главы книги читаются как детектив.

В большом объеме в книгу включены новые, малоизвестные или вовсе неизвестные материалы — это придает ей особую ценность и достоверность. Книга написана хорошим, живым языком, это делает повествование доступным широкому читателю. Автором выполнена работа высокого уровня сложности, с которой может справиться только вдумчивый и высокоэрудированный человек. Некоторые факты, приводимые в этой книге, продолжают являться для историков предметом дискуссий, о многих из них продолжают спорить, и в подобных случаях автор справедливо ориентируется на наиболее аргументированные, наиболее правдоподобные версии.

Эта книга служит пониманию людьми друг друга. Автор книги исходит из того, что история российского мусульманства только пишется, а к истине еще нужно идти, «продираясь сквозь колючий кустарник обмана, невольной лжи и газетных мифов, которыми окружен российский ислам».

Это справедливо. Эту книгу нужно прочесть.

С уважением и сердечными молитвами,
Шейхуль-Ислам Талгат Таджуддин
Председатель ЦДУМ России,
Верховный муфтий

 

К читателю

Тихая улочка бывшей Труниловской слободы, старинная липовая аллея, дорожка, вымощенная фигурным камнем. Здания вокруг, почти все, старинные, исторические — губернаторский дом, женское епархиальное училище, губернский окружной суд, дом-музей писателя Сергея Аксакова, медресе «Усмания», дом благотворительницы Марьям Султановой. Половину квартала перед спуском уфимских холмов к реке Белой занимает сад с лужайками и яблоневыми деревьями, над которым высится желтый полумесяц Первой соборной мечети, в ограде которой — могилы российских муфтиев Тевкелева, Султанова, Расулева. Лицом на Тукаевскую улицу смотрит белокаменный дом с высокой резной дверью — старинная резиденция Оренбургского магометанского духовного собрания, ныне — Центрального духовного управления мусульман России. Эта книга — о Духовном собрании в Уфе и его связях с российской государственностью, с жизнью мусульманского населения Поволжья и Южного Урала.

Российский ислам насыщен поисками, смысловой разноголосицей, это мир большой, сложный. На фоне строгого арабского ислама он выделяется как мягкий, терпимый, углубленный в себя, ищущий в себе, самокритичный, некрикливый, ненавязчивый, спокойный, достойный, неспешный, неагрессивный, доброжелательный. В Урало-Поволжье и Сибири мусульманки никогда не носили паранджу, хотя затворничество женщины, включая сокрытие лица, — одно из требований строгого арабского ислама. У башкир женщина никогда не была второстепенна. Война? — она садилась на коня позади мужа и вместе с ним ехала на войну. Строгий ислам отказывал людям в праздниках, кроме религиозных, запрещал петь песни и играть на музыкальных инструментах, но народные праздники, национальные джийыны целиком построены на песнях, танцах, состязаниях кураистов и кубызистов, на веселье, радости…

Существенно и то место, которое в жизни мусульман Урало-Поволжья занимали суфии, суфийская философия. Если влиянием на мусульман Кавказа пользовалось отличающееся воинственностью суфийское братство Халидийа, шейхи которого возглавляли движение горцев Чечни и Дагестана, то в мусульманских общинах срединной России авторитетом пользовалось, прежде всего, братство Накшбандийа с его терпимостью и самоуглублением. Связь прошлого и настоящего в данном случае поражает: много веков назад члены суфийских братств распространяли мусульманство на территории нынешней России, первым проповедником ислама среди башкир стал суфий Хусейн-бек, мавзолей которого рядом с поселком Чишмы являлся издавна местом стихийного паломничества мусульман всего Южного Урала.

Суфиями были почти все муфтии Духовного собрания, начиная с первого, — Мухамеджана Хусейнова. Огромным влиянием пользовались на Урале суфийские шейхи Курбангалиевы — Габдул-Хаким, Габидулла и Мухаммед-Габдулхай. Авторитетным духовным мастером, к которому люди стекались тысячами, стал шейх Накшбандийа Зайнулла Расулев, в числе мюридов и последователей которого муфтии Галимджан Баруди, Ризаэтдин Фахретдинов, сын шейха Зайнуллы муфтий Габдрахман Расулев и муфтий Шакирьян Хиялетдинов. Наконец, древняя суфийская практика позволяет лучше понять особенности мышления и поступков Верховного муфтия Центрального духовного управления мусульман России. Поэтому мы не только выделяем черты суфизма в духовном поиске российских мусульман, но и сама книга написана с опорой на суфийские источники, во многом сообразуясь с их духом.

Из суфийских притч и обучающих рассказов идет свет. Идет и идет, несмотря на зияющие бездны. Но не бездна страшит, страшит теснота, замкнутость. Бездна не пугает, напротив, она зовет к себе. В бездне сами собой разворачиваются крылья, и начинаешь парить. В тесноте же крылья не развернешь. Они даже не вырастают…

Не только по статусу, но и по масштабам своей деятельности, Духовное собрание — учреждение общероссийское. Масштаб и широта деятельности муфтиата определяет и круг героев нашего повествования.

С одной стороны, эта книга — своего рода биография российского ислама, просмотренной через судьбы некоторых его ключевых фигур. Это муфтии Мухаметжан Хусейнов, Габдессалям Габдрахимов, Габдельвахит Сулейманов, Салимгарей Тевкелев, Мухамедьяр Султанов, Мухаммад Сафа Баязитов, Галимджан Баруди, Ризаэтдин Фахретдинов, Габдрахман Расулев, Шакирьян Хиялетдинов, Габдельбарый Исаев и Талгат Таджуддин. С другой стороны, среди героев книги — ученые, литераторы и поэты, судьбы которых тесно связаны с историей Духовного собрания и российского мусульманства — Мухаметсалим Уметбаев, Исмаил Гаспринский, Ахмед-Заки Валиди, а также государственные деятели различного масштаба — петербургские вельможи и министры, уфимские наместники и губернаторы, деятели революции и гражданской войны, советские комиссары, дипломаты и влиятельные чиновники.

Мы исходим из того, что история российского мусульманства только пишется. К истине еще нужно идти, продираясь сквозь колючий кустарник обмана, невольной лжи и газетных мифов, которыми окружен российский ислам.

В работе над книгой автор опирался на работы востоковедов дореволюционной поры, а также работы современных историков, прежде всего, глубокие и аргументированные исследования исламоведов Д.Д. Азаматова и А.Б. Юнусовой (работы этих ученых по истории Духовного собрания для нас являются опорными), а также монографии и статьи Е. Резван, Р. Силантьева, А.Ю. Хабутдинова, М.Н. Фархшатова, Л.А. Ямаевой, С.М. Исхакова, И.К. Загидуллина и других, труды которых перечислены в конце книги. В то же время хотим подчеркнуть — эта книга не является научным исследованием, повествовательный стиль изложения соответствует жанру художественной документалистики, ориентирован на широкую аудиторию. В работе над изданием использованы документы и фотоматериалы, предоставленные Центральным духовным управлением мусульман России, Национальным музеем Республики Башкортостан и Центральным государственным историческим архивом Республики Башкортостан, а также материалы, опубликованные в журналах и газетах «Отечественные архивы», «Эхо веков», «Булгар», «Маглюмат», «Бельские просторы», «Ватандаш» и других.

Мусульманское Духовное собрание. Некоторые из глав читайте в сокращенном интернет-варианте.

СОДЕРЖАНИЕ
Часть первая
МЕЖДУ МОЛИТВОЙ И МОЛЧАНИЕМ
Глава I ПОСОЛЬСТВО В СТРАНУ ТЮРКОВ, БУЛГАР И РУССОВ
Глава II РЕКА ВРЕМЕНИ: ВНИЗ ПО ТЕЧЕНИЮ
Глава III ДВЕНАДЦАТИКРЫЛАЯ ЮРТА
Часть вторая
НА БЕРЕГУ ИСЛАМСКОЙ ОЙКУМЕНЫ
Глава IV ВЫСОКОЕ НЕБО НАД СТЕПЬЮ
Глава V АБИ ПАТША — ЦАРИЦА-БАБУШКА
Глава VI «ЛЮДИ, В ВЕРНОСТИ НАДЕЖНЫЕ…»
Глава VII ПОСЛЕ БОЛЬШОЙ СМУТЫ
Глава VIII ДВА МИРА В СЕБЕ ОДНОМ
Глава IX ЗАМЕТЫ СЕРДЦА
Глава X У ЗЕМНЫХ ПЕРЕПРАВ, ПРЕД НЕБЕСНОЙ ДОРОГОЙ
Глава XI НА ЗОВ НЕВЕДОМОЙ ОТЧИЗНЫ
Часть третья
НЕ ЗНАЯ УДЕРЖУ НИ В РАБСТВЕ, НИ В СВОБОДЕ
Глава XII КОГДА УБИВАЛИ ВЕЛИКОЕ ГОСУДАРСТВО
Глава XIII ДИНИЯ НАЗАРАТ, ИЛИ ПОСТРОЙКА НОВОГО КОВЧЕГА
Глава XIV СМИРЕННЫЙ БУНТАРЬ
Глава XV «ЛАЗУРЬ НЕБЕС БАГРЯНЫЙ ШЕЛК СМЕНИЛ…»
Глава XVI СВОЁ ЧУЖОЕ ВРЕМЯ
Глава XVII ПРАВДА ПОПОЛАМ НЕ ДЕЛИТСЯ

 

Читайте отрывки из книги в подборке Два мира в себе одном

Мусульманское Духовное собрание

printfriendly-pdf-email-button-notext МУСУЛЬМАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ Блог писателя Сергея Синенко Ислам История и краеведение
АвтопубликаторБлог писателя Сергея СиненкоИсламИстория и краеведениедуховное собрание,ислам,ислам в России,мусульмане,муфтий,ЦДУМСергей Синенко  МУСУЛЬМАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ Художественно-документальное повествование Уфа – 2008 SBN-978-5-8258-0247-3  УДК 29 ББК 86.38 С 38  Формат 60х84 1/8. Бумага мелованная матовая. Гарнитура Лазурского. Печать офсетная. Печ. л. 34. Заказ № Г616. Тираж 3000 экз. Отпечатано в типографии ГУП «Государственное республиканское издательство «Башкортостан». 450079, г. Уфа, ул. 50-летия Октября, 13.          Вступительное слово Человек,...cropped-skrin-1-jpg МУСУЛЬМАНСКОЕ ДУХОВНОЕ СОБРАНИЕ Блог писателя Сергея Синенко Ислам История и краеведение